8/KM

Храмы — да, но я не могу поехать в сторону Камакура и не дойти до моря, глотнуть свежего воздуха. Скорее даже я могу не заходить в храмы.
Вообще, кажется, эти берега — излюбленное место токийцев, чтобы выпустить душу на свободу. В этот день разразился почти шторм, и запахи свежести, простора и силы, которые он принёс, отчаянно кружили голову. И что приятно, не мне одной — смотреть на волны стальных оттенков приехали немало людей, и, обнимая ладонями стаканчики с кофе и сидя на бетонных ограждениях, мы вместе улыбались бушующему морю. Внешняя изнеженность токийских девушек в их длинных и мягких свитерах, в юбках, открывающих лишь щиколотки, с ямочками на нарумяненных щеках, куда-то исчезает, когда они здесь, и они смотрят на стихию смело и без тпни внутренней осторожности, которая всё ещё есть у нас, выросших вдалеке от большой воды. Впрочем, эта осторожность выветривается быстро. Душа не умеет закрываться от морского ветра, и он раз за разом выдувает лишнее.
Побережье здесь длинное и красивое, от гигантских булыжников, на которых пляшут бирюзовые волны, до мирных песчаных пляжей с дорожками следов сиба-ину в ярких банданах, и, конечно, со сказочной Эносимой, которая, даже когда исхожена вдоль и поперёк (ещё нет, кстати), всё равно представляется островом легенд, и этому не мешают ни бойкие продавцы расплющеных в хрусткие лепёшки осьминогов (по-моему там на просвет даже сосуды видно), ни темнокожие материковые гости, для которых местная культура всё ещё достаточно экзотична, чтобы их сознания просто отскакивали от неё, как туго надутые воздушные шарики, ни, тем более, токийские тинейджеры, рамзахивающие солёными огурцами на палочках.

Сегодня шум морского ветра угадывался даже на зелёных камакурских улочках.

Едва ли это были масштабы даже небольшого шторма, но волны были огромные, с шумом накатывались на берега и разбивались о бетонные укрепления.

Наверняка парну веков назад можно было бы сделать точь-в-точь такой же снимок. Япония очень похожа на гравюры, или гравюры очень похожи на Японию?

Сильный ветер нарушает траектории полётов коршунов, но сегодня им особенно нечего высматривать: хотя немало народу приехали посидеть и посмотреть на неспокойное море с широкого бетонного парапета, с едой никто не пргогуливается. Мне кажется, если бы кто-то и попытался, её бы сдуло из рук. :D

Поэтому немногочисленные хищники просто выписывают нестройные круги над водой.

Эносима сквозь пелену брызг больше напоминает нечто вроде замка Иф или местного Азкабана, где должны томиться неугодные обществу.

В компании коршунов чайки ведут себя более скромно.

На этом берегу пара ресторанчиков, поэтому здесь кучкуются машины и мотоциклы, а через дорогу даже есть 7/11, который, впрочем, популярен больше, чем рестораны.

Можно малодушно проехаться на трамвае, и, в принципе, оно того стоит — там внутри всё очень в стиле старого доброго Миядзаки, и всегда ездят школьницы в круглых шляпках и темно-синих плиссированых юбках.

Эноден — всеми любимая линия, да и вообще, наверное, единственная, которая проходит по побережью, от Камакуры, мимо пляжа Юигахама, моста на Эносима и до Фудзисава.

В трамвайчиках и электричках есть своя романтика, очень много романтики, но если есть вариант с машиной, я всегда за него. :)

Ближе к мосту — Косигоэ, один из городских пляжей, принадлежащий одноимённому району (или городу?). Здесь тёмный и мелкий вулканический песок, невероятно приятный для ног.

Море немного успокоилось, на каждой волне, как обычно, сидит по несколько сёрферов, а я наслаждаюсь бытием и осознанием того, что, несмотря на то, что я с самого утра иду куда-то то среди храмов, то среди волн, усталость просто не успевает меня догнать.

...и не догонит, даже если я немного посижу здесь и послушаю, как этот парень бренчит что-то приятное на своей гитаре.

Они сегодня больше ходят в воду и обратно, чем ловят волну.

Эносима и с небольшого расстояния смотрится пушистой зелёной клумбой, из которой многозначительно торчит Sea Candle.

На одно из своих любимых эносимских мест я, как и планировалось, успеваю к закату.

Обычно отсюда можно по скалам залезть подальше, где поинтереснее и почти нет людей, но сегодняшний прилив не даёт этого сделать.

Кто ещё хранит транспортные карты в чехле смартфона? С московской Тройкой, кстати, это не работает, сквозь силиконовый чехол она не читается.

Закаты сложно предсказать. Иногда серое небо вроде бы ничего не обещает, а иногда в яркие и ясные дни на горизонт набегают облака, которые глотают садящееся солнце быстро и со всеми не успевшими раскрыться красками.

В небе то и дело бурчат винтовыми моторами самолёты непонятного назначения. В ассоциативный ряд с островом и отдающей олдскулом авиатехникой так и просится Индиана Джонс.

Remember who you are.

Удивительно, каким разным одновременно может выглядеть небо. В сторону Камакура — сизая облачность..

А западнее — закат начинает разгораться бледным золотом.

Моё любимое — когда облака формируют из света чётко очерченные лучи. Не хватает только логотипа Бэтмена в той части неба, где они заканчитваются. :)

Небо без объектов, конечно, так себе сюжет для фотографирования — всегда слишком разное и слишком красивое, чтобы кого-то этим удивить.

Пейзаж иногда выдаёт такие ренессансные гаммы.

