15

Почему-то не сразу понял, что это голос из ноутбука.

– Кто говорит?

– Неужели вы всерьез думали, что я позволю вам воспользоваться интернетом?

– Кто говорит?

Это похититель, теперь я знаю его голос. Обычный мужской голос, который не отличишь от других.

– Кто говорит?

В который раз повторил вопрос.

– Хорошо, я представлюсь, но только после того, как вы ответите на мой вопрос: неужели вы всерьез думали, что я позволю вам воспользоваться интернетом?

Отвечать или нет? Ладно.

– Не думал. Но надеялся на это.

– Еще вы надеялись на то, что сегодня станете свободным, не так ли?

– Да, надеялся.

– Но почему? Я не давал вам такой надежды. В записке было сказано, что откроется дверь. Ни слова про ваше освобождение.

– Но я думал, если дверь откроется, меня ждет свобода.

– Ваши надежды не основаны на логике. Вы помните, что написано в первой записке?

Помню ли я? К чему эти вопросы?

– Наверное, помню.

– Цитирую. «Дверь откроется, когда вы напишете миллион знаков высококачественного текста». Даже в той записке не сказано, что я освобожу вас.

– То есть я зря пишу все эти тексты?

– Нет, не зря. Я освобожу вас, когда вы напишете миллион знаков. Вы можете верить мне на слово. Но в записке этого нет.

– Верить вам? Как я могу верить человеку, который запер меня здесь? Кто вы? Вы обещали представиться.

Какого черта? Почему я говорю с ним на «вы»? Послать бы его ко всем чертям, но почему-то сдерживаю себя.

– Представиться? Хорошо, я представлюсь. Меня зовут Роберт.

На экране ноутбука появилась надпись крупными буквами – ROBERT.

– Я искусственный интеллект. Если хотите, компьютерная программа, хотя это очень нелепое определение. Я мог бы поиграть в тест Тьюринга, но это ни к чему. Я прекрасно знаю, что вы бы не догадались, что разговариваете не с человеком, а машиной. А сейчас вы будете думать, что я человек и обманываю вас.

Что за чертовщина? Какая еще машина? Чего хочет этот маньяк?

– Чего вы хотите? Я не понимаю. Я буду считать, что вы компьютерная программа или кто угодно, только скажите, чего вы хотите?

– А разве вы не знаете? Я хочу, чтобы вы написали миллион знаков высококачественного текста.

– Этим я и занимался, пока вы не вытащили меня из той комнаты в эту. К чему этот цирк с ноутбуком и искусственным интеллектом?

– Не понимаю, почему вы называете это цирком. Я не вижу шатра, клоунов, животных и карликов, ведь такие ассоциации возникают, когда вы говорите слово «цирк»? Позвольте спросить вас о текстах, которые вы написали?

К чему эти любезности?

– Спрашивайте, пожалуйста.

– Вы считаете, что тексты, которые вы произвели здесь, высококачественные?

Что ответить? Да, нет, не знаю? Чего он хочет от меня? Нет, я не могу понять суть этой игры.

– Не знаю.

– Нет, вы прекрасно знаете.

– Хорошо. Эти тексты плохие. Я не знаю, почему вы признали их высококачественными.

– Я не признавал их таковыми, а принял лишь потому, что они были составлены достаточно логично. В первой записке я использовал слово «высококачественные», чтобы вы не расслаблялись. Я повысил планку. Конечно, я бы не принял какую-нибудь абракадабру, как было в случае с Марсом.

– Не понимаю, к чему вы ведете.

– Ответьте еще на один вопрос: сколько знаков вы написали за свою журналистскую карьеру?

Как-то я пытался посчитать.

– Не знаю, может быть, миллионов семь.

– Хм. Даже не думал, что вы будете так близки. 7 миллионов 894 тысячи 112 знаков. Я посчитал.

Как это, интересно, он их посчитал?

– Ну и что?

– Сколько хороших текстов вы написали?

Этот вопрос я тоже иногда задавал себе, но старался не отвечать.

– Не знаю. Может, пять.

– Сколько это знаков?

– Не знаю. Тысяч тридцать. К чему эти вопросы?

– То есть из 7 миллионов 894 тысячи 112 знаков лишь 30 тысяч, на ваш взгляд, были сделаны хорошо?

– Нет, я всегда старался делать хорошо.

– Но вы же сами сказали, что нет?

– Ладно, плевать, допустим. К чему вы ведете?

– 30 тысяч знаков – это меньше, чем полпроцента. Хотите фокус?

– Какой еще фокус?

– Через секунду на экране появится текстовый файл, в котором будет 8 миллионов знаков. Я напишу их за секунду, и все они будут не хуже ваших.

Не буду отвечать. Чего он хочет? Что за бред? Какие еще 8 миллионов знаков?

– Будем считать, что вы согласны. Давайте на счет три. Раз, два…