«ПУЛЬС ЕСТЬ!» Глава VIII

Следующие несколько часов меня распирало впредь не знакомое мне чувство. Ощущение, как будто в голову перестал поступать кислород, и ты находишься в густом розовом тумане, сквозь который не видны проблемы и сложности, окружавшие тебя. Хотелось остановить время и наслаждаться этими мгновениями.

Пресловутые «бабочки в животе», явление до сих пор для меня нереальное, совершали уже кругосветное путешествие внутри меня.

Чувство теплоты в подложечной области создавало уют в моем холодном одиноком внутреннем мире.Как можно влюбиться в человека, зная его всего несколько часов? – я задавал себе этот вопрос раз за разом и не находил на него ответа. В этот момент, я ощущал себя победителем лотереи, который вытянул тот самый билет на миллион после стольких неудач. В качества приза я получил миллиарды клеток её организма, которые казались мне совершенными. И я желал любить каждый атом её тела до самой своей смерти, даже если она не будет рядом.

- Кайрат Болатович, что-то УЗИсты сегодня не приходили – сказал сидевший рядом Серик Арыстанбекович. У А.А. в анамнезе гепатит С и цирроз печени. Надо проверить состояние его органов.

- Какой А.А.? – растерянно спросил я.

- Вон тот – и указал на мужчину, лежавшего у стеклянной перегородки. Ты что-то совсем растерян!

- Да, есть немного!

- Влюбился что ли? – улыбаясь спросил он.

- Иди к черту! – поднимаясь с места ответил я.

- Айнур, позвони пожалуйста УЗИстам, пусть глянут наконец-то на наших пациентов! – обратился я к медсестре.

-Хорошо, шеф – ответила Айнур, разыскивая номер отделения визуальной диагностики на листке, приклеенном скотчем к кафелю.

- Айнур, еще позвони в травматологию пусть отправят к нам гонца! Они забыли историю болезни Мынбаевой Сары – поручил Серик.

Сару забрали в отделение травматологии сразу после того как она пришла в себя. Всё её время, проведенное здесь, я кружил по палате, занимая себя другими делами, и краем глаза поглядывая на Сару. Её плечи и выраженные ключицы выступали из-под одеяла, накинутого на нагое тело.

- Привязывать людей – это как-то неправильно – улыбаясь произнесла Сара. Спасибо – сказала она шепотом, отпуская мою руку.

- Я приду к вам на днях, еще увидимся – ответил ей я, поправляя свой хирургический костюм.

***

- Твоя воздыхательница идет – констатировал Серик, открывая входные двери в нашу палату.

-Куда мне спрятатся? –не успел произнести я, как в дверь зашла врач с отделения визуальной диагностики, громко стуча платформой своей обуви. После нее ковыляла её медсестра, закатывая УЗИ аппарат в палату.

- Кайрат Болатович, добрый день! – прозвучал звонкий женский голос.

- Здравствуйте, Айя Бекеновна –сказал я, одновременно протягивая руку худащавой девушке, которая подключала свой переносной УЗИ аппарат.

- Ах, как приятно, когда ты кому-то нужен! – произнесла она, закидывая прядь волос на бок.

- Да, мы вас долго ждали. – сухо ответил я.

- Кто долго ждёт, тому достается самое лучшее! – улыбаясь закончила Айя.

- Наверное – замялся я, вспоминая Сару.

Айя была немного нагловатой девчонкой. Менталитет и манера говорить, региона откуда она приехала к нам, оставляла на ней неизгладимый отпечаток. Но при всем этом Айя могла расположить к себе кого угодно и разговорить даже мертвого. Её напор позволял ей манипулировать людьми с такой легкостью и органичностью, что человек даже не чувствовал, что им помыкают. Вы когда-нибудь видели бегающие глаза? Так вот такие были у Айи. Блестящие карие глаза, которые были её визитной карточкой. С самого моего появления в этой больнице я чувствовал, что Айя не ровно дышит ко мне и всячески пытался её избегать.

