Бюджет РФ 2021. Социалочка. Силовики. Дефицит

2019 год заканчивался вопросами. Мы делали ставки на “казахстанский” или “белорусский” сценарий “обнуления” Владимира Владимировича (хотя тогда ещё не определились с термином). Строили прогнозы по импичменту Трампа и его влиянию на предвыборную гонку. В соседней Беларуси, наверняка, гадали как бацька будет удерживать власть на летних выборах...

2020 не просто ответил – поставил жирные, дымящиеся восклицательные знаки напротив каждого из ответов. События в Беларуси, “обнуление” Путина и то, как прошла предвыборная гонка и выборы в США, повлияет на нашу реальность не меньше, чем COVID. Опираясь на подписанный президентом 8 декабря закон о федеральном бюджете, мы проанализируем, как изменилась политическая реальность.

Социалочка

Расходы на социальную политику составляют чуть больше 26% всей расходной части бюджета. Каждое или почти каждое федеральное СМИ обращает внимание читателей, на то, что расходы на социальную политику не только не были урезаны, а наоборот увеличились на 4,5% по сравнению с 2020 годом.

Это эхо, которым отзывается представленное ещё в начале года на Обращении к Федеральному Собранию ноу хау Владимира Владимировича: “Социальный абсолютизм”. В риторике национального лидера с каждым месяцем становится всё больше доброго дедушки, который знает, как тяжело живется многодетным мамочкам, как необходимы горячие обеды школьникам из малоимущих семей и всё меньше легиста, который требует соблюдения принятых процедур и законов.

Высокая социальная ответственность президента как бы оправдывает нежелание даже изображать наличие каких-то демократических институтов. Мы уже привыкли к тому, что в обращении к Федеральному Собранию президент диктует парламенту какие законы нужно принять. Но в этом году, приказной тон продолжал звучать в каждом выступлении в парламенте, каждом из “бункерныхобращений и даже в интервью.

Но, постепенное исчезновение театра демократического государства — скорее проблема эстетики. Проблема этики, скрывающаяся за «социальным абсолютизмом» — четко обозначившийся тренд на раскулачивание. Доброту дедушки должен кто-то оплачивать и это явно не руководители госкомпаний и олигархи. Пробные камни политики «повышения налоговой нагрузки на бизнес и состоятельных граждан» полетели уже в этом году в виде прогрессивной ставки НДФЛ и налога на процент по вкладам.

Силовики

Сложно недооценить влияние событий лета 2020 в Беларуси, на общие представления о том, как работает государственная власть, силовая машина и протест. Пока объединенная оппозиция Беларуси демонстрировала сплоченность общества против диктатора, устраивая масштабные акции в лучших традициях Джина Шарпа, Александр Григорьевич работал с довольно специфическим и узким сегментом электората, посещая воинские части, подразделения спецназа и десантников.

По итогам выборов и событий после них, остаётся констатировать, что стратегия Лукашенко оказалась выигрышной. Не на реверансах перед избирателями зиждется власть автократа, но на дубинках верных солдат его режима.

Эта истина находит отражение и в планах правительства на 2021 год. Раздел “Национальная оборона” в бюджете — это 3,1 трлн руб., или 14,5% всех расходов. “Национальная безопасность и правоохранительная деятельность” — это почти 2,5 трлн руб., или 11,4% расходов. Всего на силовиков уйдёт 25,9% планируемых расходов казны против 12,5% в 2020 году.

Служба в силовых структурах становится островком безопасности в экономике сырьевой державы терзаемой пандемией и санкциями. И своё место на этом островке они будут охранять тем более остервенело, чем беднее будет становиться общество за пределами острова.

Дефицит

Бюджет на 2021 год, а также на 22 и 23 сверстаны с дефицитом порядка 12,5%. Покрывать его правительство планирует за счет внутренних займов (продажа гособлигаций на внутреннем рынке). При этом победа Байдена значит конец саботажа Штатами роли “мирового жандарма”, а значит весьма вероятны новые санкции и проблемы с реализацией СПГ-проектов (как, например, Северный поток-2). А вторая волна COVID и вводимые против неё локдауны чреваты замедлением мировой экономики, а значит колебаниями цен на нефть, доходы от продажи которой составляют 32% всей доходной части бюджета.

Откуда Российская Федерация будет брать новые деньги, чтобы обслуживать наращенный госдолг в условиях, когда инвестировать в неё никто не хочет, а доходы от продажи сырья не растут? Ни один из ответов на этот вопрос, будь то печатный станок или “повышения налоговой нагрузки на бизнес и состоятельных граждан”, не обнадёживает.

Итог

Что же нового мы увидим в 2021 году?

Во всё более замыкающейся экономике Путин будет продолжать перераспределять ресурсы от предприимчивых и талантливых граждан к силовикам, чиновникам и любителям социальной халявы, погружая страну во всё больший экономический и политический мрак, а оппозиции нужно думать над новыми ответами на политическую ситуацию в условиях, когда последние слово остаётся за людьми с дубинками.

Автор материала: Артём Гавриков, член ЛПР МРО, telegram