日本ー17

Собственно, о планах на выходные.
Есть такая традиция — ездить к Аода-сан на дачу. Дача вообще общепризнанно российский культурный феномен, но нашему другу, которому всё русское совсем не чуждо, во-первых, само слово очень по душе (リエーラさん、ダーチア に行きましよう!), во-вторых, отлично характеризует само явление, потому что именно такую функцию выполняет старое семейное гнездо в Сайтама. Поездка на дачу — это гарантированно посиделки с огнём, вкусная еда, которую готовит сам Аода-сан (у него редкий талант скармливать мне то, что я обычно не ем, тогда, когда я обычно не хочу есть, и это всегда очень вкусно), и много-много разговоров о важном и нужном, потому что витающие в воздухе мысли очень хорошо водятся именно там.
В ход японских событий обычно лучше сильно не вмешиваться, а то (тот? те?), что управляет ими, любит американские горки, и сначала разгоняет до первой космической, а потом с размаху впечатывает в тишину и спокойствие. Надо ловить волну и не тонуть.

Я просыпаюсь с видом на кимоно. Очередное приобретение Юлии-сан, с редкой отделкой, в которой можно разглядеть кандзи, составляющие имя мастера.

Утром Аода-сан и Кирилл забирают меня из Нэдзу на той самой гигантской белой машине (Toyota Proace или что-то вроде, я сколько езжу, а модель никак не запомню), в которой есть всё на случай зомби-апокалипсиса, включая холодильник, и сама она немного похожа на холодильник.

По пути, как обычно, фоткаем сакуру из окна.

И заезжаем в магазин с продуктами от разных фермеров, подзатариться тем, чем ещё не подзатарились.

Дачный сценарий абсолютно идентичен славянскому, гружёная людьми и едой машина подкатывает к дому, и человеки тут же принимаются выгружать провизию и готовить обед, плавно переходящий в ужин. :)

В доме мы не тусуемся, только спим и завтракаем, тусуемся обычно в сарае и около. Я сегодня выполняю чисто декоративную функцию, потому что немного болею, и чота рисую + разбираю красивые кансайские фотографии.

Кто не работает, тот ест, так что меня подкармливают пиццей, только из печки, на хрустящем тесте чуть толще бумажного листа, с сыром и салатным миксом. Чудесные люди.

Пицце-чудеса происходят на той решётке. Мой айфон присосался к JBL и явно играет что-то, что никто не хочет слушать, кроме меня. :D

Индейский селфи-тайм!

Ползём на солнце поболтать. Кайф.

Здесь будет посажена свёкла, причём завтра же, а как подрастёт, отправится к подруге на борщ. В прошлый раз свёкла поехала в Фукусима, а куда её занесёт в этот раз, пока непонятно.

Кирилл надел гэта и поехал на велике в магазин. Я не думала, что он вернётся.

От создателей Otsuka и Totsuka. Кое-кто любит коротать вечера в компании Иичка.

Чай тоже только аутентичный, из чайника на огне, который свистит как потерпевший, когда закипает. Если прийти в магазин, где есть всё для туризма, и взять вообще рандомную вещь, такая будет иметься либо у Аода-сан в машине, либо в доме. Что ни спроси, всё тут же находится, часто ещё даже нераспакованное.

Лицо человека, который отбросил пару ступеней и почти в невесомости :D

Утро после довольно странного ночного полусна, в котором мне снились шуршащие от ветра сине-зелёные верхушки сосен (я бы не удивилась, если бы обнаружила на простыне землю и хвойные иголки). С таким уровнем удачи Кириллу бы лотерейные билеты покупать. Или это последствия Иичка.

На нормальной японской даче есть маленькое святилище Фудзи. Оно прячется позади дома, если о нём не знать, можно и не найти.

Сложно уехать, не пообщавшись с фамильным оружием. После соблюдения обязательных ритуалов хозяин мечей оставляет нас один на один с клинками. Разбираться я не разбираюсь, зато хорошо чувствую, как катана и вакидзаси гудят в руках и просят движения.

Ожидание.

Реальность.

Археологически копнули на участке, нашли комаину и человека, помыли и оставили жить в доме. В Москве потом видели такую же комаину в антикварном магазине и с ценником, где много нулей :D

На даче Аода-сан можно найти невероятное количество неожиданных вещей, чего стоит только старый голубенький iMac G3, надо вообще посмотреть, работает ли он. Или вот, прайс-лист на катаны.

Красавец, а? ;)

Воскресенье не бесконечное, календарь грозится понедельником, поэтому прощаемся с домом и выезжаем. И по пути, кстати, встречаем много сакуры, которую я потом покажу отдельно.

Мне уже куда лучше, вечером выхожу продышаться в парк Уэно, а он просто тонет в сакурных облаках. Холод всё сдерживал цветение, но чуть потеплело, и деревья взорвались мягкими розовыми цветами.

Какая она! Не видно неба за этим цветочным снегом.

Фотоаппарат отдыхает дома, и вся красота достаётся айфону. А это уже второй трамвай в сакуре сегодня, первый успел словить в объектив Кирилл.

От неё исходит музыка, я даже через God is an Astronaut это слышу.

Когда ты можешь устроиться на лавочке с таким видом, не чувствовать себя хоть немного счастливым просто подло по отношению к миру.

А там точно вода, или это уже перевёрнутая параллельная Вселенная?

Вечернее ханами  — это особый вид тишины. Люди вроде бы есть, и много, и никто не молчит, но все звуки такие мягкие.

В Осаке я жила на станции Benten-cho, в Токио — у Benten-do. Может, здесь портал какой-нибудь есть, и я зря заморачиваюсь с транспортом.

Парящие над толпой драконы.

И цветущие деревья провожают меня домой.