Интерьер в кино. Дюна Д. Вильнёва.

Зиккураты, бразильский брутализм Мендеса да Роши, свет от МакКолла, органическая архитектура Райта, архитектура Портмана или как работает (Художник-постановщик) Патрис Верметт

Пол Атрейдес перед рельефом, который дает первое представление о песчаных червях Арракиса. Ферски выполенеы местными ремесленниками в Будапеште

История вопроса.

Человечество погрузилось в неофеодальный общественный строй, управляемый галактическим императором. Арракис источник — спайса, дом фрименов, находящихся под властью Дома Харконненов, место песчаных бурь со скоростью 700 миль в час и песчаных червей — левиафанов, которые текут по пустыне подобно беспредельным рекам.

Каладан планета Атрейдесов.

Дизайн Каладана с его разрушенными, осенними окрестностями, созданными по образцу прибрежной Канады, наводит на мысль о цивилизации, тихо сползающей к устареванию.

Интерьер трапезной. Интерьеры двореца напоминают средневековую крепость, встроенную в склон горы.
Решетчатое окно в стиле Фрэнка Ллойда Райта освещает Пола во время тренировки
Интерьер зала власти. На родной планете Атрейдесов Каладан.

Проекты дворцов, объединяет использование бетона, что отвечают окружающей среде планет, на которых они расположены. Вдохновение пришло из архитектуры зиккуратов, из бункеров, архитектуры бразильского брутализма.

Дом - бункер архитектора Паулу мендеса да Роши 1964

Все три пещерных, суровых дворцовых интерьера фильма — замок Атрейдесов на Каладане, пустынная крепость в сердце Арракина на Арракисе и Гьеди Прайм, логово антагонистов Дома Харконненов — были построены в Origo Studios в Будапеште.

Зал власти на Каладане.

Арракис планета фрименов и конфликта

Крепость Арракин, представляет собой вершину архитектурных амбиций человечества. Здесь ярко проявились исследования П. Верметта (канадский художник-постановщик) в области зиккуратов: ступенчатые склоны центральной крепости, самой большой из когда-либо построенных человечеством, предназначены для того, чтобы пропускать мощные ветры. Она резко контрастирует с извилистой и постоянно меняющейся пустыней за ее пределами, являясь наглядным памятником силе колонизаторов планеты. Даже пустыня была настоящей: сцены выжженного Арракиса за толстыми стенами города снимались в Абу-Даби, а скальные образования — в Иордании.

Интерьер крепости на Арракине, которая считается самым большим зданием, когда-либо построенным человечеством. Толстые стены и рассеивающие свет колодцы создают на поверхности Арракиса пригодное для жизни пространство, даже если в самое жаркое время суток проемы приходится закрывать.

«Вам нужно построить что-то очень толстое, чтобы внутри было прохладно, и чтобы никогда не было прямого солнечного света, потому что солнце может убить вас», — говорит Верметт, наблюдая за тем, как строят в Арракисе. «Поэтому мы создали эту систему световых колодцев, чтобы распределить свет внутри дворца. Это и создает тени и более или менее освещенные участки. Но прямого солнечного света очень мало».

Масштаб используется на протяжении всего фильма как важный механизм повествования — сначала для демонстрации способности Великих домов манипулировать окружающей средой в экстравагантных целях, а после того, как зрители привыкли к вселенной, чтобы показать, насколько хрупки достижения человечества перед лицом колоссальных песчаных червей. Масштаб используется и другими эффективными способами, особенно для того, чтобы показать мотивы таких персонажей, как барон Харконнен, злодейский организатор заговора против Дома Атрейдесов. Во время ранней встречи барона с представителем теневой силы, стоящей за троном, сестринства Бене Гессерит, он появляется в своем бетонном тронном зале, окруженном конусом света, напоминающим инсталляцию Энтони МакКолла.

Каждый дюйм комнаты опоясан каменными ребрами, а в конце сцены барон активирует свое антигравитационное средство передвижения и поднимается к потолку — эффективная метафора нависшей угрозы, которую представляет его дом.

Барон Харконнен в своем тронном зале
Подвижная световая инсталляция Энтони МакКолла. В течении 5 минут зритель присутствует в белом люминисцентном потоке, теряя ощущения пространства и масштаба.
Барон Харконнен, поднимается к потолку после совещания в своем тронном зале. Зал был вдохновлен каскадными террасами Джона Портмана в отеле Hyatt Regency в Сан-Франциско.

"Эта камера должна была быть похожа на церковь", - объяснил Верметт. "Все ребра внутри этой камеры были вдохновлены архитектурой Джона Портмана.

Интерьер отеля Atlanta Marriott Marquis. Архитектор Джон Портман. Сейчас там снимают сериал Локи

Архитектура Портмана пользуется популярностью в научно-фантастических постановках.

Спальня Пола на Арракисе. Витиеватые детали крепости были задуманы местными фременскими ремесленниками еще при первом заказе. Чередующаяся высота потолков, особенно приподнятый потолок в центре, где должны были собираться люди, также напоминает о проектах домов Фрэнка Ллойда Райта.
Дизайн-проект дома Hollyhock House Ф. Л. Райта
Панно с карпами украшает изголовье кровати Пола.

Привлекательность "Дюны" заключается в том, как она сочетает исторические ссылки в единое целое. Как отметил П. Верметт элементы средневековья в истории Герберта невозможно не заметить, отметил , но вместо того, чтобы заимствовать готические соборы и склепы, он обратился к старой японской архитектуре.

Дюна: получила кассовый успех, несмотря на разделенную стратегию выпуска. Дата выхода второй части назначена на октябрь 2023 года. Первая часть побывала в странных местах; ожидайте, что продолжение будет еще более странным.

👉 Подписывайтесь на наш канал в телеграм

@id_tips