Что такое криптобанки и как они работают?

«Криптобанк» — звучит солидно?

Как правило, «криптобанками» называют себя децентрализованные платформы, которые сочетают в себе черты бирж, обменников и сервисов p2p-кредитования. Основная задача — создание сервисно-платежной инфраструктуры для связи криптосообщества с фиатным миром. При этом об аналоге традиционных банков в мире криптовалют речи не идет: ни в плане функционала, ни с точки зрения принципов работы.

Слово «банк» платформы используют скорее ради продвижения. Официальный представитель платформы Wirex Роман Забуга отмечает, что фактически криптобанк — это обычная криптовалютная платформа, которая берет на себя лишь часть традиционных банковских функций: конвертацию валют, хранение средств, обналичивание, эквайринг.

«БАНК» ЗВУЧИТ СОЛИДНО И ВНУШАЕТ БОЛЬШЕЕ ДОВЕРИЕ. ЭТО НАЗВАНИЕ С БОЛЬШИМ АВАНСОМ. НАПРИМЕР, СОЗДАВАЕМЫЙ ИНВЕСТИЦИОННЫЙ КРИПТОБАНК HASH НИЧЕМ НЕ ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ИНВЕСТФОНДА, НО ПРОЕКТ ПОЧЕМУ-ТО НАЗЫВАЮТ КРИПТОБАНКОМ. НАВЕРНОЕ, ТАК ЛУЧШЕ ЗВУЧИТ», — ОТМЕЧАЕТ РОМАН ЗАБУГА. 

Сооснователь компании Crypterium Глеб Марков замечает, что в криптомире «грань между терминами размыта». Сам Crypterium позиционирует себя как банк потому, что проводит банковские операции (например, расчеты) и готов претендовать на соответствующее место в финансовом мире.

Скептически относящийся к идее криптобанков Дмитрий Гладков, партнер юридической фирмы Nektorov, Saveliev & Partners, подчеркивает, что в нынешнем виде они не имеют никакого отношения к банковскому сектору. Однако, отмечает он, любая платформа может называть себя как хочет, если ее юрисдикция это позволяет.

ПО МНЕНИЮ ГЛАДКОВА, КРИПТОБАНКИ — ЕЩЕ ОДИН ПОСРЕДНИК, ПОЭТОМУ ОСОБОЙ НЕОБХОДИМОСТИ В ИХ СУЩЕСТВОВАНИИ НЕТ. «ДЛЯ РАСЧЕТОВ В КРИПТОВАЛЮТЕ ВПОЛНЕ ДОСТАТОЧНО КОШЕЛЬКА И ЕГО ФУНКЦИОНАЛА, А ОБМЕНЯТЬ ДЕНЬГИ МОЖНО НА БИРЖЕ. ОСНОВНЫЕ КВАЗИБАНКОВСКИЕ ОПЕРАЦИИ МОЖНО ПРОВОДИТЬ С ПОМОЩЬЮ СМАРТ-КОНТРАКТОВ: НАПРИМЕР, ОТСРОЧЕННЫЙ ПЛАТЕЖ, ГАРАНТИИ, АККРЕДИТИВ — ВО ВСЕХ ЭТИХ ОПЕРАЦИЯХ СМАРТ-КОНТРАКТЫ ПОЗВОЛЯЮТ ОБОЙТИСЬ БЕЗ БАНКОВ», — ПОЛАГАЕТ ЭКСПЕРТ. 

В то же время, по мнению эксперта, следует четко различать расчетные и инвестиционные криптобанки — у вторых есть шанс на развитие. «Расчетные функции банков будут постепенно отмирать, и лет через пять уже никто не будет проводить расчеты через них. Они не исчезнут совсем, но сохранят за собой лишь функции аккумулирования средств и выдачи кредитов. А вот инвестиционные, в том числе криптовалютные, банки будут набирать обороты», — считает Гладков.

С другой стороны, некоторые участники рынка считают появление криптобанков неизбежным процессом. «Крипторынком интересуется все больше обычных людей, но использование криптовалют остается проблематичным: их достаточно сложно хранить и проводить с ними операции. Существует также проблема безопасности и взломов. Мы предоставляем пользователям те же услуги, что и обычные банки: текущие счета, денежные переводы, обмен фиатных и виртуальных валют в одном интерфейсе», — отмечает сооснователь и глава совета директоров платформы Saifu Александр Легошин.

Конкуренты криптобирж

Самый известный криптобанк в мире — Galaxy Digital — принадлежит миллиардеру-инвестору Майклу Новограцу. По замыслу создателей, он должен стать криптовалютным аналогом инвестбанка Goldman Sachs. Планируется, что Galaxy Digital будет осуществлять криптовалютный трейдинг, инвестиции в блокчейн-стартапы и ICO, межбиржевой арбитраж, консультирование и управление активами для состоятельных клиентов. С 1 августа акции банка торгуются на канадской фондовой бирже TSX Venture Exchange.

Платформы, которые называют себя криптобанками — один из источников финансирования ICO-стартапов, к которым с подозрением относятся традиционные банки. С криптовалютными проектами мало кто хочет иметь дело, во многом из-за отсутствия нормативной базы. Площадка, которая даст ICO-проекту кредит и откроет для него счет, окажется востребованной.

Впрочем, не все так однозначно. «Нелояльность традиционных банков к виртуальным валютам известна, тем более что отсутствие нормального механизма комплаенса по криптовалютам подвергает традиционные банки дополнительным рискам. Однако проблемы с платежами криптобанки не решат, поскольку платежные системы – это те же банки с большими ограничениями по деятельности и AML/CFT», — полагает Роман Янковский, партнер юридической фирмы «Зарцын, Янковский и партнеры».

