Трагические судьбы советских детей — вундеркиндов ( Часть 1)

Всех этих детей природа наградила невероятными талантами, они поражали практически весь мир своими феноменальными способностями, рано познали славу, подавали большие надежды… Вот только простого человеческого счастья эти мальчишки и девчонки, увы, познать не смогли. Их звезды погасли также быстро, как и зажглись. Ведь судьба порой просит очень дорогую цену за свои подарки.

Уже в 4 года Ника сочинила свои первые стихи: она болела астмой, поэтому страдала бессонницей. Тогда девочка и продиктовала маме все то, о чем, по ее словам, говорил ей Бог, хотя писать еще не умела.

Родители девочки были творческими людьми: мать – художница, отец – актер. Но их дочь обошла их по части одаренности: уже в 8 лет стихотворение юной поэтессы опубликовали в «Комсомольской правде», после чего ее заметил Евгений Евтушенко. Он же и написал предисловие к первому сборнику Ники «Черновик», который увидел свет уже через два года. Книга имела такой успех, что была переведена на 12 языков.

Уже в 10 лет Турбина приняла участие в престижном международном фестивале «Поэты и Земля», который проходил в рамках «Венецианского биеннале», и получила главный приз – «Золотого льва». К слову, до этого подобной высокой награды из наших соотечественников удостаивалась лишь Анна Ахматова, и то, когда ей было уже 60.

Девочка успела сняться в двух фильмах, путешествовала по всему миру. Уже тогда американские врачи, опасаясь чрезмерной нагрузки, посоветовали бабушке Ники обратиться к психологам. Но родные не прислушались к словам докторов.

Вскоре популярность Турбиной пошла на убыль, а Евтушенко отказался от покровительства, считая, что мама и бабушка юной поэтессы хотят лишь вытянуть из него деньги. Девочка посчитала это предательством, но позже от своих слов отказалась.

Слава, а затем потеря интереса публики тяжело сказалась на психике вундеркинда: уже в старших классах она начала прогуливать учебу, выпивала и пыталась покончить с собой. В 16 лет поэтесса неожиданно вышла замуж за итальянского психолога, который был старше ее на 60 лет, но прожила с ним всего полгода и вернулась в Москву.

Мечтая стать актрисой, она поступила во ВГИК, но вскоре забрала документы. Впрочем, в столичный институт культуры Нику взяли без экзаменов. Вначале девушка, и правда, пыталась взяться за учебу, вновь начала писать стихи. Но в 20 лет Турбина, которая уже не единожды «кодировалась», вновь сорвалась. А в конце первого курса она не явилась на экзамены и была отчислена.

В последующие годы Ника практически нигде не работала, но принимала участие в театральной самодеятельности и иногда сочиняла сценарии для детских представлений. Впрочем, разгульный образ жизни она не оставила и однажды во время очередного застолья с друзьями сорвалась с пятого этажа. Травмы, полученные при падении, оказались несовместимыми с жизнью. До сих пор остается загадкой: решила ли сама Турбина свести счеты с жизнью или это был несчастный случай. Ей было всего 27 лет.

Ника Турбина:

Дождь, ночь, разбитое окно.
И осколки стекла
Застряли в воздухе,
Как листья,
Не подхваченные ветром.
Вдруг — звон…
Точно так же
Обрывается жизнь человека.

Павел Коноплев (1973-2002)

Паша Коноплев не зря считался гением: уже в 3 года он решал математические задачи, в пять лет играл на пианино, в 6 — вычислял в уме логарифмы, а в 10 — легко справлялся с заданиями по физике, которые были под силам не всем старшим школьникам.

Интересно то, что еще в роддоме доктора боялись, что у мальчика может развиться слабоумие из-за подхваченной инфекции.

