Бабка смотрела телевизор на большой громкости

Бабка смотрела телевизор на большой громкости. И не от того что глухая. Нет, эта старая манда, через две закрытые двери слышит как я прикуриваю и сразу набигает требуя чтобы я пиздовал в подъезд. Она просто хотела чтобы дерьмо льющееся с экрана, затекало в мой мозг тоже.

К тому же, ей нужно было чтобы телек заглушал радио на кухне, которое слушала мамка, параллельно что - то стряпая. Мамка всегда слушает радио на кухне. Причем не абы какое, а Эхо Москвы.

У бабки от этого радио бомбит, а мамка слушает его как фон - ну пиздят там, на заднем плане, а что пиздят - до пизды.

Итак, телек орет, радио орет, к тому же, иногда у бабки от просмотра придуманных зверств киевской хунты и правого сектора бомбит, и она орет мамке:

-Юююль! Иди сюда, глянь, чего в Украине делается! Быстрей, не успеешь! Ай, всё пропустила, я тебя позову, если повторять будут.

После того как мамка в очередной раз отвлекается от готовки и заебывается ходить туда сюда у нее от этого случается батрудинов, от чего на крики бабки, она начинает орать в ответ:

-Чего? Украина? Опять бомбят? У меня лук подгорает, да не могу я мам! В интернете посмотрю, не отвлекай!

У не подгорает лук, а у меня пердак. Потому что такая хуйня каждый день. И ладно если я допустим, за пекой сижу, а ведь иногда я сплю днем. Точнее пытаюсь спать, ибо под крики этих блядей хуй поспишь.

За едой обычно такая же хуйня:

-Нет, что ж такое, на молочку опять цены подняли, всё санкции эти! - бубнит бабка сквозь вставные зубы.

-Ну да, ничего не купила, а две тысячи улетели не пойми куда, - вторит ей мамка, попивая чай.

-Ну ничего, и не такое переживали, лишь бы войны не было, - заявляет бабка размачивая печенюшку в чае, - вон, В Украине...

И пошла пизда по кочкам. В Украине то, в Украине сё. Хорошо хоть Крым нашим стал, вернулся, иначе как в Донецке было бы, фашисты бы их там убили, выебали и съели бы, если б не успели к рассеюшке обратно присоединится.И сидят пиздят про эту ёбаную Украину. Как всё это блядь надоело.

-А ты чего смурной то такой, Антон? Че не ешь? Исхудал весь, вылитый кощей. Ешь, ешь, давай. У нас то еда есть, а вот в Украине...

Моя жопа воспламеняется, но я не показываю этого:

-Чего на Украине? - спрашиваю я

-Фашисты там. У мирных людей гуманитарную помощь отнимают, детки из за этого мрут, - говорит бабка.

-Это кто ж тебе такую ху... Нет, я поел, спасибо, - отправляюсь в сычевальню, штопать пердак.

За пекой не сидится, стул плавится. Решаю погулять. Отлично. Хожу, брожу, солнечно, сабатон в наушниках. Смотрю - аптека. Делать нечего, дай зайду?

Зашел, разглядываю витрины. Вдруг мне приходит в голову мысль, безотлагательно подхожу к кассе. Людей нет, я единственный покупатель.

Тянка на кассе всем своим видом спрашивает, мол, чего изволите, барин?

-Фенолфталеин есть? Ну, пурген.

-К сожалению, - зачем то оглядывается она по сторонам, - такого не держим.

-А что есть? - спрашиваю.

-Есть... Вот, гуталакс есть. Хорошее средство, эффективное и безвредное.

-Отлично. Десять пачек, пожалуйста, - говорю я, доставая деньги

-Сколько?! - кассирша делает круглые глаза и открывает рот с пухлыми губами

-Нет, десять много. Давайте пять. Че то я...Кхм... Это, пять короче, - рассчитываюсь и иду домой.

Дома снова начинается переливание из пустого порожнего, обсуждение новостей, дифирамбы питуну, проклятия в адрес "фашистов" и прочая хуета.

Что ж, сами напросились.

С утра, пока мамка дрыхнет, а бабка пытается заставить свои старческие кишки просраться, я подогреваю чайник и лью туда слабительное. Теперь то тебе будет легче, бабуля.

Встает мамка, идет мыться. Бабка скрежеща тапками по полу идет на кухню, завтракать.

Я наливаю ей чай. Заходит мамка. Я ей наливаю тоже. Сам не пью. Завожу разговор про то, что вот вы вчера и до этого, целый блядь год уже обсуждаете Украину, а в этой стране вообще то всё не так уж и заебись, на что получаю ответ – мол В Украине всё гораздо хуевей, и у нас войны нет, и Крым сакральный вернулся, а значит всё заебись. Отвечаю, что вообще то, это же блядь дохуя братский народ и нехуй злорадствовать и прикрываться Украиной, когда сами в говне по самую шею сидите, вот- вот в рот вам польется. Может не стоит этого делать? Бог же накажет. Мне говорят, что я еще мал с взрослыми спорить и вообще, иди на хуй отсюда, пятая колонна, не богохульствуй. Ну, пятая так пятая. Главное чай пейте. Куда им кстати только чай этот влезает?

Вскоре, мамка подрывается в сортир. Даже в кухне слышны протяжные, потрескивающие пердежи. Бабка идет смотреть телек. Однако не успевает включить, как ей тоже нужен клозет.

Она быстро – быстро шаркая по полу, идет туда и начинает стучать. Мамка говорит, что почти всё, щас откроет. Шорох бумаги слышен из – за двери, бабка начинает подергивать ногами, на которые надеты коричневые обрезки колготок. Звук льющейся из бачка воды, мамка выходит и идет мыть руки.

Заходит бабка. Ее кишкам уже восемьдесят с лишним лет, у нее проблемы с пищеварением. Бабка охает и поминает господа. Нечто твердое ударяется об унитаз и идет серия пердежей. Теперь бабка охает с облегчением.

Дальше - больше, мамке снова надо. А бабка то на белом камне сидит и кайфует. Унитаз к сожалению не двухместный, а горшка дома нет. Это просто какой – то цирк.

Это было почти две недели назад. На сегодняшний день, у этих двух ватных баб, вроде как ума чуток прибыло. Или просто выработался условный рефлекс - исторгаешь понос про то, как тут всё заебись и как всё хуёво и хохлов – дрищешь поносом целый день. Считай, что боженька наказал за длинный и поганый язык ёптэ.

Иногда боженька в моем лице их миловал, конечно, устраивал им день отдыха от анальных мук, но это если не пиздели слишком много ненужного.

Есть еще и положительный момент – мамка всё хотела похудеть раньше. Ёбу далась со своими диетами. Меня даже заставляла за компанию с ней вместе после шести не жрать и прочее такое. Так вот, была она восемьдесят с чем то кг, а стала что то около шестидесяти. Прогресс налицо!

Кстати, они и на меня думали. Точнее до сих пор думают. Но ничего не говорят, грешат на воду. Типа фильтр испортился, теперь хлорку пьем и дрищем. Или на овощи - типа хуёво моем, хлорка остается вот мы и дрищем. Бля, он сами овощи. Пиздец.

Но мне они ничего не предъявляют видимо потому, что бабка теперь может нормально срать, а мамка таки похудела. А мне на самом всё равно, думают они на меня или нет, главное чтоб своим ором и пиздежом про Украину меня не доёбывали и я мог спокойно капчевать или спать.