Как родной дядя режиссера Никиты Михалкова служил в войсках СС - правда или вымысел?

Российский актер и режиссер Никита Сергеевич самый яркий представитель дворянского клана Михалковых. Эта семья пережила СССР, пользовалась при генсеках влиянием, а сам Никита Сергеевич гордится своим прозвищем «барин». Его отец Сергей Владимирович был известным писателем, общественным деятелем, автором гимна СССР и Российской Федерации. Однако гораздо интересней биография дяди режиссера Михаила Михалкова, который во время Великой Отечественной войны служил в частях СС.

Немецкий язык и школа НКВД

По утверждению исследователя Федора Раззакова тернистый жизненный путь родственника, так вдохновил Никиту Сергеевича, что он собирался снять сериал о дяде Мише, но руки до амбициозного проекта не дошли. Хотя такой сюжет сложно сочинить. В самой истории много белых пятен, а источником для нас является сам Михаил Владимирович Михалков, который написал автобиографию «В лабиринтах смертельного риска». Описанные подробности подойдут для сюжета фильма про агента 007. Но обо всем по порядку.

Михаил Михалков родился в 1922 году, а через пять лет семья переехала в Ставропольский край. При когда-то дворянской семье оставалась немка-гувернантка. Она научила парня немецкому языку, который он знал не хуже русского. Сам Михаил Владимирович рассказывал, что благодаря немецкому его приняли в спецшколу НКВД, а в 1941 году он служил в особом отделе.

Михаил Михалков родился в 1922 году, а через пять лет семья переехала в Ставропольский край. При когда-то дворянской семье оставалась немка-гувернантка. Она научила парня немецкому языку, который он знал не хуже русского. Сам Михаил Владимирович рассказывал, что благодаря немецкому его приняли в спецшколу НКВД, а в 1941 году он служил в особом отделе.

Братья Михалковы – Александр, Сергей, Михаил

Осенью 1941 года младший из Михалковых пропал без вести. Через родственников семья узнала, что он погиб, но в декабре 1945 году от Михаила, который находился в Лефортовской тюрьме, пришло письмо. Оказалось, что в 1941 году он попал в плен, служил в СС, занимался бизнесом в Европе, но не забывал Родины и вел подпольную борьбу с германцами. Но обо всем по порядку.

Окружение, расстрел, подполье

В начале войны Михаил Михалков служил переводчиком в 97-ом погранотряде, базирующемся в Измаиле. Участвовал в контратаке на румынские войска, закончившейся захватом города Килия-Веке. В сентябре 1941 года офицер попал в окружение. С группой бойцов Михалкову удалось вырваться, но впоследствии он попал в плен. В одном из сел под Киевом немецкий командир приказал расстрелять пленников. Михаил Владимирович и красноармеец-грузин копали себе могилу на картофельном поле, а сторожили их три нациста

Красноармейцы перед расстрелом

Когда охранники прикуривали сигареты, грузин выскочил из ямы и напал на нацистов. За ним бросился и Михалков. Они оглушили карателей лопатами и разбежались в разные стороны. По другой версии пленные копали выгребную яму. Немцы убили грузина, который на них напал, а Михаил Владимирович сбежал позднее.

После недель скитаний его опять схватили немцы и посадили в лагерь города Александрия. Оттуда он три раза убегал, но снова попадал в руки карателей. Михалков вспоминал:

«После первого побега меня укрывала семья Люси Цвейс. Она выправила мне документы на имя своего мужа Владимира Цвейса, и я начал работать переводчиком на бирже труда в Днепропетровске. Одновременно собирал сведения о немцах и их прислужниках, которые передавал местным подпольщикам, выносил для них с биржи чистые регистрационные бланки, подписанные военным комендантом».

Он чудом выжил во время расстрела кировоградских евреев. От немецких пуль его спасли тела убитых людей. Дождавшись ночи Михалков выбрался из ямы, но в ноябре 1941 года снова попал в лагерь.

Служба в СС

Сбежав в очередной раз, Михалков оказался под Харьковом, где его задержали немцы. Подозрительного юношу привели в штаб роты танковой дивизии СС «Великая Германия». Допрос проводил капитан Берш. На отличном немецком языке Михаил Владимирович рассказал, что он якобы ученик 10-го класса и этнический немец-колонист с Кавказа.

Гренадеры танковой дивизии СС «Мертвая голова»

Капитан поверил и бывший боец НКВД стал снабжать часть СС продуктами. Для этого он ездил в телеге по украинским селам, где менял картошку и молоко на немецкий керосин и сахар. По заверениям Михалкова и здесь он не забывал служить советской Родине. Агент ввел среди селян пропаганду, рассказывая им об истинном положении на фронте.

Французский зять

В 1943 году Михалков со своей часть оказался в Румынии. В городе Яссы он познакомился с русскими подпольщиками и помог им добыть десять повозок с лошадьми. В Венгрии он сбежал к партизанам, но не нашел их и отправился в Будапешт. Там беглец выдавал себя за немецкого офицера и сына богатого берлинского промышленника.

На улицах Будапешта Михалков познакомился с сыном венгерского аристократа, который как писал Михаил Владимирович:

«…потащил меня к себе домой. А вечером — в замок отца на светскую вечеринку, на которой присутствовали венгерские и немецкие генералы, политики, бизнесмены. Там я оказался за одним столом с Отто Скорцени. Знаменитый диверсант, личный агент Гитлера был известен уже тогда. Он сидел рядом с Вальтером Функом, одним из заместителей Геббельса».

