Зажатость в музыке — огромная помеха, причина, из-за которой музыка получается вторичной

Стас Кузнецов об учебе в Moscow Music School

Когда появился интерес к музыке и как он повлиял на выбор профессии

В 7 или 8 лет я очень хотел играть на саксофоне. Но в музыкальной школе мне сказали, что могут предложить только фортепиано и гитару. Поэтому я пошел сначала на фортепиано, потом стал заниматься вокалом. Отучился в музыкальной школе, но в итоге музыке я предпочел банальную юриспруденцию. В университете делал все, но только не учился: занимался творчеством, в том числе музыкой. Уже тогда я понимал, что хочу заниматься этим, а не видеть вокруг себя белых воротничков. После учебы я переехал в Москву, работал в рекламе и PR, параллельно продолжил заниматься музыкой, но писал в стол. Сейчас я копирайтер: пишу слоганы, тексты для разных компаний, выставок, форумов. Я получаю удовольствие от игры со смыслами и звучанием слов, поиском новых значений. И это тот скилл, который нужен и в музыке.


Зачем взрослому учиться в музыкальной школе

До поступления в Moscow Music School я уже несколько раз похоронил идею, что когда-нибудь начну заниматься музыкой профессионально. И школа для меня — шанс, последний вагон, в который еще можно забежать и окончательно решить, могу я развиваться в этой сфере или оставить музыку на уровне «для дома».

Мне интересны эксперименты. Я пришел в школу, чтобы выходить за границы своего понимания музыки и того, как привык думать о ней. Мне хотелось бы найти ее новые области, на стыке с другими видами искусства, технологиями. Сейчас у нас есть для этого все возможности, само время такое. Поэтому меня нет задачи написать хит в духе Эд Ширана, а вот создать что-то, что не делали раньше — цель.


Как школа влияет на отношение к музыке и творчеству

У меня всегда было дурацкое и абсолютно русское ощущение от музыки, как от чего-то, требующего чуть ли не определенной жизни. Что нужно быть в особом состоянии, ждать вдохновения, как-то мучать себя, чтобы вдруг появились те самые строчки или мелодия. Этот стереотип мешает мне думать о музыке как о профессии. Как будто бы когда применяешь какие-то техники для написания песни, ты обесцениваешь процесс и результат.

На деле, музыка — это совокупность системной работы, методик и техник, а также моментов, состояний, переживаний, которые случаются с тобой и становятся причиной, почему ты вдруг пишешь что-то. Импульс важен, ты написал строчку, но что ты потом с этим будешь делать? Ты же не можешь на этом чувстве возбуждения сидеть над фонограммой в Ableton семь часов. Нужно системно работать: знать, где в библиотеке находится тот самый звук, как выровнять дорожки или написать подходящую партию на фортепиано. И здесь тебе не поможет вдохновение. Какой бы твоя жизнь ни была насыщенной, если ты не потратил определенное количество часов на освоение техники, ты не сможешь донести свою идею так, как слышишь в своей голове. Она неполно разовьется, и человек просто не услышит тебя и не поймет до конца, потому что ты налажал.

Мы все в России очень зажатые, мне кажется, это общий бич. Зажатость в музыке — огромная помеха, причина, из-за которой музыка получается вторичной. Ты не осмеливаешься сделать то, чего действительно хочешь. И школа в этом плане, конечно, помогает. Преподаватели постоянно повторяют, что в музыке можно все, в ней нет правил, только условности, и никто не запрещает тебе придумать и решить, как будет у тебя. В это нужно поверить. Только при такой искренности и открытости твое творчество вообще кому-то будет интересно. Мне кажется,нужно пробовать, постоянно что-то делать, не оставляя материал в столе, предъявлять себя, не боясь критики.

***

Подробнее о программе Songwriting, на которой учится Стас