И когда кажется, что на этой золотисто-розоватой нежнятине всё закончится..

..запад просто взрывается!

Где-то за горизонтом просыпаются и раскручивают кольца чешуйчатых тех длинные огнедышащие драконы, точно вам говорю.

Обожжённые облака ползут к большому острову.

Эносимские закаты — часто очень яркие, а сегодня по небу и вовсе текут потоки светящейся лавы.

Может, это сны спящей Фудзи?

Да, такие кадры ценнее всех сувениров, что можно купить на торговой улице Эносимы.

Как лучше — пересвеченное небо или тёмные лица? ;)

Сама Фудзи так и не появилась из-за облачной стены.

Закатные угли гаснут в мокром песке.

Вот, кажется, и всё. Драконы уползли обратно в логово.

Дневные штормы отправились вслед за ними.

Остались только ритмично накатывающие на берег волны — так, как и должно быть на идеальных закатах, которые служат фоном для мечтаний.

Сейчас станет темно, и жизнь с Эносимы тоже начнёт утекать в стороны эноденовских станций. Мне до сих пор не очень понятно, почему даже такие народно любимые места после заката так стремительно пустеют, ведь, казалось бы, начинается самое уютное время.

А вот и зрители сегодняшнего показа ;)

Некоторые убегают, стоит последним отблескам заката погаснуть в волнах, а я обычно остаюсь немного послушать шёпот моря, которое вот-вот накроет тьмой.

Чем темнее, тем больше историй приносят волны.

На этот раз — не только мне.

Люблю этот кусочек острова.

Эти фонарные столбы и бетонные террасы на закате становятся особенно уютными.

Хочется представить, что это не любимое всеми место для прогулок в уикенд, а просто островок, где ты жил всегда.

Что выходишь сюда вдохнуть вечерний ветер.

Что каждый вечер видишь отблески солнца в ставнях и стёклах.

Во всё это так легко верится, что даже забываешь, где живёшь на самом деле, и что надо бы посмотреть, что там предлагают гугл мэпс — автобус, или всё-таки дойти до трамвая.

Этот берег с видом на закат прячется в конце узкого переулка, который уходит вправо от основной улицы, и внешне ничем не выдаёт тот факт, что выходит к морю.

На Эносима, кажется, никто не живёт, разве что кто-нибудь из владельцев ресторанов и служащих храма, но и они вряд ли здесь постоянно.

Примерно так всегда и было, насколько я знаю. В средние века здесь начали появляться храмы, которые стоят и по сей день.

В некоторых переулках, подальше и повыше, путь освещают только автоматы с напитками.

В основном в этих маленьких переулках только тот свет, что смог проникнуть сюда с основной улицы. Иногда приходится светить себе под ноги фонариком айфона. Нет, остров почему-то не считает, что кто-то сочтёт нужным провести здесь вечер, но для меня так только лучше — меньше людей. :)

Вечером продавцы стритфуда особенно активны — распродают остатки, пока они ещё соответствуют их представлениям о свежести.

Причём всё происходит в основном на левой стороне улицы — по ней с острова возвращаются на.. остров побольше, да.

Пар от остывающих тэппанов и котлов танцует в свете фонариков, прежде чем раствориться окончательно.

Мне кажется, когда я вернусь в следующий раз, Эносима уже будет другой, и вечером здесь будет куда больше туристов с континентов, живущих в своём ночном ритме. Но я никак не помешаю этим переменам.

В конце концов, и я тоже, то, что я здесь — их часть.

О, эта атмосфера острова, сворачивающего лавочки в конце выходного дня.

Япония — страна стильных бомжей. Я думаю, когда Рику Оуэнсу или Канье нужно поработать над новой коллекцией, они просто приезжают погулять в районе осакской Син-Имамия или под мостами на Сибуя.
И хотя те немногочисленные стереотипы о стране, которые у меня были, давно уже отвалились, мне всё ещё кажется, что многие из этих бездомных выглядят как минимум носителями древних знаний, тут можно найти своего мастера Йоду, и сразу не признать, разумеется.

А на мосту ещё видны остатки заката, и они нереальны!

Стоим с ещё некоторыми гуляющими и восхищённо вздыхаем на картинку, которая больше напоминает рафинированные пейзажи Томаса Кинкейда, только настоящие — всё можно сбегать и потрогать, если уж совсем не верится, что это не сон.

Этот мост, кстати, итзлюбленное место для ханаби (фестивалей фейерверков), я наблюдала их здесь раз или два, и огненные цветы над водой, ещё со сказочной Эносимой под боком — это чудесно.

Sea Candle, изящный эносимский маяк, вечером тоже расцветает.

Небо показывает ещё несколько красивых картинок, и темнеет уже окончательно.

Правда ведь, что проще быть счастливым, и что у жизни совсем другой вкус, когда где-то рядом есть такое?

А я всё-таки выбираю пройтись до станции, потому что надо же использовать остатки сил, а где-нибудь по дороге точно будет вкусный латте.

Каждый раз любуюсь большими каменными фонарями в начале моста на остров.

Я как-то настолько привыкла, что Камакура для меня почти всегда начинается непосредственно со станций Камакура и Кита-Камакура, где сплошь зелень, храмы и маленькие домики, что видеть её городскую часть даже как-то непривычно.

Но она есть, так же, как в Киото, с которым первое время ассоциируешь сплошь древние постройки (ну и  металлический технохрам самой станции Киото, в виде исключения, конечно).

Ну что, латте найден, можно достать наушники и ехать домой сквозь ночную Канагаву.