Срочник Росгвардии: личная армия Путина

— Как ты попал на срочную службу?
— На срочку попадает в основном две категории людей: окончившие шарагу, либо отчисленные с вышки. Я оказался во второй категории, завалил первую сессию. Желания ее закрывать не было, да и учиться мне в институте не понравилось. Отчислился с универа и направился в военкомат. Дело было в апреле, как раз начинался весенний призыв. Пришел и говорю — "Так и так, хочу служить в армии, что мне нужно для этого сделать". Посмотрели на меня, как на дурачка. Спрашивали, не скрываюсь ли я от ментов. После некоторых препираний, дали мне соответствующие документы.

Сдал анализы. Потом был медосмотр, врачам было похуй, раздавали категорию A всем, кому не попадя. Полное игнорирование жалоб и проблем призывников

Хотя лично для меня это был плюс: я все быстро прошел, поставили категорию здоровья А (хотя у меня были проблемы со зрением). Получил повестку и месяц ждал и назначенной даты убытия в войска. Надо отдать должное военкомату. Хоть медосмотр там был просто для галочки, но организованное им мероприятие для призывников, цель которого донести до них, что там в армии будет, как себя там вести и что туда надо брать, было очень полезно. Оттуда попал на призывной пункт.

— Что происходило на призывном пункте?
— Любой начинающий защитник Родины по призыву проходит через пункт сбора и распределения в войска. Призывников распределяют по ротам, где они ожидают своих покупателей. Важный момент - срок службы начинается с присвоения первого звания, которое присваивает офицер-покупатель. Из этого вытекает проблема - пока тебя не купили, служба не начинается, хотя ты вроде бы уже находишься на казарменном положении и подчиняешься местным сержантам и офицерам. Лично я просидел неделю, кто больше, кто меньше. Мой будущий сослуживец поставил рекорд - 27 дней его никто не покупал. Человек по факту отслужил на месяц больше положенного.

Чем занимается призывник во время ожидания покупателя? Ну, во-первых, живет он, как я уже говорил, на казарме и подчиняется непосредственно сержантам-срочникам. Получается эдакая служба в lite-режиме.То есть тот же распорядок дня, что и в армии, тот же наряд по роте (неофициально), те же рабочки, только в меньших количествах. В свободное же время (а его море) призывники смотрят телик в казарме, периодически их ведут клуб, смотреть патриотические фильмы, или же в местный музей.

Элементы неуставщины (в легком варианте) проявляются сразу. Вас прокачают, заставят 100500+ прочитать обязанности солдата, матроса. Конфликтов между призывниками не было. Рукоприкладство к нам не применялось. Из забавных моментов – кто-то из призывников умудрился забухать ночью с группой сержантов-срочников. Один из сержантов перепил и начал докапываться до спящих новобранцев, но в ходе завязавшейся перепалки получил пизды. Об пьянке и драке сразу стало всем известно. Но каких-то дисциплинарных мер предпринято не было.

— Как происходит процесс "покупки" солдат?
— По закону у призывников есть возможность отказаться от предложенной ему службы в каких-либо войсках. Отказаться может 2 или 3 раза, точно не помню. Но это по закону, а по факту получается так далеко не всегда. Как я попал в Росгвардию? Группу новобранцев, включая меня, вызвали штаб. "Ну наконец-то" - подумал я. В коридоре нас собрал и построил контрактник (помощник офицера-покупателя).

Через пару минут вышел и сам офицер, который сразу отчеканил: "Пидорасы, которые не хотят служить в Росгвардии, выйти из строя!". Так я оказался в рядах достопочтенной службы

На самом деле я был очень рад, так сидеть неделю без дела уже надоело, а часть находилась относительно рядом с домом. Радость прошла, как только мы начали получать положенные вещи и форму.

— А что было не так с формой?
— Отойду немного в сторону и расскажу, чем Росгвардия отличается от другой службы, с точки зрения срочника. Ну, во-первых, это форма и снаряжения. ВКПО (Всесезонный Комплект Полевого Обмундирования), шевроны на липучке, китель с замком, нацессор с лежащей внутри кучей мыльно-рыльных принадлежностей, модная сумка с логотипом армии России, облегченные берцы. Забудьте!

"Цифра" на пуговицах, с необходимостью постоянно пришивать к ней подворотнички, шевроны и петлички (и то не факт - декабрьский призыв у нас докупал шевроны и петлички самостоятельно), штаны-ватники, бушлат, старый холщовый мешок, вафельное полотенце, уставное мыло, тапочки и устаревшие берцы (тут скорее плюс) — вот что положено будущему росгвардейцу. В особо отбитых частях до сих пор пользуются портянками, вместо носков. Вроде процесс переодевания росгвардии в "Мох" идет, но очень туго. Это первый момент.