Наталья Коноплева, мама Павла:

«Все эти разговоры не могли нас не пугать. Когда Паше было три года, муж решил проверить, отстает ли ребенок в развитии. Задал малышу задачку: «В одной корзинке одной яблочко, в другой – одно. Если их сложить в одну корзинку, сколько будет?» Паша радостно ответил: «Два!» С тех пор, засыпая, он всегда просил поиграть «в яблочки». Вскоре стал большие цифры складывать, умножать. Нормальным детям это скучно, а ему нравилось – видно, требовалась тренировка для ума…»

Но уже в 6 лет нейропсихолог, который протестировал Пашу, заключил, что его IQ равен 142 (для сравнения, у Эйнштейна он был 160).

Коноплев входил в числе тех первых людей, которые работали над созданием программы для отечественного компьютера БК-0010. В 15 лет он уже окончил школу, а в 19 – стал аспирантом МГУ.

Именно в этом возрасте у парня случился душевный перелом: вспышки агрессии чередовались с чувством отчаяния и эмоциональными срывами. Возможно, причиной тому стало то, что у Коноплева не было нормального детства, а все сверстники относились к нему, как к белой вороне. Вероятно и то, что Павел не выдержал колоссальной умственной нагрузки и не смог справиться со своей гениальностью. Он даже пытался уйти из жизни, вскрыв себе вены, после чего попал в психиатрическую больницу.

Врачи лечили Коноплева с помощью «тяжелых» препаратов, которые вместе с тем, что должны были восстановить его душевное равновесие, отрицательно воздействовали на его гениальный ум. Из больницы Паша так и не вышел и скончался в 29 лет из-за оторвавшегося тромба.

Александра Путря (1977-1989)

Несмотря на то, что Саша Путря прожила недолгую жизнь, она оставила после себя большое творческое наследие: более 2 тысяч работ – 46 альбомов с рисунками. Кроме этого сохранились ее вышивки, фигурки из пластилина, изделия из бусинок, выжженные по дереву картины, икона и даже технические чертежи, которые, как надеялся ребенок, помогут людям добраться до Луны и делать асфальтовые дороги без трещин.

Родители Саши — творческие люди: мама преподавала в музыкальном училище, папа был художником. Сама же девочка начала рисовать уже в три года. Но отцу, который вначале пытался обучить ее по академической программе, она дала отпор, отстаивая свое право самостоятельно формироваться как художник. И, правда, к каждой работе ребенок подходил осмысленно и в каждый рисунок вкладывал особый, взрослый, смысл. А позже, после просмотра фильма «Танцор диско», Путря увлеклась индийскими мотивами: создавала на бумаге образы божеств, животных, любимых героев и актеров.

Евгений Путря, отец Саши:

«Меня буквально ошеломила одна из самых первых работ Сашеньки, которая, к сожалению, не сохранилась. Как-то мы читали воспоминания друзей Пушкина по лицею и узнали, что они называли его между собой Сверчком. Сашеньку это рассмешило, и она уже через пятнадцать минут нарисовала поэта в обличье сверчка. Я был потрясен. Такое сходство! Этому ни в одном институте не научат».

В 5 лет у Саши неожиданно появились проблемы со здоровьем: она все чаще жаловалась на слабость и боли в теле. После обследования врачи поставили ей диагноз лейкемию и вынесли приговор, что девочке осталось жить не больше двух месяцев. Но юная художница боролась со страшной болезнью еще 6 лет.

Умерла Путря в 11 лет. Ее похоронили в индийском сари и вложили в гроб ее талисман – портрет любимого актера Митхуна Чакроборти. Незадолго до смерти Саша попросила отца приложить руку на бумагу и обвела ее, а сверху наложила контур своей ладони. Последняя работа художницы стала известна под названием «Сириус» — именно на эту звезду девочка хотела полететь после смерти.
О талантливой художнице узнал весь мир: за все это время по всему миру состоялось более 100 ее персональных выставок, а в Австрии даже с рисунком Саши был выпущен почтовый конверт.