Работница гитарной мастерской

— Расскажи, чем ты занимаешься в мастерской, что входит в твои обязанности?
— Чаще всего занимаюсь изготовлением корпусов, от калибровки заготовок до готового корпуса. Но потихоньку стараюсь освоить весь процесс изготовления гитары.

— Когда ты влюбились в гитару настолько, что решила заниматься их изготовлением?
— В мастерскую я попала мистическим образом. Искала работу в столярной мастерской и неожиданно для себя стала учеником гитарного мастера. С деревом хотела работать с детства, но про производство музыкальных инструментов даже не мечтала.Пятый год этим занимаюсь и всё больше погружаюсь. Наверное нужно сразу уточнить, что наша мастерская занимается изготовлением только классических и акустических гитар. Электро инструментами мы не занимаемся.

— Опиши пожалуйста весь процесс производства.
— Процесс начинается с отбора материала, и в сфере музыкального производства критериев отбора больше, чем у других изделий из древесины. Коротко говоря дерево должно быть певучим и это его свойство проверяется снова и снова на каждом этапе производства. Затем раскрой материала, подготовка заготовок будущих обечаек (боков акустической гитары), дек, грифа.

Далее заготовки различным образом обрабатывают для придания им нужных форм. Деки переклеиваются и калибруются в нужный размер по особой схеме, важны десятые миллиметра, ведь именно деки в первую очередь будут отзываться и "петь" в готовом инструменте. Обечайки выпариваются и загибаются в нужную форму корпуса на нагревателе. Гриф так же собирается из нужных составляющих (голова, ручка, пятка, накладка). Затем всё это усиливается для прочности, украшается и соединяется.

Последний этап — отделка. В общем-то процесс изготовления гитары отличается от других столярных изделий только степенью внимания к деталям. Важны десятые миллиметра, направления волокон (поскольку это влияет на распространение звука) и красота наводится даже внутри корпуса.

— Вы занимаетесь ремонтом уже готовых инструментов? Что самое сложное вам приходилось делать?
— Ремонтируем только инструменты нашего производства и, в качестве исключения, инструменты именитых мастеров, поскольку это возможность посмотреть что внутри и поучиться у мэтров.

Ремонт всегда сложней изготовления, особенно если он делается без разбора гитары, то есть на ощупь, засунув одну руку внутрь

Но это и очень интересно. Недавно например делали ремонт гитары Мануэля Рейса 1969 года производства стоимостью примерно 15000$. Мне было очень страшно, поскольку гитара уже не раз ремонтировалась и материал истончился в местах трещин. Но мы справились и удалось даже красоту навести. Это ещё одно отличие, кстати, от других столярных изделий: когда ремонтируют музыкальный инструмент, важно не только функционал восстановить, но и навести марафет внутри! То есть например у скрепок, которыми заклеивается трещина, снимают фасочки, а вокруг не должно остаться клея или ворса, всё подшкуривается.

— Поступают заказы от каких-то коллективов, музыкальных групп или это обычно одиночные исполнители?
— Заказы поступают от музыкальных школ и колледжей, а также от профессионалов, которые могут играть и сольно и в составе коллективов. Не редко бывает, что один музыкант заказывает у нас несколько инструментов для разных нужд. К звучанию инструментов в составе ансамбля или сольно, с подзвучкой или акустически — разные требования.

— Среди ваших клиентов были известные люди?
— Имён известных всем и каждому среди наших заказчиков пока нет. Есть среди клиентов музыканты известные, гастролирующие по всему миру, но в основном на данном этапе наши заказчики — профессионалы известные в узких кругах, как говорится, а также преподаватели гитары и студенты.

— Говорят, что у каждого инструмента есть характер и предел звучания, которые не зависят от мастерства гитариста. Что можешь сказать по этому поводу?
— Да действительно не всё зависит от мастерства гитариста, именно в этом и проявляются различия хорошего инструмента от "чего-то имеющего вид гитары". Если гитара собрана из некачественного материала или не соблюдены нужные нюансы (некоторые из которых описывала выше), то инструмент не будет отзываться. Всяческих пороков множество и мастерство лютье именно тогда мастерство, когда он знает как всех этих пороков звучания избежать. В общем-то это и есть ключевой вопрос, которым задается музыкальный мастер в процессе изготовления инструмента: как сделать гитару певучей, звучащей читаемо во всём диапазоне, отзывчивой рукам гитариста и с приятным тембром?

У опытных мастеров есть некоторые ответы, но всё-равно не всё можно предугадать, поскольку дерево дышит и не бывает двух одинаковых заготовок на свете

В конечном счёте звук, который мы слышим на выходе — это результат трёх составляющих: природы материала, мастерства лютье и мастерства гитариста.

— Как отличить хорошую гитару от дешевой поделки?
— Во-первых важен материал, никакой фанеры — только массив. Во-вторых оцените столярную работу: если вы видите щели между деталями, шпаклёвку под лаком и т.п., потёки клея внутри корпуса или следы грубой обработки на пружинах - значит гитара сделана без должного внимания и скорей всего не звучит. Но самый главный критерий — это звучание и тут множество нюансов. Опытный гитарист или человек с хорошим слухом сам сможет оценить возможности инструмента. Ну а если человек не слышит разницы, то и рассказывать ему о ней не нужно.