Второй момент заключается в зарплате. Если в других воинских формированиях денежное пособие срочника составляет 2000 рублей и более, то в Росгвардии срочнику полагается 1044 рубля с копейками.

Третий момент связан с должностями и званиями. Если в обычной службе срочник может получить младшую руководящую должность (командир отделения, например) и соответствующее звание сержанта, то росгвардейцу-срочнику довольствуется солдатскими должностями и званием ефрейтора. Больше ему не дадут-все занято контрактниками.

Четвертый момент (скорее положительный) связан с распределением срочников в часть. В части ВНГ (войска национальной гвардии) стараются кидать призыв из одного региона или области. Весь мой призыв был со Свердловской области. Предыдущий, в полном составе, с Челябинской области. И так практически везде, ну по крайне мере в уральском регионе точно. Пятый момент (тоже положительный и тоже связан с распределением) связан с кавказцами. Руководство ВНГ знает о проблеме межнациональных конфликтов, поэтому запихивает уроженцев Северного Кавказа в отдельные блатные части, где русских практически нет, или концентрирует в их отдельные роты (чаще в РМТО). Так вот, я получил форму, и на следующий день отправился к месту моей будущей службы — небольшому закрытому городу(ЗАТО), где-то в уральских лесах.

— С чем сталкивается солдат Росгвардии в самом начале службы?
— Все начинается с КМБ (Курс молодого бойца). Это 2-4 недельный курс, где срочников обучают азам военного дела, параллельно втягивая в русло армейской жизни. Затем их раскидывают по частям дивизии, где они будут служить оставшееся время.

Для срочников это самый тяжелый период – постоянный дроч, отсутствие свободного времени, высокий шанс получить по башке из-за незнаний всех тонкостей службы. Как итог – у многих начинаются проблемы со здоровьем, как с физическим, так и с моральным. Да, в период КМБ за здоровьем новобранцев стараются следить – это и частые медосмотры, различные опросы на тему «что вас беспокоит», плюс на тяжелые рабочки стараются не отправлять, максимум травку с бордюров по����ипать. Это все конечно похвально, но на ситуацию в целом влияет не сильно.

А теперь о главной проблеме КМБ (в моей дивизии уж точно) – отрицательном подборе сержантов и офицеров, которые непосредственно занимаются обучением. Оно и понятно, желающих добровольно отправляться непонятно куда, жить в казарме вместе со срочниками и еще чему-то их обучать, немного. Поэтому отправляют на КМБ, либо сержантов, которые накосячили (за пьянки, драки и другие нарушения), либо сержантов – долбоебов, которые в своем подразделении особо не жалуют, либо сержантов, у которых скоро пенсия и им на службу то уже похуй. У офицеров ситуация аналогична. Да, есть нормальные люди, но их мало. Добавим к этому специфический контингент обучаемых. В результате качество подготовки личного состава находится в плачевном состоянии. По итогу курса, никто, кроме одного взвода (молодой лейтенант с запалом, плюс служба под носом у начальства — заебанный взвод срочников, как итог) толком нормально шагать не научился, обращаться с оружием толком не умел, основные обязанности не знал, ОЗК не надевал. Зато все знали, как за 45 секунд принять форму 4, постигли священный смысл бирок в армии и научились правильно заправлять кровать. По документам все конечно было замечательно — у всех идеальные результаты, образцовые характеристики. Всю информацию о своих будущих подчиненных, офицеры узнавали посредством телефонных звонков.

— Какие были взаимоотношения в коллективе на КМБ?
— Так как КМБ длится примерно месяц, срочники не успевают раскрыть свою натуру (зачастую очень гнилую), поэтому число конфликтов внутри коллектива стремится к нулю. С сержантами чуть сложнее. Просто так ебало тебе никто не набьет, по крайне мере в открытую. Для этого есть сушилка и коптерка. И то надо очень сильно постараться, чтобы к тебе применили физическое насилие. Наказывают обычно коллективным дрочем (выполнением одних и тех же действий много раз) или качем. Последнее, кстати, запрещено, но всем похуй. Да были сержанты – долбоебы, которые по факту просто издевались и дрочили не за что. Но прям беспредела не было. Офицерам же было на нас плевать, хотя некоторые охотно делились рассказами о службе.