- А можно я буду называть вас Кайрат? – произнесла резко Айя.

- Эмм … - замялся я. Давайте сохранять деловую этику. А то от Кайрата до Кайроша не далеко!

- Кайрош? Как мило! Это вас мама так называет? – спросила она. Кстати она прекрасная женщина я недавно видела её в торговом центре. Мы даже успели немного поговорить!

- Поговорить? Айя Бекеновна, вы уверены, что разговаривали с моей мамой? – спросил я довольно эмоционально.

- Да, как раз выбирала подарок тебе, ой, то есть вам, подарок на день рождения. Я даже дала ей пару советов.

- Вы же абсолютно меня не знаете! – удивленно ответил я.

- Это вы мужчины себя не знаете, а нам женщинам достаточно нескольких минут, чтобы понять из какого вы теста сделаны.

- Так. С этого места поподробнее! Из какого же теста сделан я?

- Из неплохого – ответила она, смотря в монитор. С этим пациентом все в порядке, ну если так можно сказать. От его печени живого места не осталось, но без ухудшений. Ладно, Кайрат Болатович, если у вас ко мне нет вопросов я пошла. Кстати, вы мне кофе обещали! Может быть на этих выходных?

- К сожалению, на этих выходных я занят, Айя. Спасибо вам! – обрезал я.

- Вот, женщина! Коля, она тебя сама на себе женит и заикнуться не успеешь! – смеясь вслух резюмировал Серик.

- Этого я и боюсь!

В этот момент прозвучал сигнал на приборе контроля частоты сердечных сокращений и других жизненно важных показателей. Этот звук ни с чем другим не перепутать! Мы с Сериком подбежали к пациенту Б., на приборе которого появились характерные волны. Волны, напоминающие беспокойное море, так в его организме сердце хаотично боролось со своим бессилием. При фибрилляции желудочков сердца, оно фактически останавливается и самостоятельное восстановление его ритмичных сокращений невозможно, необходимо было действовать быстро.

- Айнур, реанимационный набор срочно! – крикнул я, опуская одеяло с грудной клетки мужчины.

Прослушав дыхание пациента, было понятно, что мужчина перестал дышать и мы с Сериком приступили к проведению сердечно-легочной реанимации.

- Айнур, подключай его к кардиомонитору! - поручил я и мы с Сериком поменялись местами. Теперь я отвечал за дыхание, а он делал непрямой массаж сердца. Когда прибор был готов я провел первую дефибрилляцию.

- Разряд! –крикнул я, одновременно нажимая кнопки на электродах. Сердце пациента не реагировало!

- Один, два, три, четыре… - громко и уже с одышкой считал Серик. Когда он сделал тридцать толчков я дважды выдавил мешок Амбу (мешок с воздухом в количестве около полулитра прим.авт.) и наблюдал за реакцией грудной клетки. Легкие наполнялись, значит воздух попал куда надо.

- Айнур, адреналин 1 мг, готовь! – в порыве руководил я.

- Держите, Кайрат Болатович – отдавая шприц, ответила Айнур.

- Коли сама, Айнур! В катетер! И промой потом физиологическим раствором!

С меня уже начал течь пот, но остановиться мы не могли. На кону была жизнь пациента. Единственное, что я делал это наклонял голову к своему плечу, пытаясь смахнуть с себя пот. В моей голове крутилась песня «Stayin’ Alive» и пытался попадать в ритм.

- Кайрат Болатович, ритм синусовый, вроде откачали! – сказала Айнур, вся покрасневшая от переживаний.

- С боевым крещением тебя, Айнур! – сказал я, хлопнув ладонь Серика, которую он вытянул в честь успешной реанимации.

День наконец-то закончился, и я пошёл в душ. Усталость, накопившаяся за день, утекала вместе с горячей водой. Осталось только навестить Сару – подумал я, открывая дверь душа.