Древнерусский и древнепольский глагол в сравнении со старославянским

В качестве преамбулы:

“...Иногда утверждают, что в народно-разговорном языке имперфект исчез еще до появления первых памятников письменности, поскольку уже в рукописях ХI в. заметны следы влияния на имперфект как наст. вр., так и аориста, причем сам имперфект в ответ «не давал им ничего». Из отсутствия источников заключать об отсутствии столь важной категории, как имперфект, неосмотрительно. Судя по ясно осознаваемым и последовательно по всем источникам до ХIV в. проведенным значениям имперфекта, всегда создававшего в тексте «второй план повествования», это была весьма активная форма выражения сначала относительно-временных, а затем и видовых различий.

По происхождению имперфект вторичен; его формы возникли в результате осложнения корневого аориста суффиксом -ѣах-. Окончания аориста и имперфекта восходят к индоевропейским активным, но в славянском они оказались затертыми позднейшими фонетическими изменениями...”

© Колесов В. В. История русского языка М., 2009

“...Эту ситуацию А. А. Зализняк объясняет следующим образом. Не позднее ХII в. (а возможно, и раньше) аорист ушел в сферу пассивного знания: в устной речи он перестал употребляться, будучи заменен перфектом, ставшим универсальным выразителем прошедшего времени. Но носители языка продолжали еще какое-то время понимать аористы и могли правильно их употреблять, когда писали летописный или официальный текст. Аналогию такой ситуации находим в современном французском языке, где есть два прошедших времени с одинаковым значением: сложное — passé composé и простое — passé simplé. В разговорной французской речи употребляется только passé composé, а passé simplé свободно используется в литературных и сходных с ними текстах.

Судя по показаниям берестяных грамот и новгородских летописей, в Новгороде описанная ситуация существовала, по-видимому, до ХIV века. В ХIV же веке она стала разрушаться в связи с уходом аориста из сферы пассивного знания. Этим объясняется то, что начиная с первой половины ХIV века в летописях растет число примеров безразличного употребления перфекта и аориста и других нарушений древних правил, связанных с аористом. Что касается имперфекта, то о нем данных меньше, но можно предполагать тот же тип эволюции, что у аориста, однако завершившийся быстрее ...”

© Галинская Е. А. Историческая грамматика русского языка, М., 2016


Г. А. Хабургаев

ДРЕВНЕРУССКИЙ И ДРЕВНЕПОЛЬСКИЙ ГЛАГОЛ В СРАВНЕНИИ СО СТАРОСЛАВЯНСКИМ (К реконструкции праславянской системы претеритов)//Исследования по глаголу в славянских языках. История славянского глагола. — М., 1991.