«О дивный новый мир»: по следам озорного Хаксли

Утопии оказались гораздо более осуществимыми, чем казалось раньше. И теперь стоит другой мучительный вопрос, как избежать их окончательного осуществления…

Эта мысль Николая Бердяева вводит нас в атмосферу «Дивного нового мира» . А все неспроста. Внутри мы найдем переживания Хаксли по этому поводу, пусть и в сатирической, непрямой форме. Не будем разводить галиматью об обществе потребления во вступлении, эту тему крутить можно бесконечно. Хотя и так не получилось обойтись без доброго пиздежа. Пойдем по следам детища Хаксли.

Олдос, Олдос: попробуем тебя понять

Хаксли - типичный представитель потомственной богемы Англии. Но не все в его жизни складывалось как по маслу. Maman покинула его в 13 лет, да потом еще глаза стали подводить. Но это ему еще пошло в ��люс - из-за зрения отскочил от армейки. А впоследствии, когда уже все-таки решил стать писателем, Олдос смог узреть вещи даже поважнее, чем будничную реальность вокруг.

Мир тогда уже начал стремительно изменяться: Форд с его конвейером вертел рынок, технологический прогресс пер во всю, на мировой арене происходило политическое переустройство в пользу крупных игроков. Отсюда и пошли антиутопии. «О дивный новый мир» в этом плане культовый. Он стал предвидением, даже сам старина Олдос не ожидал, что все будет так стремительно идти в ногу с его сценарием, прописанным в 1932 году. Потреблядство, наркотики, культ счастья, тоталитарные государства, новая техника - все это стало очевидной реальностью. 

Тут уж писатель, видимо, не мог на это не отреагировать. Поэтому в 1958 выпустил «Возвращение в дивный новый мир». «Не думал я», - говорил Олдос, - «что у нас так мало времени в запасе». Тут уже история больше не художественная, а в форме эссе. Конкретный аналитический разбор того, что стало твориться. Ведь уже и феномен Гитлера со следствием Мировой войны были позади, стала развиваться реклама как неотъемлемая часть пропаганды потребления, появился политический пиар. Изменилось само человечество, оно реально стало мыслить категориями массовой культуры, где вещи теряют свое классическое предназначение. Это здесь люди покупают не машину, а престиж; не зубную пасту как антисептическое средство, а освобождение от страха быть сексуально отталкивающими. Список можно продолжать долго, но суть, думаю, уловите. 

Ну а по оценке если, то веет от этого произведения менторством излишним, из-за которого подпридавливает порой скука.

Еще немного об Олдосе. 

Помните, как в лонгриде про Моэма упомянули Хаксли. Ребята же ударились в индийскую философию, проходили духовные практики. Отсюда пошли немного другие работы на тему духовной сущности человека. Хаксли, впрочем, считал себя агностиком. Тут какие-то несовместимые вещи, не замечаете?


А интересное дальше. С 50-х в жизни писателя уже пошли другие эксперименты. Под галлюциногенами (мескалин) он написал «Двери восприятия». Не перестал проводить подобные эксперименты Олдос и после, видимо, поймал кураж. Так потом и появилось его последнее произведение «Остров» - утопия. Хаксли как будто противопоставил его всему своему предыдущему творчеству. За «Остров» его достаточно серьезно критикуют. Хотя формы его изложения здесь остались на высоте - картину райского гомеостаза Хаксли обрисовал может даже лучше, чем во всех других своих книгах. Все описания уклада жизни по полочкам - от экономики до секса. Форма изящная, но содержание как-то недооценили. 

Но Олдос уже сильно и не переживал об этом, совсем скоро он отжил свой век, рак гортани был тому причиной. А все равно ушел красиво: перед смертью ему сделали инъекцию ЛСД. И еще фактик, умер он в один день с Кеннеди. Вот такие

истории.


Антиутопии дошли и до театра: проверим как там

«О дивный новый мир» в театральной постановке - звучит интригующе. В театре Royal & Derngate в Нортгемптоне режиссер Джеймс Дакр по адаптированному сценарию писательницы Дон Кинг решил поставить свой вариант антиутопии. Дакр видит неуходящую актуальность произведения и считает, что представление Хаксли о беспомощных массах по-прежнему является общей темой нашей собственной популярной культуры - вспомните «Голодные игры», «Повстанцев», «Черное зеркало». Идея «дивных» интерактивных фильмов предвосхищает реалити-шоу, мир селфи, массовую порнографию нашего времени. Его центры смерти предвидели клиники эвтаназии в современной Европе, а опасения по поводу генной инженерии оказались ужасно пророческими.