Дедовщины не было. Наоборот, те, кто КМБ уже практически закончил, сразу ввели нас в курс дела, давали различные дельные советы. Позже мы вели себя точно так же.

— После прохождения КМБ началась служба — расскажи о ней.
— После торжественной присяги и похода в увольнение (только с родителями, ибо город закрытый) направили меня служить в стрелковую роту, в ту же часть, только другую казарму.

Начнем с дежурного подразделения (ДП) – главной фишки нашей роты. Это группа из 15 - 25 человек, предназначенная для усиления караулов в случае ЧП. То есть в случае чего, мы с оружием выдвигаемся на завод. В состав ДП также входит транспорт и легкая бронетехника. Кроме этого на нас висел наряд по роте, КПП, патруль, кухонный наряд, чк (чистка картошки), а также все рабочки в нашей части. Чтобы закрыть все наряды, необходимо было около 25 человек (в ДП было нужно 8 срочников, остальные контрактники). Людей не хватало. На момент моего прибытия в подразделение, в роте оставалось 10 - 15 старослужащих (остальные уволились в запас). Можете представить, как они там въебывали 2 месяца, пока не пришло новое пополнение, включая меня. И даже с нами, в среднем выходило всего 30 – 35 человек, потому что многие лежали в госпиталях, или МПП (медицинский пункт полка). Нагрузки были высокие, пока не пришла осень и новое пополнение. Где-то было еще хуже. Мой сослуживец, которого перевели в другую часть, а потом через месяц отправили обратно к нам, рассказывал, что у местных был свой рекорд —76 суток наряд роте стоял не сменяясь. Заменить их было просто не кем. Если б не проверяющий, который вникнул в журнал смены суточного наряда, они бы так и стояли.

— Расскажи про командующий состав.
— Стрелковая рота была отстойником. Все наши взводники, когда-то занимали вышестоящие должности, но по разным причинам бы сняты (кто-то лишился даже звания) и отправлены к нам. На службу им было в разной степени похуй. Они развлекались, как могли. Командир роты в нашу службу не вникал. Он, конечно, проверял раз в месяц мыльно-рыльные принадлежности, мог подрочить нас строевой, но это так, для приличия. Бывало, что он вызовет дневального свободной смены, чтоб флешку с фильмами подключить к телику в его кабинете, ему было лень встать с кресла.

Вот старшина у нас был охуенный, точно вылез из армейских анекдотов. Сидел когда-то на губе, постоянно бухал, мог спиздить все у всех и о то всюду, чем и занимался. При этом быт (за это отвечает старшина) в нашей казарме был на высшем уровне. Шикарные матрасы, стиральная машинка, современные утюги, телик на 700 каналов, большая полка с книгами, душ, нормальный туалет, пластиковые окна. Все цивильно, все аккуратно, все красиво. Спасибо старшине за это.

Реально нами заправлял замполит – царь и бог нашей роты. Да, он нас пиздил (у него была специальная палка для этого), устраивал обыски в поисках телефонов, дрочил порой ни за что, устраивал внеплановые пхд. Тем не менее он пользовался огромным авторитетом, не только в нашей роте, но и во всей части, хотя был достаточно молод. Все наши сержанты были личностями колоритными с большой выслугой лет, некоторые из них прошли Чечню. Поборами, беспределом (за исключением пары случаев) не занимались.

— Была ли у вас дедовщина?
— Нет, у нас соблюдался баланс: нам давали определенную степень свободы, но вместе с тем контролировали. Так, например, сослуживец, которого прислали к нам из одной челябинской части, сказал, что здесь рассос и раслабуха, а другой сослуживец, присланный из другой части, был, наоборот, поражен дрочем и уставщиной в нашей роте.

— Каким образом происходил контроль?
— Например, замполитом. Его ключевая особенность – использование рукоприкладства. К этому делу он подходил очень обстоятельно.

В качестве инструмента наказания он использовал железную палку. Это была такая труба, которую можно было разделить на две части. Прикол в том, что в одной из частей трубы находился металлический шарик, который свободно перемещался

Перед тем, как срочник будет получать по жопе (единственное место, которое не проверяют медработники в ходе вечернего осмотра), ему давался непростой выбор и шанс облегчить свою участь, а именно выбрать какой частью палки его будут бить.

