Жар-Птица и Орёл

Давным давно жила была светоносная Жар-Птица.
Она помогала Солнцу освещать и согревать затемнённые, труднодоступные и, порой, мрачные участки планеты.
Обитатели таких мест с нетерпением ждали дня, когда вновь увидят ало-золотистый блеск её глаз, полных любви и неиссякаемой заботы.
Обычно, в день прилёта Жар-Птицы, звери стекались к самому изобильному природными благами месту, где пировали, угощая дорогую гостью самыми вкусными плодами своего урожая, а потом грелись у её пёрышек. После торжества, она приступала к освещению фруктовых деревьев и ягодных кустарников. Делая глубокий вдох, Жар-Птица плавно раскидывала в стороны крылья. Языки пламени, исходившие от неё, становились голубого цвета, а в глазах ярче начинал ярче сиять золотисто-алый огонёк любви. Затем она бережно дула на плодоносную рощу, и миллионы голубеньких искорок, которые кололись как снежинки, оставаясь при этом горячими, отлетали от неё и небесным тёплым одеялом окутывали растения и деревья, чтобы урожай стал богаче и созрел поскорее.
В разных местах она часто видела звериные пары и, порой, даже целые семьи, которые были невероятно так искренне счастливы, так любили друг друга и души друг в друге не чаяли, что исходившая от них волна энергии была намного мощнее и глубже тепла самой Жар-Птицы.
Она позавидовала им и стала ощущать себя одинокой. Грусть поселилась в её сердце. Ей хотелось, чтобы её тоже кто-то полюбил, и не за красоту её оперения или её огненное согревающее тепло, а просто, как маленькую птичку.
Но кто бы это мог быть? «Может быть, Солнце? Оно знает меня лучше всех. Значит и полюбит как простую птичку». Жар-Птица закружилась в небе от радости так, что искорки от перьев разлетелись в стороны, как снежинки. Она крикнула, смотря ввысь: «Солнце, здравствуй! Я Жар-Птица, твоя помощница. Ты знаешь меня лучше всех. Сможешь ли ты полюбить меня как простую птицу, не за мою работу, а просто так?» Ответом была тишина. «Оно находится высоко, выше всех, и не так просто до него докричаться. Подлечу-ка я поближе» И она стала подниматься, выше и выше, выше и выше, пока вдруг не почувствовала усиливающийся жар внутри тела, а лучи солнца стали обжигать её. От боли она растерялась и крикнула: «Солнышко, я же тебя люблю, за что ты так со мной?!" И тут жар стал таким невыносимым, что Жар-Птица ослабла и стала падать. От страха у её перехватило дыхание, и огненной кометой она упала прямо на опушку леса без сознания.
Жар-Птица не могла поверить, что ей причинило такую боль Солнце, которое она так любила. Она не понимала. Её разбитое сердце переполнялось обидой, обида сменялась гневом. Она отказалась прощать ему это и решила на зло ему не взлетать в небо и перестать помогать освещать Землю. Так Жар-Птица осталась жить в лесу, веря, что может быть здесь на земле она встретит такую любовь, и никто больше не сделает ей больно.

Жар-Птица поселилась в тени больших деревьев, чтобы не видеть солнца. От неё исходило столько тепла и света, что вся роща с тех пор была освещена огнём круглые сутки. Пошла молва. Звери приходили посмотреть на красоту Жар-Птицы и погреться в лучах её жара ночью. И все до одного очаровывались ею. Жар-Птица поначалу искала любви в их глазах, но раз за разом наталкивалась на жадное желание насытиться, и нечего больше. И её вера в любовь стала угасать.

И вот однажды волк, греясь в лучах Жар-Птицы, возжелал больше тепла и подошёл ближе и порыве очарования вырвал одно светящееся пёрышко и убежал с ним, ослеплённый добычей. Это окончательно потрясло и без того страдающую Жар-Птицу. Злившаяся на солнце, она решила больше не доверять никому, а очарованных зверей стала использовать в своих личных целях, теша их надеждой тоже когда-нибудь заполучить её пёрышко. Она была уверена, что всем только этого и надо.

И началась продажа тепла. Но не всегда звери получали то, что хотели. Они ныряли в омут с головой, но Жар-Птица ловко манипулировала их исступлённым желанием, и они делали очень многое прежде чем получали долгожданную награду.
Звери приносили ей еду, красивые безделушки, кто-то облагораживал её жилище, кто-то просто постоянно находился с ней рядом, в надежде, что она подарит ему своё перышко, иные служили стали поклоняться и служить ей. Жар-Птица стала хозяйкой леса. При этом её обида и злость переросли в самодовольство, а ко всем зверям она стала испытывать безразличие и презрение. Но в редкие моменты одиночества ночью она грустно взлетала на макушку дерева, чтобы вспомнить о полётах в небе, но вспоминая о солнце под утро, шипела на рассвет и спускалась обратно в лес.