Платформы также пытаются конкурировать с обменниками и биржами виртуальных валют — площадками, которыми пользуется большинство участников рынка для обмена и вывода средств. Криптобанки стремятся составить им конкуренцию прежде всего за счет более быстрого проведения платежей, отсутствия лимитов по ним и более низких комиссий – у платежных сервисов последние могут доходить до 15%.

Еще одно направление деятельности криптобанков —p2p-кредитование пользователей. Заемщики и кредиторы договариваются о процентных ставках и сроках погашения кредита, а сервис выступает гарантом и берет на себя технические вопросы. От обычного p2p-кредитования это отличается только тем, что истории сделок и данные о пользователях фиксируются с помощью блокчейна и смарт-контрактов.

Лицензия для криптобанка

Крупные криптобанки стремятся к получению официального статуса. Один из способов — банковская лицензия. Правда, полностью легально работать по особой криптовалютной лицензии можно только в Японии, отмечает Роман Забуга. Такая лицензия стоит $300 тыс., а ее получение – долгий и сложный процесс.

В Европе, Южной Корее и США подобную деятельность можно лицензировать лишь частично. К примеру, в Соединенных Штатах для работы с криптовалютами нужно иметь либо федеральную лицензию, либо лицензию отдельного штата. Например, компаниям, которые осуществляют операции с криптовалютами в Нью-Йорке, необходимо получить лицензию BitLicense. Также компании придется зарегистрироваться в качестве поставщика финансовых услуг и обязаться соблюдать банковскую тайну.

«Если платформа работает в юрисдикции, в которой криптовалюта признана платежным средством, у нее есть шанс получить банковскую лицензию. Но в ней нет необходимости — банковская лицензия не нужна для обмена и расчета, а потому и заморачиваться с ней никто не будет», — отмечает Дмитрий Гладков.

ЕСЛИ КРИПТОБАНК РЕШАЕТ ОБОЙТИСЬ БЕЗ ЛИЦЕНЗИРОВАНИЯ, ОН МОЖЕТ ИСПОЛЬЗОВАТЬ СУЩЕСТВУЮЩУЮ ИНФРАСТРУКТУРУ. САМЫЙ ПРОСТОЙ СПОСОБ – НАЙТИ ПАРТНЕРА С НЕОБХОДИМОЙ ЛИЦЕНЗИЕЙ И РАБОТАТЬ ПО НЕЙ.

Этот путь выбрала Wirex: платформа сотрудничала с британской финтех-компанией Contis Group, которая помогала с фиатными транзакциями и открытием фиатных счетов.

Большинство криптокомпаний, которые работают с фиатными средствами, получают E-money Licence — лицензию на эмиссию электронных денег. В этом случае партнер уже не нужен. В Европе получить E-money Licence проще всего в Гибралтаре, Чехии и Эстонии. Именно по эстонской лицензии, к примеру, работает Crypterium. Компания использует схемы ломбардного займа: пользователи пополняют криптосчет (закладывают имущество), платформа выдает им фиатные средства (виртуальную карту с установленным лимитом, который соответствует сумме криптовалютного счета). Все расчеты проходят через партнерский банк. Когда пользователь расплачивается картой Crypterium, банк списывает фиатные средства со счета стартапа, а сама платформа списывает криптовалюту со счета пользователя. Для потребителя процесс не отличается от обычной оплаты картой.

Платформа Saifu работает по лицензии платежного учреждения в Чехии, а также сотрудничает с чешским аудиторским подразделением компании Deloitte, которая оказывает аудиторские, консалтинговые и юридические услуги.

В России шансов нет

Выходить на российский рынок криптобанки не спешат. Как отмечает Роман Забуга, сейчас ситуация выглядит слишком неопределенной. Рынок находится в ожидании закона о криптовалютах, который должен перевести все вопросы в законодательную плоскость. Весной законопроект прошел первое чтение в Госдуме, однако на этом процесс остановился. На сегодняшний день нет ясности о возможных сроках рассмотрения документа. Эксперты отмечают, что законопроект нуждается в серьезной доработке.

Из-за отсутствия нормативной базы российские официальные органы не могут прийти к единому мнению о том, как стоит трактовать операции с криптовалютами — в частности, это касается судебной практики. Если считать криптовалюту имуществом — к этому склоняются законодатели — сделки между ними можно назвать бартерными операциями. «Их можно проводить, но это создает массу сложностей, которые сложно разрешить без специального законодательства: как начислять НДС, как рассчитать и заплатить налоги», — указывает Дмитрий Гладков.

В ЭТИХ УСЛОВИЯХ КОМПАНИИ НЕ ХОТЯТ РИСКОВАТЬ И ПРЕДПРИНИМАТЬ АКТИВНЫЕ ДЕЙСТВИЯ. «ФИНАНСОВАЯ СИСТЕМА РОССИИ «СВОРАЧИВАЕТСЯ», ЦЕНТРОБАНКУ НЕ ИНТЕРЕСНО ВЫДАВАТЬ ЛИЦЕНЗИИ — ПОЭТОМУ ПОЛУЧИТЬ ИХ В РОССИИ ПРАКТИЧЕСКИ НЕВОЗМОЖНО. ГОРАЗДО ПРОЩЕ ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ И ЛЕГАЛЬНО РАБОТАТЬ В ЕВРОПЕ», — ГОВОРИТ РОМАН ЗАБУГА.

«Банк не может строить свою деятельность на подозрительных операциях — а именно так регулятор определяет операции с криптовалютой. В России шансы криптобанков работать легально равны нулю», заключает Роман Янковский.

#cryptocentredaily #cryptocentreinfo

Подписаться на канал