Также активно практиковалась так называемая «ладонь». Суть в чем. По команде «ладонь» срочник вытягивает руку вперед, затем прикладывает ладонь к своей щеке. После этого следует размашистый удар рукой по этой самой щеке. Синяков такой удар не оставлял, но после пары таких затрещин напрочь терялась ориентация в пространстве, мозги буквально бултыхались в черепной коробке. Мог и просто леща отвесить. Бил, как за дело, так и по приколу. Бывало выйдет из канцелярии, начнет запевать песенку и ходить по казарме. Встретит мимо проходящего, ничего не подозревающего срочника, даст ему по роже и продолжит свой путь. Солдат в шоке, а дневальный на тумбе в приступе смеха. Очень любил искать телефоны.

— Каким образом он их искал?
— Ему достаточно было сказать: «У вас есть день, чтобы отдать все неучтенные телефоны, а иначе роте – пизда!». Рисковать не кто не хотел, ибо знали последствия — казарма вверх дном, личный состав в постоянном заёбе на неопределенный срок. Постоянно брал срочников на понт: «У тебя есть время до обеда, чтобы отдать телефон иначе тебе конец». Многие на это велись и отдавали телефон, а некоторые, после определенного давления, сдавали своих сослуживцев. Часто наносил неожиданные визиты на КПП и в столовую.

Палил телефоны и раздавал пизды. Мог по приколу прошманать карманы рандомного срочника: «А что это у тебя в кармане боец? Телефон?». Устраивал показательные казни телефонов. Спалившийся, под громкие «Ура», разбивал телефон лопатой, либо устраивал салют - подкидывал телефон вверх. Были у него свои любимчики, кого-то он наоборот недолюбливал. Постоянно стебал личный состав. Вечерние построения превращались в stand-up. Бывало, заставлял бедного срочника плясать после отбоя под рандомную музыку. Принудительным образом учил курить некоторых некурящих. Если солдат очень жестко накосячил, а замполит при этом был не в духе, то последствия для первого были катастрофичны. На моих глазах разбивались телефоны…. об голову их владельцев. В общем замполит воспитывал нас как мог. И получалось у него неплохо.

— Росгвардию называют личной армией Путина. Было ли ощущение, что служишь в элитных войсках?
— Ну то что Росгвардия — личная армия Путина, мне еще на призывном пункте сказал офицер-покупатель. Вообще, эта фраза часто слышится из уст высшего командного состава, причем преподносится она с гордостью. Рядовой и сержантский состав к этим моментам относиться более проще.

Было ощущение, что я служу в какой-то залупе. Элита не ходит парадным маршем с тряпками и ведрами на пхд, не ставит срочников присматривать за к��мнатой дч, пока тот спит, не пиздит матбазу с завода, который охраняет, не чистит картошку, когда в метре от тебя есть работающая картофелечистка

Росгвардия — это не элита, а симулякр. Конечно, если приезжает начальство, то мы превращаемся в нормальную часть. А после убытия начальников обратно похуизм и распиздяйство берет нас в крепкие объятья.

— Все же, Росгвардия преподносится как очень разноплановые войска, которые могут выполнять очень большой список задач. Были ли особенности при вашей подготовке, характерные именно для этого рода войск?
— Очень сильный упор на внутреннюю политику в стране и патриотизм. Оранжевые революции, Навальный и его связи с США, митинги в Москве и сравнения их с майданом на Украине. Вот этой хуйни в виде бесед, лекций, просмотров фильмов много.

У частей по охране ВГО воинская подготовка оставляет желать лучшего. По-хорошему они вообще небоеспособны. Это связано с коррупцией, спокойной обстановкой на местах и похуизмом командного состава. Проблему пытаются решить. ФСБ проверяет части и охраняемые объекты, но редко. Пытаются еще в каждой такой части создать хотя бы небольшое подразделение спецназа (эдакий "комнатный" спецназ), но спустя некоторое время спецназ тоже начинает деградировать. А если говорить про остальные части в целом, то там идет упор на подавление беспорядков. Это основная задача ВНГ. Стоит отметить, что в Росгвардии очень много различного спецназа, который непонятно зачем нужен.

— Предлагали ли остаться на контракт?
— На контракт зазывают с первого дня и многие действительно туда идут. Условия — стабильная зарплата 25-35к (зависит от должности) и соответствующие соц.гарантии. Но без наебов не обходится. Например, срочника приглашают в подразделение, где платят хорошие деньги (в моем случае — подразделение сопровождения грузов), но перед этим ты должен отстажироваться пару месяцев в обычном карауле, где платят меньше. Срочник подписывает контракт, но стажируется не пару месяцев, а пару лет.

