Притча

Оксана Медвідь

Photo by Efim Shevchenko

В одном большом и красивом городе жил многомудрый старик, Гуру и Профессор Психологии. Он знал так много всего, так много умел и был так знаменит среди учеников и знатоков этой науки, что каждое его мнение, каждое слово и даже простое молчание ценились на вес золота. Окруженный друзьями и поклонниками, он вел самодостаточную жизнь, много путешествовал, писал статьи, выступал с лекциями и не нуждался ни в ком рядом с собой.

И вот в окружающий мир пришла неведомая моровая болезнь. Город Профессора Психологии оказался на карантине. Горожанам запретили без надобности покидать свои жилища, собираться в группы, путешествовать, а выходить гулять можно было только с собакой. Люди безмерно страдали от недостатка общения и движения, а особенно доставалось многомудрому Гуру. Ведь в его комфортабельном жилище не было не только людей кроме него, но даже кошки или хомяка, не говоря уже о собаке.

Каждый божий день и каждую ночь Профессор отчаянно боролся с подступающими дурными мыслями и одиночеством. Подобно многим, он устал надеяться, что моровая болезнь скоро отступит, и можно будет снова радоваться жизни. Но проходили дни, недели и месяцы, а город все также жил в состоянии строжайшего карантина.

И однажды Профессор не выдержал. Он обнародовал письменное обращение к друзьям, ученикам и почитателям своего мастерства, в котором признавался, что его жизнь неуклонно катится к закату. Что вернуть прежний драйв невозможно. Что жить в заключении нет смысла. Что мир и он сам никогда не вернутся на круги своя. Что он одинок, и ему не с кем поговорить, хотя он, как никто другой, знает, как мало в разговорах смысла… И еще много других печальных и пессимистических мыслей прозвучало в его обращении.

И случилось читать это письмо одному из его учеников. Ученик был самым обыкновенным человеком, звезд с неба не хватал, отличался простотой, мерз в холода и распаривался от жары.

Сей парень прочитал обращение Профессора со смешанными чувствами. С одной стороны, ему было интересно и познавательно узнать, что и как думают великие, с другой, он в глубине души считал, что проблема не стоит выеденного яйца. Два дня он думал, чем может помочь любимому и обожаемому Профессору. А затем собрался и пошел к его дому пешком через весь город.

Профессор обрадовался гостю. Это был его шанс еще раз полюбоваться собой, своей ученостью, утонченностью и прочими достоинствами. Они сели пить чай и говорили о сложных и многомудрых вопросах психологии, в которых Ученик, по правде говоря, был не особо силен. Поэтому общение сводилось к монологу Профессора, напоминающему лекцию для студентов.

Наконец, Ученик откашлялся и сказал: «Учитель! Я читал ваше письмо к нашему психологическому братству… Я имею что-то сказать!»

«Говори, друг мой!» - заинтересовался Профессор. Ему было интересно, какое решение психологической задачи, которую он поставил, выберет его ученик и последователь.

Тем временем Ученик вытащил из рюкзака старую, еще дедову портупею и поднес к глазам Профессора.

«Что?.. Что это такое?» - изумился Профессор Психологии. Он сам вырос в условиях, когда никто его не наказывал ремнем и не представлял, что где-то есть люди, которые придерживаются других правил.

Между тем, Ученик слегка замахнулся и хлестнул старца ремнем.

«Нечего выдумывать себе проблемы! - приговаривал он, охаживая Профессора по спине и плечах. - Не надо брать дурного в голову, тяжелого в руки, а грязного в рот! Спать ложитесь! Хороших снов! Утро вечера мудренее!»

Профессор Психологии визжал и задыхался от смеха, не в силах поверить, что все это происходит наяву. Вся многомудрая наука моментально выветрилась из его головы. Он больше не чувствовал себя одиноким, несчастным узником, доживающим свои дни в заключении. «Во истину, - с восторгом припоминал Профессор библейские притчи, - во многой мудрости много печали, и кто приумножает знания, приумножает скорбь!»

Ученик же был более прозаичен. Видя успех своего дела, он с удовольствием вспоминал другие слова из того же источника: «Наказывай сына своего доколе есть надежда, и не возмущайся криками его!»

(Произведение печатается в авторской редакции)