У нас увидеть эту постановку возможности нет, поэтому только немного слов из театральной критики. А она говорит следующее. Театральная версия убирает в сторону достижения прогресса с ландшафтами будущего и сосредотачивается на человеческой истории, разворачивающейся в безжалостном тоталитарном режиме. Зрителей удачно ввели в обстановку дивного мира. Спецэффекты, лаборатории и музыка определенно создали атмосферу, актеры выступили прекрасно. Но вот доносимые смыслы как-то не зацепили подкованную публику. А сама постановка все-таки ослепила. 

Может быть все-таки нам еще далековато до тревоги, что мы уже живем в мире Хаксли?


Экранизации: раз-два и обчелся?


Дубль раз

В 1980 на NBC вышла первая экранизация «Дивного нового мира», картина Берта Бринкерхоффа. Данных, и это странно, очень мало - ни бюджетов, ни информации о съемках. Если о рейтингах, то они не очень уж - 6,7 от Кинопоиска.

Что по форме? Декорации шатковаты, но оно и понятно, 80-ый год. Так, а длина в 3 часа - как вам такое? Зато сюжет остался близким к оригиналу. 

А по содержанию? Как научно-фантастический сюжет, который изображает общество и культуру, этот фильм действительно заслуживает высоких оценок, вдохновляет. И комедия, и трагедия, и реализм - все в грамотном сочетании.

Присутствует сильная история, все персонажи правдоподобны, хорошо сыграны и соответствуют иронии той культуры, которую они представляют. Видно, что режиссер и актеры (Джули Кобб, Бад Корт, Кристофер Табори) тонко понимают мир Хаксли. Очевидно, что этот фильм был сделан для телевидения, поэтому больше напоминает мини-космическую драму.

В экранизации расширили значение Бернарда Маркса, ему здесь уделили больше внимания; развернули с новым умыслом и линию Томаса и Линды.

А так, все по канонам Хаксли, только на экране.


Дубль два


В 98-ом году вышла еще одна экранизация, и тоже на NBC. На этот раз за дело взялся Лэсли Либман. И звезд привлекли - Питер Галлахер и Леонард Нимой. 


Технологии в это время стали уже получше, но от них блеска много не выжали. А по структуре сюжета фильм значительно отошел от оригинала и даже от первой экранизации. И по времени он короче первой версии в 2 раза.

Фильм мрачен и пессимистичен, а характер персонажей кажется плосковатым. Единственное исключение - дикарь Джон (Тим Гвин), хорошо изображен, но остальные выглядят слишком нормальными (слишком современными). Это особенно верно в случае с Линайной (в фильме ее имя - Ленина), центральной женской героиней, которая, как предполагается, типична для своего времени в романе (без мозгов, девочка-сок), но в фильме ей придали более сложный характер. Это ��зменение значительно развернуло сюжет и, вероятно, было вызвано большой глупостью нашего времени, политкорректностью.

Фильм крутили по ТВ, возможно, поэтому для массовой публики туда добавили сюжет убийства (немыслимый в оригинале) и счастливый конец. Все это серьезно исказило месседж Хаксли. Отсюда и оценки на уровне 5/10 и негодование в отзывах. Если сравнивать две экранизации, то обе руки «за» старую.


Новая экранизация: что нас ждет на этот раз?

С 2009 года начались вбросы в медиа о новой экранизации. Первая задумка появилась у Ридли Скотта и Лео Ди Каприо. Все были в предвкушении, но ребята что-то подзастыли на одной точке и забросили это дело. А жалко, там, где Лео, всегда жарко.


Время для следующего вброса настало в 2015. Тогда компания Стивена Спилберга Amblin Television решила объединиться с каналом Syfy (принадлежащим корпорации NBC Universal) для работы над экранизацией классической антиутопии. Президент Syfy Дейв Хауи тогда заявил: «Авторская провокационная идея якобы идеального будущего и в наши дни является мощным высказыванием. Этот сериал обещает стать главным достоянием нашего канала». Но через год команда Спилберга отвалилась от проекта, и к работе подключился известный автор комиксов Грант Моррисон ("Бэтмен" и "Невидимки»). 


В 2018-м году в проект пришел Дэвид Винер («Возвращение домой») и, решив недоразумения между сценаристами и заказчиком, подарил сериалу жизнь. Сам Винер выступает как исполнительный продюсер и сценарист. 


В апреле 2019 официально объявили, что Universal Content Productions и Amblin Television снимут телеэкранизацию романа-антиутопии «О дивный новый мир». Одену Эренрайку, звезде фильма «Хан Соло.Звездный воины.Истории» досталась одна из ведущих ролей. 10-серийное шоу выйдет в феврале будущего года. Первый эпизод снимет Оуэн Харрис («Черное Зеркало»), он же выступит продюсером. Там будет и Деми Мур в уже новом образе. 

Ждите премьеру.