Вся эта история началась с одного письма...

Вся эта история началась с одного письма, которое просунули под дверь моего загородного коттеджа:

«Твоя дочурка у меня. Иди на три хуя.»

Сказать, что это письмо порвало мою жопу - ничего не сказать.

— Ясно, — вслух проговорил я, выходя на улицу.

На пороге стоял толстый человечек с маленькой сумкой через плечо. Завидев меня, он сильно занервничал.

— Эээ, простите. Я, кажется, перепутал адрес, - сказал он, попятившись назад.

Каким же отсталым надо быть, чтобы написать письмо с угрозой и перепутать адрес? Я, конечно, понимаю, что два абсолютно одинаковых дома на одной улице могут несколько сбить человека с толку, но ведь перед тем, чтобы передавать такое провокационное сообщение можно проверить, кто живет в этом доме, не так ли?

— А ну-ка подойди сюда.

Я не успел договорить, как толстячок сорвался с места и побежал. Я бросился за ним, но спустя несколько секунд отметил, что, несмотря на свое телосложение, он бегает куда быстрее меня. Он выбежал на дорогу, и его сбила машина. Водитель даже не остановился.

— Что здесь происходит? – спросил мой сосед - Иван Ерохин. В погоне я не заметил, как он побежал за мной.
— Вот, – сказал я, отдавая записку Ерохину. – Это письмо адресовано тебе.
Ваня прочитал записку вслух и задумался.
— Фигня.
— Что, прости?
— Хрень какая-то. Такого не может быть. У меня нет дочери.

Внезапно у Ерохина зазвонил телефон.

— Алло?
— Положишь трубку – умрешь.

Ваня заметно напрягся и начал осматриваться по сторонам.

— Я держу тебя на мушке, в этом можешь не сомневаться. Короче, если ты хочешь обратно получить свою дочь, то готовь бабки. Полмиллиона баксов меня устроят. Деньги оставишь ночью под мостом. Тебе все ясно?
— Погоди, ты что-то путаешь. У меня нет…
— Не найдешь денег - твоя дочь умрет.

С этими словами похититель отключился.
Мы с Ваней опешили. Похожей ситуации с нами никогда не случалось, и мы не знали, что делать.

— Похоже на дешевый розыгрыш.
— Может, расспросим этого толстяка? Он вроде не умер.

Итак, мы помогли встать почтальону и отвели его в дом к Ерохину.

— Слушай, — сказал мне Ваня, – я сегодня купил мороженое маленькой девочке. Просто так, из вежливости. Я стоял в очереди за сигаретами, и она так жалобно посмотрела на меня. Я вот думаю, может, это ее похитили? Ну, подумали, что она моя дочь?
— Возможно, – коротко ответил я.

Мы усадили толстяка на диван и начали ждать, пока он не очнется.

— Он вообще жив?

Послышались тихие шаги. Кто-то подбирался к дому.

— Тихо! Кажется, кто-то идет…

Вдруг дверь в дом с грохотом отворилась, и в зал вбежала разъярённая баба с пистолетом.

— Че за хуйня?
— А ну иди сюда, педофил проклятый! Я знаю, это ты похитил мою дочь! – закричала баба на Ерохина.
— Женщина, я ничего не делал. Прошу вас, отъебитесь.

Прозвучал выстрел. Неподалеку разлетелась хрустальная ваза с цветами.
В ту минуту я слабо понимал, что происходит. Я даже не заметил, как толстяк, воспользовавшись суматохой, успел сбежать из дома, вскочив с дивана и выпрыгнув в окно. В ту же секунду Ерохин выбил пистолет из рук безумной женщины и повалил ее на пол.

— А ну слезь с меня, урод!
— Да заткнись ты, заткнись!

Наконец осознав, что происходит вокруг, я увидел в проходе маленькую девочку. Она удивленно посмотрела на сцену в зале и уронила на ковер свое мороженое. То самое, что купил ей Ваня.
Ерохин, завидев девочку, встал и помог женщине подняться.

— Пойдем отсюда, доченька, я весь город переискала в поисках тебя. А ты все равно педофил! – бросила она, выходя с дочерью из дома.
— Вы должны мне новую вазу и ковер!

Дверь захлопнулась.

— Вот сука! И что теперь делать? – спросил Ерохин, поднимая с пола пистолет.
— Не знаю. Толстяк сбежал, и теперь мы ничего не узнаем о похитителе. Кстати, откуда взялся пистолет у обычной мамаши?
— Да какая разница? Главное что он теперь у нас, – сказал Ваня. - И да, если эту девочку никто не похищал, то кого они тогда забрали?

