В школе мы с корешами на переменах бегаем курить за угол

В школе мы с корешами на переменах бегаем курить за угол, и некоторые учителя, которым больше всех нехуй делать, иногда устраивают на нас облавы и пишут замечания в дневник. Мои предки не в курсе, что я курю, поэтому для меня такая поимка равносильна смерти — моя срака будет разорваны в мельчайшие лохмотки, а про компьютер и прочие развлечения придется забыть до самой старости. Но кто не рискует — тот пидор, поэтому я регулярно испытываю судьбу и свое везение, выбегая на улицу мимо охранника, чтобы по быстрому скурить пару сигарет за углом.

В этот раз я отработал так же технично как и всегда: поймав первоклашку на первом этаже, я ёбнул ему леща, и отправил к охраннику, передать что его якобы вызывает директор. Тупой охранник тут же побежал на вызов, а я с пацанами резво прошмыгнул через выход и убежал за угол.

Быстро покурив, мы уже навострили лыжи в обратную сторону, как вдруг парень, стоящий на шухере испуганно пёрнул и с бешеными глазами и криками "Шухер!!!" бросился бежать. Я выглянул из-за угла. В нашу сторону двигался директор и охранник.

Побросав сигареты, пацаны бросились бежать вокруг школы, действуя по старому, отточенному обманному маневру: обежать школу и войти через главный вход, наебав всех и даже Аллаха. Побежал и я, но сделав два шага поскользнулся на лягушке (около школы был пруд), и расстянувшись на асфальте больно ушиб ногу. Схватившись за конечность, я скорчился, но взял себя в руки и прихрамывая отковылял в ближайшие кусты. И затаился там.

Охранник и директор прошли мимо меня и отправились по следам беглецов, а я тихо скулил в кустах, охуевая от боли в коленке. Тут раздался звонок, и позабыв обо всем на свете, я хромающим бегом поковылял в школу, оря от боли как недорезаный хряк.

Добежав до класса, я сделал максимум невозмутимый вид, вошел и сел на свое место. Урок начался. Колено по прежнему ныло, и я закинул ногу на ногу — так стало чуть полегче. И вдруг мой нос обжег запах удушливой вони.

С ужасом я понял, что подошва моего правого ботинка перемазана в говне. Очевидно, я вступил в него в кустах, и теперь на подошве расположилась крупная вонючая лепеха. Пока я судорожно пытался придумать план, одноклассники тоже учуяли запах и подняли волну возмущения, крутя головами. Поставив ногу, я сильно надавил ей на пол, чтобы уменьшить контакт говна с воздухом. Это слегка помогло, но запах все равно пробивался и раздражал окружающих.

Выхода не было-передвинувшись на дальнюю сторону парты, я начал трясти ногой, пытаясь стряхнуть лепешку на пол. Говно прилипло конкретно, и мне пришлось трясти сильнее. Вонь усиливалась. Одноклассники начали орать. Обливаясь потом, я тряс быстрее и быстрее, моля бога о спасении.

Вместо спасения, бог послал мне директора, охранника, и того самого первоклашку, которые внезапно вошли в класс. Судя по всему, директор решила провести расследование и найти виновных. От испуга я тряхнул ногой со всей силы, и случилось ужасное.

Говняная лепешка, оторвавшись от подошвы просвистела по воздуху и на огромной скорости плюхнула в лицо директору. Кажется, даже брызги полетели. Закричав от ужаса и омерзения, директор схватился за лицо, а весь класс попадал под столы от хохота.

— Ах ты сволочь!!! — заорал охранник и бросился ко мне. Я вскочил с парты и пустился наутек в сторону окна. План был прост-выпрыгнуть в окно и убежать подальше отсюда, пропасть, исчезнуть навсегда. Но и ему не суждено было сбыться. Споткнувшись о чей то портфель, я пизданулся рожей на подоконник, размозжив стоящий на нем кактус. Моему воплю боли вторил вопль преподавателя - это был ее любимый кактус. Я частично ослеп, но судя по звукам теперь ко мне бежало уже двое человек, с целью покарать меня по полной программе. Из последних сил я влез на подоконник и на ощупь вывалился в открытое окно. Уже в полете я вспомнил, что кабинет находится на третьем этаже. С хрустом врезавшись в пыльный асфальт, я по инерции прополз еще пару метров и отключился.

Очухался в больничке. Половина костей была переломана,

рожа была перебинтована после встречи с кактусом, и в целом я напоминал пилота сбитого самолета. Реабилитация заняла несколько месяцев. Стоит ли говорить, что из школы меня выгнали в тот же день? Дома я получал пиздюлей по полной программе, за курение, за говно на роже директора, за кактус, да и вообще за все что только можно. Мне до сих пор страшно вспоминать об этом дне.

Зато курить я бросил. Навсегда.