Месть

by @jeidi
Месть

Хогвартс никогда не был самым безопасным местом в мире. Даже первогодки -- те, что смогли пережить пару месяцев, -- ходили с опаской, постоянно оглядывались и держали палочки наготове. Они, разумеется, не знали ни защитных, ни атакующих заклинаний, но иногда и вовремя наколдованный люмос был способен спасти жизнь.


К счастью, определенные понятия о чести студенты Хогвартса все же имели, так что тех же первокурсники ждало, как максимум, ватноножное проклятие или стандартный «Петрификус тоталус». Правда, и они могло привести к смерти -- попробуйте удержаться на движущейся лестнице, если ноги не двигаются или все тело потеряло чувствительность.


Преподаватели страховали, как могли, но у них не было возможности быть везде, да они и не стремились. Так что кладбище в Хогсмиде изредка пополнялось новыми могилами с небольшими холмиками и вмурованными в обелиск волшебными палочками.


Старшие курсы отличались большей изобретательностью в различных проклятиях и меньше ценили чужие и свои жизни. Но наработанные за годы учебы инстинкты помогали избегать смерти, если противник, конечно, не применял что-то совсем запредельное. Николас Роу пережил уже шесть курсов. Он все же ​ попадал в Больничное крыло, но чаще отправлял туда тех, кто хотел проклясть его. За эти годы он хорошо научился выживать, и это было самое главное, что дал ему Хогвартс.


Николас Роу - первый биограф Шекспира, чтоб вы знали


Ему осталось продержаться всего год, но это оказался очень непростой год. Вчера директор объявил о проведении Турнира Трех Волшебников, и в школе сразу стало в разы опаснее. Попасть на Турнир хотели решительно все, даже первогодки, у которых не было никаких шансов. Николас не застал предыдущий Турнир, который прошел за год до его приезда в Хогвартс, но он помнил ряды свежих могил на кладбище и изрядно уменьшившиеся курсы всех факультетов.


В его родном Гриффиндоре на шестой год приехали лишь две ученицы, остальные погибли, а большинство уцелевших не отпустили родственники, благо С.О.В. они уже сдали. И все ради участия в Турнире.


Для таких как Николас -- магов без роду и племени, -- Турнир Трех Волшебников был шансом на успешную жизнь. Даже если ты просто становился чемпионом своей школы, то уже мог рассчитывать на приличную должность при дворе одного из старых родов и брак с хорошим приданным. А если ты становился победителем Турнира, то тебе сразу отваливали тысячу галлеонов, что давало большую свободу при выборе будущей карьеры. И чтобы все это стало не просто мечтой, а реальностью, нужно было всего лишь стать одним из чемпионов, а потом выжить -- или хотя бы не пострадать слишком серьезно -- во время одного из трех испытаний. В истории были случаи, когда победителем Турнира становился не сильнейший, а именно выживший. ​ Николас умел выживать, так что всерьез рассчитывал, что именно его имя вылетит из Кубка огня. Оставалась малость -- дотянуть до того момента, когда Кубок озвучит свое решение.


Это было нелегко, многие хотели уменьшить число потенциальных конкурентов. Николас был силен, умен и удачлив, что делало его приоритетной целью. Пока что он успешно избегал ловушек и якобы случайных проклятий, а при случае -- то есть, если рядом не было преподавателей -- мог и сам приложить самонадеянных болванов чем покрепче. Трое уже прохлаждались в Больничном крыле и до Турнира вряд ли оттуда выйдут. Это немного притушило энтузиазм остальных.


Но ставки были слишком высоки. Турнир проводился слишком редко, были курсы, который проучились в Хогвартсе весь срок, но не застали его. И упускать свой шанс не хотел никто. Это Николас успел осознать, когда хорошо знакомый голос близкого друга произнес два страшных слова: «Авада Кедавра». Увернуться от заклинания, пущенного в спину с двух шагов, не смог бы и сам Мерлин. Николас все же попытался -- рефлексы у него были в порядке, -- и лишь поэтому авада попала не в позвоночник, а в левую лопатку. Результат, впрочем, вполне устроил того, кто в своем стремлении к славе решил не размениваться на мелочи.


Тело Николаса еще падало на пол в одном из заброшенных коридоров Хогвартса, а выбитая Убивающим заклинанием душа уже летела куда-то. Ее затягивало в воронку, что, возможно, нормально для душ. Николас чувствовал только злость, его не интересовали ни воронки, ни зримые доказательства правоты церковников, ни то, что будет дальше. Он злился из-за потерянной жизни, из-за того, что не сможет принять участие в Турнире. Но больше всего его злило предательство друга. И какая-то часть так и не распавшейся души Николаса поклялась отомстить убийце или его потомкам. Ведь если есть души, то есть и их переселение? Николасу Роу предстояло найти ответ на этот вопрос.


По задумке, убийца Николаса носил имя Алфи Дамблдор. А попадает убитый парень в тело Поттера в конце 3го курса
March 22, 2019
by @jeidi