March 13, 2020

Постмодернист Алеша

Постмодернист Алеша, приходя домой со школы раздевался, мыл руки, перекидывался приветствием с его домохозяйкой-мамой и садился за компьютер. Алеша был клавиатурным маэстро, каждое его заявление в комментариях являлось эндшпилем для своего цифрового оппонента, он приходился львиной долей всего правосудия, рассудительности.

Как самая справедливая юстиция он грамотно указывал на ошибки авторов, а его оригинальные деконструкции постов поражали, люди считались с его мнением, Алешу можно назвать героем нашего времени, но к сожалению у всех есть слабые места.

Все шло по уже отточенному сюжету, Леша так же собирался вершить правосудие и заниматься цензурой независимого творчества, но именно сегодня все пошло не по плану. Алексей не был готов к дальнейшим событиям.

В 16:28 Леша сел за компьютер, стал вводить свой логин и пароль от страницы в сладком предвкушении. Его мысли будоражили его ум, его пальцы уже были в полной готовности максимально четко отражать его мысли, но тут раздался звук открывающийся входной двери. Батя пришел раньше времени. Отец Алексея зашел к нему в комнату и заявил: «Опять в дебильнике жопу просиживаешь? Нет что бы с пацанами в футбол на улице поиграть». Далее отец попросил Лешу убрать говно за котом и вынести мусор. Удаляясь из комнаты он не закрыл за собой дверь. Леша был раздавлен, но ничего не оставалось, кроме как выполнять отцовские прихоти. Уже выйдя на улицу, Алексей заметил свою одноклассницу из соседнего дома, у него к ней были теплые чувства, но он понимал, что ему ничего не светит.

Поэтическое настроение спало, творить уже не хотелось и Леша решил что ему нужна муза, нужен смысл. Он в очередной раз пересмотрел «Бойцовский Клуб», но ничего не изменилось. У Леши началась апатия, он стал сдавать позиции со своей доктриной в комментариях, но в один день он нашел ту самую пилюлю вдохновения.

Когда родителей не было дома, Леша начал жрать кошачье говно. Он начал чувствовать силу, начал снова чувствовать свое превосходство. Пальцы Леши стали похожи на штихели и он творил как скульптор с уже новой силой.