Вчера разбирала шкаф, чтобы облегчить вес нашего багажа при переезде.

Наконец нашлась веская причина распрощаться с олимпийкой мужа. И дублёнкой, которую он не носит уже 10 лет.

Обнаружив свои вещи в больших пакетах с надписью «благотворительный склад», Дима принялся перечислять их многочисленные достоинства и заслуги. Стоимость, выносливость, морозоустойчивость. Я в ответ нервно выкрикивала год покупки каждой тряпки, для сравнения озвучивая ещё и возраст старших детей. Мы вдоволь проорались, и он поставил трагическую точку: «Можно это делать хотя бы не на моих глазах!»🤦‍♀️

…Когда я впервые увидела Диму, на нём была свободная рубашка неопределённого цвета. И непонятные мятые брюки, которые по ширине вполне могли конкурировать с парусами «Крузенштерна». При этом чертами лица и манерами мой будущий муж напоминал Пушкина. Да, носил кудри, бакенбарды, любил вино, поэзию и баб-с. Ему бы сюртук и трость – но нет. ⠀
​ Что ж, я училась зрить в корень и на филолога. А надо было на стилиста. Поскольку вся моя счастливая замужняя жизнь в дальнейшем оказалась тесно связана с попытками приобщить гения чистой красоты к простым правилам стильного мужского гардероба.

Убеждена, что недорубашку с коротким рукавом не стоит хранить как память. Что Adidas из 90-х не пригодится престижному юристу даже на отдыхе. Он же бережёт футболки со студенческих времён (“они как новые"). И утверждает, что это такая же его часть, как красный диплом и шрам после неудачного прыжка с парашютом.

Короче, мой личный Пушкин сопротивляется настолько отчаянно, что за годы брака мы продвинулись только к договорённости, что обуви должно быть больше одной пары на сезон. И ещё я убедила его, что бирюзовая футболка вовсе не признак гея.

Дублёнку я оставила. Для зимних гаражных дел. А от олимпийки и прочих свидетелей студенчества избавилась. Недрогнувшей рукой.

Ведь быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей.

Или нет?

Как у вас мужья? Стильные штучки? Сандалии на носки, олимпийка на голое тело, костюм, оставшийся с выпускного, барсетка, пидорка, простите, вот это всё? Рассказывайте.