Однажды молодой Орёл парил над лесом перед восходом солнца и увидел огонёк на одном из деревьев. Это была Жар-Птица. Орёл никогда раньше не видел её, и очень удивился, когда Жар-Птица спустилась обратно на опушку леса.
„Почему она не летает?“ — Подумал он и решил это выяснить.
Обида и ненависть переполняли Жар-Птицу, и она выплёскивала свои эмоции на зверях, играя ими. Все, как зачарованные, выполняли её прихоти, кто-то с болью на душе уходил и больше никогда не возвращался к ней, пытаясь забыть это как дурной сон. Жар-Птица наслаждалась своим положением. Молодой Орёл увидел эту картину и всё понял. Он подошёл к Жар-Птица, чтобы поговорить по душам, ведь она тоже птица, они могли бы вместе летать над облаками, им было бы так хорошо вместе! Но она заговорила первой: „Тебе нравится? Хочешь погреться у моих перьев?“ Жар-Птица покружилась вокруг своей оси и распустила хвост. Любуясь её красотой, очарованный Орёл забыл о том, что хотел ей сказать. А Жар-Птица подумала: „О, ещё один идиот. Сейчас позабавлюсь и с ним“, — и сказала: „Ты такой могучий и сильный, Орёл, наверное высоко летаешь?“ -„Да, так и есть, одно лишь солнце летает выше нас.“ —„А на что ты готов, чтобы греться у моих перьев? Если ты будешь хорошо служить мне, возможно, я даже подарю тебе одно!“ -„На всё готов“,- сказал Орёл, подписав себе приговор быть в толпе таких же очарованных Жар-Птицей бедолаг. Он стал выполнять различные поручения Жар-Птицы, днём и ночью думая о ней, о том, что он скоро её спасёт и они будут вместе. А Жар-Птица в нём видела новую игрушку и не открывалась ему. Орёл был в ловушке, но он продолжал верить, любить Жар-Птицу и заботиться о ней. Именно в этом было различие между ним и другими животными: остальные выполняли прихоти ради тепла и красоты её перьев, Орёл же делал это осознанно, не для себя, тепля надежду, что Жар-Птица вновь поверит в любовь и увидит, что пусть это бывает редко, но некоторые животные способны пожертвовать своей волей, ради любви.
Орлу было непросто: он действовал, руководствуясь и разумом, и сердцем, ему подсказывала его любовь к Жар-ПТице и стремление вернуть её веру в любовь вообще. Но в то же время он видел глубину и тяжесть безрассудства, происходившего в роще. Что же ему было делать? И вот однажды он взглянул в небо, сквозь просвет между деревьев и увидел солнце. Оно ослепило его, и тут он отчётливо услышал слова: „Отпусти её и улетай!“ Его душа затрепетала, он всё понял, но помчался к Жар-Птице. Непреодолимая сила тянула его в небеса, времени оставалось мало.
В роще он увидел замерших в гибельной эйфории животных. Жар-Птица властно смотрела на них и приговаривала кролику, который подпиливал её ноготки: „Закончишь — почисти мои крылья! И будь внимательнее в этот раз, а то точно ни одного пёрышка никогда не получишь!“
„Жар-Птичка, родненькая, я хочу тебе сказать кое-что очень важное!“ — произнёс Орёл. Но Жар-Птица отказывалась слушать его. „Жар-Птичка, миленькая, полетел�� со мной в небо, там так здорово, мы будем вместе летать и радоваться рассветам, мы так многое посмотрим вместе!“ В глазах Жар птицы блеснул огонь, казалось слова Орла достигли цели и должны были вот пробудить в ней любовь, но она тут же закричала, словно ей прищемили лапу:" Не нужно мне твоё небо, и солнце не нужно, мне и здесь хорошо, а ты проваливай, раз тебе со мной плохо здесь». И звери вторили ей: «Проваливай и не мешай нам». Орёл собравшись с духом сделал последнюю попытку: «Милая моя, просто попробуй, доверься мне, давай улетим вдвоём. Я же ради тебя спускался сюда». Но Жар-Птица не хотела верить в то, что ещё осталась благородная честность, и самоотверженная любовь, которую проявлял Орёл сейчас. Ей было чуждо чувство, когда не требуют ничего взамен, а просто любят. Она не могла в это поверить, ведь тогда бы пришлось отказаться от той жизни, которая есть у неё сейчас и измениться. Она ни слова не говоря взлетела чуть выше, удалившись от поклонников на пару метров. Звери, лишённые привычного количества тепла, не на шутку разозлились на Орла. «Ты мне больше не нужен, улетай прочь. Я больше не хочу тебя видеть». Орёл закрыл глаза, «Надо отпустить её», — подумал он. Медведь уже заносил лапу для удара, когда орёл, присев, оттолкнулся от земли. Взлетая он поймал взгляд Жар-Птицы и успел прошептал ей на ходу: «Прости солнце». Через мгновение уже парил в ночном небе. Жар-Птица про себя подумала: «Ещё чего?! Что за чушь! И откуда вообще он знает про это?!»