На этом вечере Михалков познакомился с французским бизнесменом, который решил выдать за него свою дочку Беату. Михаил Владимирович переехал в Женеву, где у него завязался роман с девушкой. Будущий тесть взял зятя к себе в помощники. «По работе» Михалков посетил Швейцарию, Францию, Бельгию, Турцию. Если все это и ложь, то придумать ее мог только человек с отличной фантазией. Благо представителям клана Михалкова ее не занимать.

Командир роты и гимн СС

Все это время Михалков думал, как вернуться на Родину. Осенью 1944 года он вступил в контакт с местным просоветским подпольем и пытался перейти линию фронта. До этого он заполучил форму и документы офицера СС. Михалкова задержал немецкий патруль. До выяснения личности арестованного держали на втором этаже дома. Ночью он выпрыгнул из окна, но неудачно упал, сломал руку, повредил шейный позвонок и потерял сознание.

Фото якобы Михаила Михалкова в немецкой форме, которое появилось в Интернете. Документального этому подтверждения нет

Подобрал Михалкова местный латыш, который подбросил его в немецкий госпиталь городка Салдуса. На пароходе «Герман Геринг» вместе с другими ранеными его переправили в Кенигсберг. Вершины «немецкой карьеры» Михаил Владимирович достиг в городе нидерландском городе Лиссе. Здесь он возглавил танковую роту дивизии СС «Мертвая голова».

Михалков не просто проводил занятие с подчиненными, но и сочинил для своей части гимн танкистов, в котором были слова: «Где Гитлер, там победа!..». О всем этом и в шутливой манере Михаил Владимирович рассказывал в интервью журналисту газеты «Факты» Владимиру Шуневичу.

Работа в «Смерш»

Последним местом немецкой службы будущего писателя была школа переводчиков в городе Познань. Там же готовили и диверсантов и после задержания Михалкова красноармейцами он попал в «Смерш». Сначала «предателя» хотели расстрелять, но из Москвы пришло подтверждение личности. Арестованный окончил разведшколу НКВД, был агентом с позывным «Сыч» и является братом автора гимна СССР.

Михалкова переправили в Москву, но на волю не выпустили. На Лубянке его использовали как агента:

«Обычно меня подсаживали в тюремную камеру к пойманным гитлеровцам. Я их "раскалывал", изобличая шпионов и гестаповцев».

«Обычно меня подсаживали в тюремную камеру к пойманным гитлеровцам. Я их "раскалывал", изобличая шпионов и гестаповцев».

    • Почему не расстреляли

Михаил Михалков резюмировал: «…двенадцать раз мне пришлось убегать от фашистов. Каждый побег мог очень плохо закончиться». Поразительное везение вызвало подозрение и у советских спецслужб. Агент попал под следствие как немецкий шпион. Но почему его не расстреляли?

Помогло заступничество старшего брата – Сергея, отца Никиты Михалкова. Когда он узнал о том, что Михаил жив, то сразу позвонил Берии, но тот не стал его слушать. Тогда Сергей Михалков приехал в Лефортово вместе с двумя генералами НКВД. Но к брату его все равно не пустили. Однако и расстрела не последовало. Арестованного отправили в лагерь на три года, по выходу из которого ему полагалась пятилетняя выселка с запретом на посещение Москвы.

Михаил Владимирович утверждает, что после смерти Сталина его вызвали в КГБ и предложили написать книгу: «…о моей военной судьбе, считая, что она поможет воспитывать в молодежи чувство патриотизма. Я написал автобиографическую повесть «В лабиринтах смертельного риска». Константин Симонов и Борис Полевой дали положительные рецензии. В 1956 году я был награжден орденом Славы».

  • Михаил Владимирович утверждает, что после смерти Сталина его вызвали в КГБ и предложили написать книгу: «…о моей военной судьбе, считая, что она поможет воспитывать в молодежи чувство патриотизма. Я написал автобиографическую повесть «В лабиринтах смертельного риска». Константин Симонов и Борис Полевой дали положительные рецензии. В 1956 году я был награжден орденом Славы».

Михалков занимался пропагандой, а в частях спецназа и разведшколах читал лекции на тему разведки и контрразведки, писал патриотические песни. Печатался под псевдонимами «Андронов» и «Луговой». Более 10 лет Михалков был куратором Вольфа Мессинга. Книгу «В лабиринтах смертельного риска» проверил начальник пресс-бюро КГБ генерал Струнин. Ее издавали в Европе, а советский читатель познакомился с автобиографией только в 1991 году.
Не жизнь, а приключенческий роман

За свои деньги пять тысяч экземпляров «В лабиринтах смертельного риска» распечатали племянники ее автора Никита Михалков и Андрон Кончаловский. Как относиться к истории, рассказанной Михаилом Владимирович? Кто дает гарантию, что он ничего не утаил? И сколько было таких людей, которые по разным причинам надели форму врага, но у них не было брата автора гимна СССР.

Биография Михаила Владимировича больше похожа на приключенческий роман Юлиана Семенова или блокбастер о Джеймсе Бонде. Так много в ней везения и сюжетных сломов, характерных для художественного произведения. Хочется верить, что он не лгал и просто не мог присоединиться к партизанам. Хотя у него получилось обманывать командование СС, выживать в расстрелах, поужинать со Скорцени, понравиться французского миллионеру и влюбить в себя его дочь.