Романовы, «Романовы» и история с «Готским альманахом»

Оригинал взят у

eot_orel в Романовы, «Романовы» и история с «Готским альманахом»

Есть такая организация «Российский Императорский Дом». Создал её уехавший из России после февральской революции и объявивший себя в 1924 году «императором в изгнании» великий князь Кирилл Владимирович — двоюродный брат императора Николая II Александровича.

Соль в том, что он был по сути начальником личной охраны императора, то есть первым, кто должен был подвязаться за венценосного брата. Вместо этого он с вверенным ему воинским подразделением присягнул Госдуме: «Я и вверенный мне Гвардейский экипаж вполне присоединились к новому правительству. Уверен, что и вы, и вся ввернная вам часть также присоединитесь к нам. Командир Гвардейского экипажа Свиты Его Величества контр-адмирал Кирилл» (цитата по воспоминаниям последнего дворцового коменданта Николая II — см. Воейков В. Н. «С царём и без царя»). Такой демарш был воспринят сторонниками монархии как отказ от борьбы. Генерал П. А. Половцев, главнокомандующий войсками Петроградского военного округа в 1917 г., который скептически относился к Временному правительству и неприязненно к Советам, так описывает это событие в своих мемуарах: «Из числа грустных зрелищ, произведших большое впечатление, нужно отметить появление Гвардейского Экипажа с красными тряпками, под предводительством великого князя Кирилла Владимировича. Нужно заметить, что в Думе ясно обозначилось два течения: одни хотели сохранить идею какой-то закономерной перемены власти с сохранением легитимной монархии, другие хотели провозглашать немедленно низложение династии. Появление великого князя под красным флагом было понято как отказ императорской фамилии от борьбы за свои прерогативы и как признание факта революции…» (Половцев П. А. «Дни затмения»).

Возможно, у Кирилла Владимировича были к этому личные причины. Женитьба на разведённой и отказавшейся перейти в православие Виктории Фёдоровне, урождённой Виктории Мелите из Саксен-Кобург-Готской династии, привела к потере права престолонаследия. Николай II просто был вынужден издать соответствующий указ согласно определённым Павлом I правилам.

Наверное, свои личные причины были и у Владимира Кирилловича, возглавившего «Р.И.Д.» после смерти отца в 1938 году, письменно обратиться 26 июня 1941 года ко «всем верным и преданным сынам Родины» c призывом поддержать Гитлера в «крестовом походе против коммунизма-большевизма».

А ныне его внук Георгий, урождённый (по отцу) Гогенцоллерн, со сделанным мамой русским паспортом на фамилию Романов, исполняет роль «цесаревича» в ожидании народной воли — «если народ пожелает восстановить монархию, мы исполним наш долг».

Но на этом история не завершается. Георгий — далеко не первый сын, сменивший отцовскую фамилию на «Романов». Автор статьи «Самоликвидация Российской империи», отмечает, что наши нынешние власти своими попытками негласной реабилитации преступников типа Колчака или Маннергейма, привлекли внимание к истории 19 и начала 20 века. В итоге на поверхность всплыл «деликатный династический вопрос, совершенно широкой публике нашей неизвестный». Боярский род Романовых, избранный собором в 1613 году на царство, пресёкся в мужской линии с Петром II Алексеевичем в 1730 году, в женской — с Елизаветой Петровной в 1761. Далее Россией правили выходцы из Германии — Гольштины, Готторпы и прочие.

На это указывает, в частности, авторитетнейший генеалогический справочник знатнейших европейских фамилий — «Готский альманах». Он ежегодно печатался на немецком и французском языках с 1763 по 1944 года в городе Гота (герцогство Саксен-Кобург-Гота). Династию «Романовых» там указывали как «Гольштейн-Готторп-Романовы».

Было, подобно случаю с Георгием, желание скрыть немецкое происхождение. Дадим в этом вопросе слово Александру Александровичу Мосолову, занимавшему пост начальника канцелярии Министерства императорского двора в 1900-1916 гг. Ниже приведена глава из книги его мемуаров «При дворе последнего императора», в которой мы встретим знакомые имена…

История с «Готским альманахом»

Государыня больше самого царя была убеждена во всемогуществе императорской власти. Мне вспоминается инцидент с «Готским Альманахом». Александра Федоровна не сомневалась в том, что наша цензура может с успехом запретить печатание тех или иных данных в иностранной прессе. Она отказывалась верить, что я в качестве заведующего придворной цензурой не могу наложить запрет на ежегодник, публикующийся за границею.Как-то раз Фредерикс по возвращении из Царского Села сказал мне, что императрица весьма недовольна тем, что в «Готском Альманахе» под рубрикой «Россия» значится: «династия Гольштейн-Готторп-Романовых». Она требует, чтобы упразднили первые два имени под угрозой запрещения ввоза «Альманаха» в Россию.Я давно знал этот вопрос. «Готский Альманах» ежегодно присылал нам корректурные листы, касающиеся России. Мы вносили все перемены, случившиеся за год. При этом я неизменно лично вычеркивал слова «Гольштейн-Готторп». Все исправления редакция аккуратно вносила в новое издание, а на вычеркнутое наименование династии внимания не обращала.Как-то я сделал по этому поводу письменный запрос. Мне ответили, что, по мнению редакциии «Альманаха», наименование династии исторически точно (император Павел — сын герцога Петра Гольштейн-Готторпского) и изменено быть не может. Министр, которому я доложил об этом, приказал запретить ввоз «Готского Альманаха» в Россию.Такая мера мне показалась прямо чудовищной. Я умолял графа доложить дело государю и добиться отмены решения царицы. Министр взял мою всеподданнейшую записку, но доложил ее не императору, а Александре Федоровне, которая приказала явиться мне с этим докладом. Разговор на аудиенции был такой:

— Неужели вы не можете найти способа заставить эту упрямую редакцию вычеркнуть два слова? — спросила меня государыня.— Я им писал и письменно получил отказ.— А если я вам разрешу уведомить их, что вы обращаетесь к ним по моему приказанию?— Это значило бы, Ваше Величество, рисковать получением в ответ цитат из исторических актов, подтверждающих правильность их наименования династии. И пожалуй, они предадут гласности всю переписку.— Тогда запретите ввоз этого издания в Россию.— Это тем более невозможно, так как вызовет общеевропейский скандал. Самый аристократический, легитимистический «Альманах» запрещен для ввоза в Россию. Конечно, доищутся этих двух слов, вызвавших запрещение; пойдут пересуды по всей столице и за границею, «Альманах» будет тайно ввозиться в Россию дипломатами и даст пищу для обсуждения деликатного династического вопроса, совершенно широкой публике нашей неизвестного. Поверьте, Ваше Величество, годами печатают этот заголовок, и никто на него не обращает внимания. Лучше его игнорировать, чем подымать шум. Но, быть может, великая княгиня Виктория Федоровна, как принцесса Саксен-Кобург-Готская, найдет ход в редакцию и уговорит снять эти слова?Тут мой доклад оборвался, и императрица не возобновляла разговора на эту тему и с Фредериксом.