Шли дни, Орёл иногда прилетал к дереву и с надеждой смотрел вниз на Жар-Птицу. Она оставалась верна своей гордыне. Тем временем перьев у жар птицы становилось меньше, жар становился не таким горячим, потому что его источник — любовь, которой было у Жар-Птице с запасом, — начинал иссякать. Её душа тяжелела и сердце постепенно превращалось в камень. Звери потихоньку начали оставлять её. Это было последней каплей: «Я отдала им всю себя, и даже после этого они не хотят любить меня и уходят!. Неужели я такое чудовище, что недостойна любви в этой жизни?!" Она испугалась собственных мыслей, и чтобы заглушить боль закричала, что есть мочи: „Идите прочь все!“ От гнева перья её полыхнули фиолетовым пламенем, обожжа шерсть рядом сидящих. Звери в панике, как оголтелые, разбежались в разные стороны. Жар-Птица склонив голову, осталась одна, а её огонь полностью погас. Осталось только еле-заметное внутреннее свечение

В этот момент из-под земли вылез богатый Крот и сказал: „Давно я за тобой наблюдаю. И вот решил, что пришла пора. Я готов помочь тебе: я возьму тебя в жены, у тебя будет много света вокруг, тебе не придётся светить самой. И ещё у тебя будет всё, что пожелаешь. Но мы будем жить в подземелье, ты никогда больше не будешь летать и не увидишь дневного света. Ты согласна?“. С камнем на сердце Жар-Птица от страха погибнуть согласилась на эти дикие условия и ушла с Кротом в его подземелье. Крот относился к ней можно сказать с любовью, даже заботливо, но как к трофею. Мечта Жар-Птицы сбылась — её любили. Но не так, как она представляла себе это.
Жар-Птица с ужасом стала понимать, что сама во всём виновата, что оставшиеся годы ей придётся прожить с богатым Кротом в золотой подземной клетке несчастной. С горестью она вспоминала, что могла улететь с Орлом и они бы вместе летали где-нибудь в небе. И она заплакала, и сердце её кольнуло, и она простила солнце. Постепенно осознавая свои ошибки, раскаиваясь и прося у Бога прощение, Жар-Птица стала находить в себе силы вырваться из этого капкана. Она вспомнила слова Орла: „Я тебя люблю“. И произнесла: " Я тебя тоже». Она поняла, что в такой тяжёлой ситуации Орёл смог разглядеть в ней сквозь все её обиды и горечи её душу её настоящую. Она прошептала: «Миленький мой, прости». Ей крылья окрепли, она услышала зов неба и солнца и, сделав рывок, вырвалась из подземелья Крота. Вновь вдохнув свежий лесной воздух она взлетела на дерево. Яркой солнце ослепило её, она испугалась с непривычки, но, сделав ещё одно усилие, взлетела в небо. Свобода! Как она могла променять это на сладкие взгляды очарованных поклонников?! Ей стало стыдно перед всеми зверьми. Она пролетела над деревьями, думая о них, и прокричала: «Простите меня!» Звери услышали её. Ей было трудно поначалу, слёзы рекой лились из её глаз, да и к тому же многих перьев не было. Тогда она взлетела выше к солнцу крикнув ему «Прости меня!», и новые перья начали ускоренно расти. И вдруг вдали на горизонте она увидела Орла, который летел к ней. Её сердце облилось таким искренним волшебным теплом. Она помчалась ему навстречу. «Ты всё-таки выбрала любовь и свободу!» Радостно воскликнул Орёл, когда они обнявшись встретились в сине небе. «Твоя любовь спасла меня. И я вспомнила, что в этом моя природа», — улыбнулась Жар-Птица. И они стали летать вместе. И облетели столько чудесных красивых мест. И потом они поженились и у них родились Жар-Орлята. Но это совсем другая история.