Пока я спускал на живот незнакомке, эффект от пары дорог, вынюханных задолго до коитуса, всё ещё кружил в голове.

Пока я спускал на живот незнакомке, эффект от пары дорог, вынюханных задолго до коитуса, всё ещё кружил в голове. Сводило челюсть.
Я упал на кровать, окрылённый двойной эйфорией, в ожидании предлога поскорее свалить домой. Девушка оказалось ебанутее, чем предполагалось. Начало отпускать. Параноидальные мысли лезли в голову. Нужно съёбывать.

Вытирая капли спермы, девушка принялась рисовать. Я лежал, курил, думал о смерти.

- Дима, а ты веришь в любовь? - спросила незнакомка.
- Да, разумеется.
«Разумеется нет, пизда ты тупорылая», - хотел сказать я.
- А что такое любовь? - девушка всё не унималась.
- Нуу, это когда ты понимаешь человека с полуслова, хочешь заботиться о нем... Блин, как можно дать четкую формулировку чувствам? Любовь - это что-то внутри, что лезет наружу.
- А мне кажется, когда ты любишь, тебе приятно... Приятно осознавать, что ты чей-то, ты чья-то деталь. Можно даже провести параллель с собственностью. Ты чья-то собственность и тебе не обидно, а даже приятно, что ты именно вот его собственность, ты его деталь...

М-да, откуда только у такой припизднутой деньги на чистый мефедрон. Ладно, надо валить.

- Слушай, сейчас уже 9 утра, а у меня дел куча на сегодня, я пойду. На неделе пересечемся, если ты не против, хорошо?
- Хорошо, а хочешь добить то, что осталось в зиплоке? Там буквально нам по трэку.
- Зайка, это отличная идея.
Идея действительно была прекрасной, как раз должно хватить до дома.

Она взяла томик Кафки и высыпала остатки. Банковской картой она ловко превратила кристаллы мефа в порошок, после чего принялась чертить дороги. В заднем кармане джинс нашёл сторублёвую купюру и начал ее скручивать. Я был первый. Приятный холодок прошёл по спине, стало покалывать конечности, в носу щипало. Девушка счистила крошки пальцем и втёрла в десны.

Эйфория... Но как же хочется ссать.

После пятиминутных обжиманий я всё же смог дойти до сортира. Туалет был в чьих-то брызгах, ничего страшного. Когда я вижу обоссаный стульчак - ссу на него тоже. Я не кретин, я чту традиции.
Вернувшись в комнату, я обнаружил эту пизду в отключке, обосранную и обоссаную. Блять, как же тут воняет.
И что теперь делать?
Может притвориться, что ничего не было, и уйти? Или помочь?
Но как же в комнате воняло калом. Ладно, надо проверить жива ли она вообще.

- ХА-ХА-ХА. Поверил? Ты поверил, что я сдохла?
Твою мать, эта идиотка обосралась ради прикола? Я, конечно, понимал, что она неадекватная, но не настолько же...
- Ха-ха. Да, я сейчас сам чуть в штаны не наложил. Смешная ты девка.
Надо валить, и как можно скорее. Хорошо хоть на мою одежду не попало.
- Ты испугался, да? Блин, я опять всё испортила, у меня постоянно так.
Девушка начала истерить и вырывать волосы на своей голове, бормоча себе что-то под нос. Начинаю напрягаться ещё больше.
- Зайка, ты чего? Всё хорошо, это отличная шутка.
Не умею я успокаивать людей, тем более таких.
- Нет, я вижу по твоим глазам, ты лжёшь! Я нормальная, правда. Я сейчас всё вытру, прости меня, пожалуйста. Я не хотела, я... я...
Она начала заикаться и плакать.
- Я всё уберу, я больше не буду.

Девушка принялась убирать говно своими руками, выкидывая его в окно, и продолжала бормотать себе под нос. Я стоял в полной растерянности, не понимая, что делать дальше. Думал, понюхаю и потрахаюсь, идеально же складывалось. Вот зачем надо было всё портить?

Она догадалась сходить за тряпкой. Пока эта пизда вытирала свои испражнения, я незаметно начал исчезать из комнаты. Меня поймали в коридоре.

- Димочка, ты мне позвони завтра, мы с тобой нормально поговорим о произошедшем.
Ее интонация была максимально спокойна, это пугало ещё сильнее.
- Зайка, обязательно позвоню тебе, отдыхай.
Я поворачиваюсь на 180 градусов прямиком нахуй из этой квартиры, а в след слышу.
- нет, не позвонишь

Дерзкий удар шваброй оглушил меня. Очнулся я уже пристегнутым к батарее, солнца видно не было. В комнате попрежнему воняло калом, сексом и мочей. Стук сердца отчётливо отдавался в районе кадыка. Хочется пить. На цыпочках в комнату входит она.. На ней были кружевные прозрачные трусики и голубой топик, ее короткие каштановые волосы были небрежно спрятаны в пучок.

- Димочка, помнишь мы разговаривали о любви?
Моё истощенное тело не могло издать и звука. Возможно отхода, возможно страх и паника.
- Я просто хочу любить и быть любимой, понимаешь меня? Мы превратимся в один механизм, в машину любви! Для этого мне понадобятся твои руки и язык. Мы поменяемся ими, что-бы чувствовать одно и тоже, и говорить на одном языке. Но это завтра, а сейчас спать. Истощена я, да и кости ломит. Спи мой сладкий.

Вот это ее перекрыло, сколько же она вынюхала до меня, проблядь несчастная. В одном с ней согласен, надо поспать.
Нашли меня на следующий день. Бабка, чью комнату снимала эта пизда нагрянет с внеплановой проверкой в 7 утра, я спал в этот момент.

Вызвали мусоров, меня как потерпевшего отпустили, а девчонка укатила далеко и на долго. Хранение, похищение, возможно ещё что-нибудь на неё повесят. Позже выяснится, что мне ещё год придётся лечиться от хламидиоза, которым меня наградила моя зая.