Денег нет. Категорически. Фундаментально. Метафизически.

Денег нет. Категорически. Фундаментально. Метафизически. Я бы мог написать поэму о том, насколько глубоко их нет, но мне не хватит даже на бумагу и ручку. Шесть тысяч рублей стипендии, из которых одна уходит на оплату общаги. Остается пять на месяц. Живу так всю осень. Сто шестьдесят шесть рублей и шестьдесят шесть копеек каждый день. В октябре было хуже, 31й день отъел по кусочку от остальных и остался всего 161 рубль. На самом деле жить и не умереть на такие деньги вполне возможно, даже останется что-то. Килограмм картошки стоит 15 рублей, пачка риса по акции— 40 рублей. Курица полторы сотни, ее хватит на два дня. Упаковка из десяти сосисок по акции стоит те же полторы сотни и ее хватит на те же два дня. Хлеб, очищенные семечки, арахис, дешевая и калорийная еда. Можно укладываться и в три тысячи в месяц, но надо быть совсем аскетом. Я гуляю по-крупному и спускаю почти все деньги сегодняшнего бюджета на комплексный обед в шикарном ресторане. Теперь никакой еды до следующего восхода солнца. В холодильнике ждет суп из курицы и половина буханки нерезанного хлеба за двенадцать рублей.
Раз уж я решил предаться чувственным удовольствиям, то окунусь в них с головой. Беру в руки мокрый и горячий после мойки поднос. Ложка, вилка, нож. Передо мной очередь, я зажмуриваю глаза и вдыхаю нежный фимиам, устилающий воздух этого гедонистического храма. Первая скрипка грибного супа совсем рядом. На задних рядах вплетают свои аккорды в ароматтичкскую симфонию котлеты, курица, плов. Хлеб, хлеб, суп, свекольный салат, булочка, макароны по-флотски и компот. Я очень рад макаронам, они должны быть вкусными. Слух ласкает хруст, чавкание, болтовня и включенный на полную телевизор с муз-тв.
Места нет, придется сидеть с кем-либо. Вижу девочку, сидящую одну, мне нравится ее внешность, подхожу и спрашиваю, не занято ли.
Несколько раз бросаю на нее взгляд, чтобы разглядеть получше. У нее светлые волосы, очки в металлической оправе. Лицо не модельной внешности, но и не отталкивающее, мне это нравится. Салат из капусты, пюре с кусочками курицы, какой-то фрукт— очень похоже на профилаковский обед. Она поджимает губы, когда осторожно откусывает от булочки. Рукава желтой кофты с физтеховской подписью засучены до локтя, рука худая, даже изящная, кожа бледная и тонкая. Представляю, как такая кожа обтягивает все изгибы ее тела, без эротизации, мне хотелось бы насладиться эстетически видом туго обтянутых волн ее ребер. Тонкими ногами с невидимыми светлыми волосками. Ключицами и ямочками. Пупок, может быть как у нормальных людей, может быть уродливый, даже его уродливость была бы прекрасна. Когда спускаешь все деньги на ресторан, он становится самым шикарным, и девушка тоже. Кажется, я засмотрелся на нее, она почувствовала и наши взгляды встретились. Веки опускаются, а когда поднимаются, я уже сижу прямо перед ней, а не наискосок. Играет рояль, живая музыка. На мне идеально подогнанный вечерний костюм, который был сшит на заказ, лакированные туфли. В нагрудном кармане гвоздика, не знаю зачем, но кажется, это красиво. Я вкусно пахну, потому что использую парфюм. На ней желтое платье, воздушное, она действительно изящна. Полностью видны руки, плечи, ключицы. Волосы собраны на макушке во что-то большое, но аккуратное, тонкая прядь выбилась и свисает вдоль виска, завиваясь у кончика. Те же очки, ярко-красные губы выгибаются в легкую улыбку. Я что-то рассказываю и она начинает беззвучно смеяться. На столе устрицы, мидии, вино.

Чувствую, что все мои губы в жире. Прикладываю склфетку и на ней остается большое жирное пятно. Смоченная салфетка превращается в полупрозрачную. Я уже все доел, а Лиза, пусть она будет Лизой, ей бы подошло это имя, еще даже не притронулась ко второму. Встаю и ухожу не поднимая глаз. Было по-настоящему изысканно.