— Какие особенности звучания у разных пород дерева?
— Особенностей много. Каждый музыкант, когда делится с нами своими впечатлениями от инструментов из разных материалов, описывает их по-своему. Нет каких-то общепринятых терминов, каждый пользуется разными эпитетами, ассоциациями и опирается на свой вкус. В основном мы используем для корпусов Клён Явор, Махагони, Палисандр. Для дек — Ель Кавказскую, Кедр Канадский. Про Клён часто слышу, что он "звонкий", "летучий"; красное дерево "более тёплое", "звук мягче, бархатистей"; Палисандр — наиболее "глубокий". Ель — "звонче", Кедр — "тембристей". Но это очень индивидуально и даёт разный звук в сочетании. Каждый инструмент нужно слушать и выбирать тот, звук которого пришёлся по душе.

— Читал, что сейчас есть продвинутые станки, которые, если задать программу, позволяют вытачивать пружины прямо на деке. Пазы, таким образом, позволят просто вставить деки по шпону, и, возможно, без склейки звучание будет намного лучше. Что думаешь по этому поводу? Станок сможет деки сделать гораздо ровнее чем человек вручную?
— Безусловно технологии не стоят на месте и им находят применение и в гитаростроении. Но с утверждением, что суперточный станок сделает лучше человека — не соглашусь. Здесь определяющей является природа древесины. Материал неоднородный, не встречается двух одинаковых досок и никогда не знаешь какой поворот волокон встретишь впереди. Человек может это увидеть, оценить и скорректировать если возможно или отбраковать, а машина будет бездумно выполнять заданную программу.

Но это не значит, что в этой сфере нет места применению новых технических возможностей, просто важно расценить их целесообразность для конкретного производства. На большой фабрике, где на складе большое количество запасов материала из одной партии (выросшего в одном лесу) и хоть немного похожего друг на друга — применение техники на некоторых операциях уже более возможно. А если материал весь разный, гитары делаются маленькими партиями и все разного вида, то быстрей и точней сделать руками.

— В процессе создания ты или мастер уже представляете как будет звучать готовый инструмент? Каким образом можно достичь необходимых изменений?
— Мастер в целом представляет как будет звучать готовый инструмент, и если на всех этапах удалось всё сделать как хотелось, то результат будет не далёк от ожидаемого. Достигается это соблюдением необходимых нюансов: нужным направлением волокон всех составляющих, строгим соблюдением размеров деталей, точным расположением пружин на деках, чистотой внутри и снаружи, точностью подгонки и склейки, тонкостью отделки. Также очень важен материал и поэтому его постоянно слушают и проверяют его отзывчивость и тон.

— Как производится общая настройка инструмента?
— Это знают даже не все, кто считает себя мастером. А те кто знают - молчат. Могу только сказать, что для настройки нужен не только тонкий музыкальный слух и столярный опыт, но и понимание акустики и сопротивления материалов.

— Чем ваша мастерская лучше других?
— Относительно других российских производителей классик и акустик у нас уникальное положение. С одной стороны мы небольшая фабрика, поскольку выпускаем инструменты маленькими партиями и у нас линейка производства шире, чем у других производств. В то же время мы поддерживаем качество инструментов на уровне мастеровых (кастомных), за счёт малосерийности и перфекционисткого подхода. В итоге у нас выпуск и линейка, доступных к заказу инструментов — выше, чем у мастеров одиночек, цены ниже, а качество ближе к мастеровым инструментам, чем к фабричным.

— Из какого металла делаете лады?
— Нейзильбер

— Есть ли инструменты или мастера, которые на тебя повлияли?
— Пока что я всё воспринимаю через призму взглядов своих непосредственных учителей (двух мастеров, основавших наше производство). Это одно из неотъемлемых качеств ученика. Что касается именитых мастеров и известных гитарных брендов, тут я пока на стадии погружения в материал, читаю, изучаю, слушаю.

— А как у тебя с игрой на гитаре? Практикуешься на инструментах в свободное от изготовления время?
— Вообще эта профессия открывает для меня сферы развития, которых я раньше и не предполагала. Сейчас делаю гитару для себя и пойду учиться.

Профессиональным исполнителем мастеру быть вовсе не обязательно, но развивать слух и чувствовать инструмент это поможет

Немного я умею играть, но не на том уровне, для которого наши инструменты. Поэтому по готовности гитары для себя буду развиваться и в этом.

— Насколько я понимаю, тебе приходится работать в мужском коллективе. С какими специфическими сложностями связанными с такой работой ты сталкиваешься и как их преодолеваешь?
— Мне в мужском коллективе работать оказалось проще и веселей. Сложности есть, поскольку есть операции для которых нужна физическая сила и меня стараются от них оградить, тем самым ограничивая меня в процессе освоения всех этапов производства. Бывает также, что они уверены, что я с какой-то задачей не справлюсь, поскольку я девушка, но потом выясняется, что напрасно. В общем-то всё это преодолимо и мы трудимся на равных, плечом к плечу. А приятный бонус — это чувство юмора. В женском коллективе я не встречала такой простоты общения и такого обилия шуток.

— Есть ли у тебя совет для женщин, которые хотят заниматься чём-то, что традиционно считается мужской профессией? Как начать карьеру такого плана, если нет связей и (пока еще) нет репутации профессионала, и как найти ментора?
— Как начать карьеру советов давать не буду, поскольку считаю, что к любимому делу нас приводит ряд неслучайных случайностей и только так. Единственное, что посоветую: пропускать мимо ушей скептические замечания по поводу своих возможностей. Не делать из этого поводов для демонстраций, а просто игнорировать и двигаться в желаемом направлении. Не понимают здесь — пробуйте в другом месте.