«‎‎В один месяц ты можешь заработать сотку, а в другой – всего пять тысяч»: Что такое ресейл и почему этим занимаются подростки

Современные подростки уже давно не хотят раздавать листовки, сидеть с чужими детьми или выполнять низкоквалифицированную работу ради пары тысяч рублей. Многие из них умеют быстро и много зарабатывать, один из таких из способов – ресейл кроссовок. Мы узнали, почему перепродавать кроссовки прибыльно, какие в этом деле есть «фишки» и сколько можно заработать на ресейле обычный школьник.

Как появился ресейл

Ресейл (от англ. resаlе) дословно обозначает перепродажу. В XXI веке совершенно необязательно иметь энциклопедические знания и быть коллекционером, чтобы находить предметы для перепродажи с большой наценкой. В 2017 году британский подросток рассказал The Guardian, как начал свой бизнес случайно с перепродажи лишних кубиков Рубика, а методом проб и ошибок выяснил, что хайповые кроссовки – самое прибыльное направления ресейла. Тогда же в сети появились истории о том, как молодые люди за месяц зарабатывают на ресейле кроссовок больше $10 000 в месяц. Самыми популярными зарубежными площадками для ресейла были и остаются американский Poshmark, специализированный на кроссовках Stock x и Depop – приложение для покупки и продажи вещей.

В России заговорили о ресейле, когда рядом с московским магазином Brandshop появились километровые очереди людей, которые часами стояли, чтобы купить кроссовками Yeezy от Канье Уэста.

Но журналист и создатель телеграм-канала Golden Chihuahua Саша Амато считает, что мировой бум рессела начался задолго до – в 80-х. Взлет реселла Амато связывает со стритвиром – уличной одеждой, которая стала своеобразной субкультурой подростков, которые все деньги вкладывали в свой имидж. «Это исключительно имиджевая субкультура. Она никак не связана со стилем, модой, удобством и дизайном, красотой вещи, – объясняет Амато. – Вся культура стритвира зависела от понимания того, что люди носят вокруг тебя. Если ты подросток из Бруклина в 80-х, ты выходишь на улицы, видишь, что надето на людях вокруг и собираешь из них свой образ. Культура уличной одежды появилось именно как составление собственного имиджа на основе чужого. Сейчас нам не нужно выходить на улицу – Канье Уэст или Вирджил Абло и так скажут, что красиво и хайпово».

Как устроен бизнес риселла

Ресейлер – это человек, который покупает лимитированные вещи у брендов и перепродает со своей наценкой. Посредник между производителями и клиентами. При этом у человека может не быть связей с поставщиками, собственного склада и т.д. В этом ключевое отличие реселлера от дистрибьютора: первому не нужно налаживать отношения с производителем, делать все официально, и у него меньше накрутка. Доступная бизнес-модель реселла привлекла немало людей. Большинство из них, как в России, так и в развитых странах, – подростки.

Восемнадцатилетний одиннадцатиклассник Игорь из Москвы честно признается, что стал ресейлером из-за денег, а также личного интереса к брендовым вещам. Он подтверждает, что лучше всего перепродаются лимитированные кроссовки: «Самая крупная сделка – когда мы с напарником смогли продать кроссовки из коллаборации Nike и Fear of God, вышло около 30 тысяч на каждого». Но прибыль от перепродажи кроссовок может и разочаровать. «Как-то мы перепродали Yeezy Boost 700 и получили по 5000 на человека. То есть в один месяц ты можешь заработать сотку, а в другой – всего пять [тысяч рублей]», – заключает Игорь.

Для успешной перепродажи нужно постоянно отслеживать сайты и тематические группы, иметь знакомых в магазинах, где происходят продажи, а также обзавестись картами лояльности.

«Все зависит от связей, – говорит Игорь. – Есть реселлеры, которые работают только со звёздами. Мой знакомый смог за месяц заработать больше 130 000 рублей, потому что был в нужном месте в нужное время».

Бренды сами решают, в каким магазинах они будут производить раффлы, то есть розыгрыши права на покупку эксклюзивной вещей. «Это могут быть как флагманские магазины, так и нет, это нужно мониторить», – советует Игорь.

Целевая аудитория реселла – подростки и молодые люди, но некоторые продавцы перепродают вещи только известным людям. «Мой знакомый с района несколько раз удачно продавал кроссовки Ольге Бузовой и блогеру Владу Литвинову – говорит школьник. – Он делает большие деньги».

Начальный капитал для ресейла – 18 000 рублей. Игорь считает, что : «Как раз можно купить на эти деньги релиз кроссовок, продать их за 35 000, и вот у тебя есть деньги на следующий шаг». Успешным реселлером он считает того, у кого более пяти сделок в месяц.

В течение года Игорь время от времени занимался ресейлом, учась при этом в школе: «Совмещать это с учебой довольно просто, если ты готов идти на какие-то жертвы. Например, стоять по шесть часов за условными Yeezy Boost в «Цветной» и ждать, пока по спискам тебя пустят в магазин». Он признается, что сейчас занимается этим все реже: «Совсем недавно в бизнес вошли школьники, которые стали менять правила игры – ставить кроссовки по минимальной цене. Они обвалили кучу продаж опытным продавцам, для которых ресейл – это основная работа. Мне нравилось заниматься этим из-за свободного графика и хороших денег. Но меня и многое смущало. Например, как люди, ждущие релиза в очередях, портят свое здоровье, могут часами на морозе стоять. Я к такому не был готов. Кроме этого появилась новая проблема – связи, которые раньше помогали, теперь против тебя. Во многих магазинах появляются «свои списки», в которые попадаешь только по блату».

После того, как ресейлер получает релиз, наступает самая важная часть – продажа. Покупатели могут быть самые разные: обычные люди («реалы»), которых продавцы ищут через сайт Themarket, тематических группах в ВК или через своих знакомых, звезды, с которыми ресейлеры связываются по своим каналам, или китайцы («киты»), которые покупают вещи с целью перепродажи у себя на родине. Игорь отмечает, что большинство его клиентов – богатые подростки, либо китайцы, которые обычно ждут ресейлеров на выходе из магазина, в котором только что прошел раффл.

Когда ждать заката ресейла

Амато положительно отзывается о подростках-ресейлерах, считает их креативными и талантливыми: «Многие из них сами ездят в Китай, открывают магазины поддельных товаров по низким ценам. Они и очень неплохо на этом зарабатывают – не у каждого в России есть 25 000 на кроссовки. Параллельно эти ребята работают и с криптовалютами, двигаются в еще каких-то направлениях. Поколение «зумеров» очень работящее, они начинают работать с раннего возраста».

Но некоторые считают что ресейл кроссовок – очередная тюльпаномания, то есть пузырь, который возник из-за популярности стритвира и с ее спадом лопнет.

«Обычная маркетинговая культура, когда спрос огромен, причем он международный, а предложение очень лимитировано и локализовано географически», – говорит Саша Амато. Разговоры о том, что пузырь реселла скоро лопнет, ведутся давно. Этого до сих пор этого не произошло, но цены на вещи на рынке ресейла падают: «В 2014–15 годах те же самые кроссовки Канье Уэста перепродавали гораздо дороже, в наши дни цены резко падают. Люди начинают смекать, что это недолговечный способ заработка. Не знаю, долго ли это еще продлится»‎, – заключает Амато. А медленную моду он называет намного перспективнее быстрой.