Собака Павлова

   После хирургического вмешательства в святая святых мужеского достоинства ( инициатором которого была я), кобель уже не рвался так на улицу, предъявлять свои права на местных « дам»с низкой социальной ответственностью. Ну, если уж совсем зазевается хозяин, то может сигануть в открытые ворота, пробежаться по улице, отметить столбы и кусты, чтоб не забывали кто здесь хозяин. 

  Таки вот, прошла зима, бесснежная, Кубанская, и тем не менее холодная, мысли об утехах замораживающая. 

  А когда солнышко стало пригревать, у ворот все чаще стали проходить собачьи свадьбы, и приводить нашего кобеля в неистовство, не смотря на отсутсвие у него некоторых мужских причиндалов. 

   И, стала практиковать эта Сволочь, побеги на улицу в момент выезда мужа на автомобиле в ворота. Правда перед этим, очень просился в садоче погулять, мышцы застоялые размять, да и чужих котов разогнать. 

    Но хозяин строооогий, как гаркнет Каю грозно:

   - На место, Сволочь! ( Это второе имя у собачки в семье. См. рассказ Уголовник) и побежит животинка в свою конуру, обиженно оттуда слезу роняя. 

   Пока зима была, был послушным, а к весне решил побороться за свои права.

   Таки вот, открывает Василий ворота, Сволочь сидит в будке и задумчиво смотрит на чирикающих воробьев в ветках алычи, вроде и дел ему нет, что ворота открыты. Как только муж начинает выезжать из ворот, он пулей пролетает между движущейся машиной и воротами, и в мгновение ока, хвост его черный с белой отметиной, исчезает в ближайшем проулке. 

  На улице его оставлять нельзя ( были прецеденты , когда людям приходилось менять маршрут через соседнюю улицу, тк эта Сволочь считала, что дорога мимо дома, это посягательство на его территорию. Нас пожурили, кобеля обещали отравить).

   Первые несколько раз, мы ехали за ним в проулок, причем увидя машину, он радостно бежал навстречу, как к близкому родственнику, и.... проносился мимо по направлению к дому. Муж, разворачивая машину, попутно вспоминая всех родственников Кая, особенно почему то его маму, и ехал вслед за ним по направлению к дому. Радостно крутя хвостом- бубликом, Кай ждал нас у ворот. Как только машина тормозила, он вновь исчезал в ближайшем проулке. 

И все начиналось по кругу. Потом догадались ставить меня посреди улицы,чтобы эта сволочь не проскочила мимо.. Теперь представьте себе картину:

    Я стою посередь улицы, растопырив руки. Из переулка выскакивает Кай и бежит навстречу мне, сзади едет муж с матерью и всеми родственниками этой сволочи на устах. Ворота открыты. Я перенимаю матерную эстафету у мужа, обогащая её витиеватыми эпитетами и ору, указывая перстом на открытые ворота:

   - Кай,на место! ( пик, пик, пик)

Когда я в гневе, Сволочь меня побаивается, помнит наверное кто выступил инициатором той страшной экзекуции, потому не делая попыток проскочить мимо, шмыгает в ворота, а затем в свою будку.

    И так, он нас гонял несколько раз, как только мы теряли бдительность.

   После энного раза, до хозяина дошло, что дешевле ему будет запускать просящегося в сад Кая, и выезжать спокойно за ворота, чем кружить в его поисках по переулкам. 

   Теперь, выходя утром к машине, муж выпускает скачущего перед калиткой в сад Кая, запирает ее и потом уже выезжает. То есть стал выполнять четко нужные Каю действия: открыл- выпустил- закрыл- выехал- открыл- выпустил. 

   Понаблюдал я за этим действом, и почему то пришла мне на ум СОБАКА ПАВЛОВА, только в роли дрессировщика здесь выступил Кай, а той самой собакой, мой товарищ муж, о чем я ему и поспешила сообщить.

   Муж почесал затылок, ухмыльнулся и изрёк:

  • Умный, Сволочь!