Я всерьез задумался. Трудно сейчас сказать, что мною двигало в тот день: интерес или боязнь за жизнь незнакомого мне человека? Скорее всего, первое.

— Может быть, это просто блеф? У них даже нет никаких доказательств, что они похитили человека.

А ведь действительно, кроме пустых угроз у похитителей ничего не было. Во время телефонного разговора никто даже не кричал. Обычно злодеи всегда дают жертве что-нибудь сказать в трубку, ну, по крайней мере, в кино.

— Нужно набить чем-нибудь сумку и оставить ее под мостом. В машине проследим за похитителем.
— Хорошая идея. Что положим в сумку?

Ваня посмотрел в сторону корзины с грязным бельем.

***
Ночь. Мы с Ваней решили оставить сумку под мостом и проследить за ней. Ерохин сидел за рулем новенького мерседеса, попивая молочный коктейль за пять баксов, а я просто сидел рядом и не без интереса наблюдал за сумкой с «деньгами».

— Хочешь попробовать этот молочный коктейль с бурбоном?
— Нет, спасибо. Мы тут вроде занимаемся важным делом. Нельзя ничего упускать из виду.
— Ну как хочешь, – сказал Ваня и вновь захлюпал.
— Почему он такой дорогой?
— Ну не знаю. Наверное, готовится по сложному рецепту.
— Это просто молочный коктейль. Чтобы его сделать, нужно всего-то взбить мороженое и добавить…

Вдруг я увидел мотоциклиста, на полной скорости приближающегося к нашей сумке.

— Вот он! Нельзя его упустить!

Мотоциклист подобрал сумку и выехал на дорогу.

— За ним! Быстрее!

Мы помчались за похитителем. Ему удавалось ловко проезжать между машинами и быть впереди нас. Мы двигались заметно медленнее него, но нам все равно удавалось не упускать его из виду. Казалось, что похититель нам поддается.
Внезапно налетев на кочку, Ерохин подался вперед и опрокинул пластиковый стаканчик с коктейлем. Крышка отлетела, и все содержимое стакана в один миг оказалось размазанным на лобовом стекле.

— Вот же блять! Только этого нам не хватало! Слав, протри чем-нибудь стекло, пока мы кому-нибудь в жопу не въехали.

Я достал влажные салфетки из бардачка, но было уже поздно. Мы на приличной скорости врезались в полицейскую машину.

— Твою мать, – сказал я, протерев лобовое стекло.
— Смотри, машина пустая. Кажется, копы решили пообедать в МакДональдсе и не поставили свою тачку на сигналку.
— А каким образом ты вообще заехал на парковку? Мы вообще-то по дороге ехали. И похитителя, похоже, упустили.

Вдруг я завидел того самого мотоциклиста.

— Вот он!

Ерохин сдал назад и вновь помчался за ним. Полицейские тем временем вышли из ресторана и увидели свой помятый бампер. Долго вычислять виновника сей аварии им не пришлось, они сразу погнались за машиной со сломанным капотом.

— Черт, еще и копы на хвосте.
— Смотри, мотоциклист съезжает на трассу!

Мы съехали за похитителем. Дорога привела нас куда-то за город. Копы немного отстали.

— Он останавливается.

Похититель начал рыться в карманах.

— Что он делает?
— Кажется, что-то достает. Что там? Ключ?
— Похоже на то. Вот, он подходит к гаражу. Открывает его.

Мотоциклист скрылся за дверью.

— Пошли за ним.

Мы с Ерохиным вышли из машины и подкрались к входу в гараж.

— Слушай, Слав, давай лучше ты возьмешь пистолет. Просто, понимаешь, я с оружием на вы.
— Ну ладно, давай сюда.

Я взял пистолет у Вани и снял его с предохранителя.

— Ну, поехали.

Мы ворвались в гараж, и перед моими глазами предстала ужасающая картина. В окровавленном темном гараже маньяк пытался убить человека. Привязанная к стулу жертва пыталась вырваться, но все тщетно. На голове у этого человека был надет мешок, а рот, судя по всему, был заткнут кляпом. Счет шел на секунды. Нужно было что-то срочно предпринять. Я направил пистолет на маньяка и готов был уже выстрелить, но…
…я чувствовал подвох.

«Здесь что-то не так»

— Чего же ты ждешь!? – закричал Ерохин. – Стреляй!