— Были ли какие-то интересные моменты в период твоей службы?
— Были забавные моменты, связанные с геями и отдельными личностями. Был у нас в роте блаженный дурачок. Он был достоянием всей нашей части, о нем знали все. Уникальное сочетание тупизны, чуханства, наивности, слабости и доброты. Он ходил всегда грязный (испортил несколько комплектов одежды), мылся редко, постоянно косячил и подставлял сослуживцев, периодически творил всякую хуйню. Мог распластаться на полу и притворяться улиткой, за сижку съел тюбик хрена, кушал мыло, периодически засыпал в туалете, на КПП толкал шлагбаум не в ту сторону. Его пытались направить его на путь истинный и офицеры, и сержанты, и сослуживцы, но безуспешно. Кто-то его жалел, кто его ненавидел. Всю службу он прозябал на кухняке.

— А что с гомосексуалами?
— О геях в нашей роте. Перевели к нам как-то одного солдата из другой части. Его сразу положили в МПП, дали ему отдельную палату. Почему? А оказалось, что в той части он занимался любовью со своим старшиной. Их спалили. Старшину уволили, а его перевели к нам. Было ли оно на добровольной основе – я не знаю. Он стал локальным мемом нашей роты. Понятно, что в казарму к нам его по понятным причинам не пускали. А в МПП, местные каличи отправили его на очки. Чуть позже его комиссовали.

Был у нас еще один скрытый гей. Почему я так решил? Как-то раз у нашего сослуживца пропал телефон (естественно неучтенный). Искать крысу было бесполезно, поэтому он забил болт на данную ситуацию. Проходит некоторое время. Одним будничным утром я вместе с кухонным нарядом отправляюсь в столовую. Там зампотыл поставил задачу начальнику столовой: очистить от грязи панели на потолке в одном из цехов. И тут-то потерянный телефон и всплыл. Причем с неочищенной историей просмотров. А там были все виды и жанры гей порно. Мы пытались установить личность гея-крысы, но безуспешно.

— Было ли воровство в части?
— Начнем с того, что в нашей части было два подхода к этой теме, причем они сосуществовали и не противоречили друг другу: ”воровать у своих нельзя” и “перемещение предметов внутри одного полка за кражу не считается”. Крысы в роте были. Пропадало все: начиная от денег и телефонов, заканчивая подшивами, пуговицами и тренчиками. Бороться с крысами бесполезно, только если за руку поймать, чего не было. Так и жили.

— Ты упомянул Навального и его связи с США. Какое отношение к Навальному в рядах Росгвардии?
— С точки зрения сотрудников/военнослужащих Росгвардии Навальный является источником проблем. Это для гражданских митинги являются каким-то большим событиям, а для сотрудников силовых ведомств — это просто сорванный выходной, не более. У них и так маленькие зарплаты и постоянные переработки за которые особо не доплачивают. И тоже самое срочниками - вместо выходного и у них стояние на плацу в полной экипировке.

А вот эти расследования Навального нахуй никому не нужны. Все и так знают о воровстве и коррупции в силовых ведомствах. Ничего нового Навальный не открыл

— Какие у тебя лично политические взгляды?
— Патриотические. Родину я люблю, куда-либо уезжать не планирую. присоединение Крыма поддерживаю, и Донбасса в перспективе тоже. Хохлов недолюбливаю. К операции в Сирии отношусь положительно, хотя бомбить надо было немного другую страну. РПЦ лоялен, хотя отношу себя к неверующим. Лучше храмы, чем мечети. ЛГБТ и феминизм терпеть не могу. К власти отношусь нейтрально. Да, там сидят не очень умные люди, которым на народ плевать. Но тоже самое можно сказать и про нынешнюю оппозицию, которая еще любит платить и каяться перед хуй пойми кем.

— И напоследок. Стоит ли идти в армию и какой совет ты мог бы дать тем, кто скоро отправится служить?
— Срочная служба для многих дает уникальный опыт жизни в закрытом коллективе, где нужно постоянно взаимодействовать с людьми, постоянно решать различные конфликты, где от проблем не убежишь. Хочешь, не хочешь, а в армии человек социализируется и это на мой взгляд, главный плюс срочной службы. Добавим к этому армейский юмор и осознание ценностей жизни на гражданке.

Самый главный будущим срочникам — не бойтесь применять физическое насилие в конфликтах с сослуживцами (никто вас не посадит), даже если вы заведомо слабее оппонента. Не будьте терпилами. Именно боязнь кого-то ударить приводит к суицидам.

Интервьюер

**У каждого есть возможность заказать рекламное интервью. По всем вопросам пишите сюда