Все выглядело каким-то искусственным. И с каждой секундой я в этом все больше и больше убеждался. Мешкая стрелять, я увидел, что маньяк не собирается убивать жертву. Его рука вообще не двигалась. Подойдя ближе, я увидел, что его рука закреплена на тонких, едва видимых нитях, и он совсем не может двинуться с места. Я сорвал мешок с жертвы и увидел того самого толстяка, что подложил мне письмо в самом начале истории.

— Что здесь происходит?

Я заметил, что к руке «маньяка» скотчем привязан окровавленный топор. Еще чуть присмотревшись, я понял, что вся кровь в гараже – искусственная. Я взял нож со стола и срезал все нити с невольно стоящего человека. Ерохин стоял позади меня и наблюдал за моими действиями. Кажется, он был в шоке от происходящего.

«Или он удивился тому, что я раскрыл его план?»

Ну конечно же!
Я направил пистолет на Ерохина.

— Скажи мне, зачем ты все это подстроил?
— Слава, о чем ты? – спросил у меня перепуганный Ваня.
— Ты думаешь, я ничего не понял? Вы с толстяком заодно! Он не перепутал адрес. Он подсунул мне записку, якобы предназначающуюся тебе, и ты знал, что я обязательно тебе помогу разобраться с похитителем, даже несмотря на то, что я даже не знаю, кого он похитил.
— Нет, Слав, ты ошибаешься. Сам подумай, зачем мне это?
— Ты все это сделал для того, чтобы заманить меня в гараж с оружием и убить этого человека моими руками! Кстати, кто это? – я указал на ранее связанного нитками «маньяка». - Может, это твой отец? Хотел заполучить его наследство, да?
— Что за бред ты несешь, Сыч?
— Вот! Ты всегда в школе меня так называл! И ведь ты знаешь, что мне не нравится это прозвище. Может, твоя ненависть ко мне сохранилась и до сих пор? Именно моими руками ты захотел убить своего отца!
— Твоя теория притянута за уши, не находишь?

Сзади послышался злобный смех.

— Хахах. Сыч, какой же ты тупой! Ты так нихуя и не догадался. – послышался женский голос.
— Что за?

Из тени вышла девушка, которая ранее нападала на Ерохина и обвиняла его в педофилии.

— Какие же вы долбоебы! Как вас легко наебать!

Я направил пистолет на девушку.

— Что здесь происходит?
— Ты был отчасти прав, Сыч. Все это было подстроено для того, чтобы ты убил этого человека – моего мужа. И да, это все ради денег. Вообще я хотела, чтобы все это сделал Ерохин, но этот идиот реально перепутал адрес, – она указала на толстяка. – Короче, я хотела заманить Ваню в гараж, где был бы мой связанный муж в роли маньяка, и Ерохин бы его застрелил, думая, что он настоящий злодей. Но ведь ему нужно было оружие, а тут еще и этот придурок не сумел убежать от тебя, сыч, ну я и подумала, что можно одним выстрелом убить двух зайцев. Я разыграла нападение на Ерохина, тем самым освободив Толстяка и подкинув пистолет ничего не подозревающему Ване.
— Ладно, все это более менее понятно. А кто украл деньги и был на мотоцикле?
— Мотоциклист – это и есть толстяк. Он вошел в гараж, быстро надел себе на голову мешок и сел в кресло прямо перед связанным «маньяком».
— А почему вы решили заманить Ерохина его дочерью, если его у нее даже нет?
— Вот тут он тебе солгал.
— Что?

Я вопросительно посмотрел на Ерохина.

— Прости, Слав, я сказал тебе, что у меня нет дочери, потому что подумал, что ты меня наебываешь.
— Ладно, я ведь тебя тоже подозревал, не так ли?

Ерохин едва заметно улыбнулся.

— Подожди, я узнал тебя, – обратился я к девушке. – Ты БабаСракаКоролеваПреступногоМираЕпты. Я сдам тебя в полицию!
— А ты попробуй!

В руках у Бабы Сраки появился дробовик.

— Никто из этого гаража не выйдет живым!
— Боюсь, что все совсем не так, – сказал один из внезапно появившихся полицейских.

После всех этих объяснений и раскрытия преступления, полиция, проследившая за нашей машиной после того, как мы в них врезались, арестовала Бабу Сраку и Толстяка. Её мужа отправили в больницу, у него было множество шрамов от различных тонких нитей. А мы с Ерохиным отправились рассказывать полицейским всю эту историю с самого начала.

— Честно говоря, ребят, я нихуя не понял, – сказал следователь. - Давайте все сначала и по порядку.
— Короче, вся эта история началась с одного письма…