Ислам и тюрки: расставить точки над i. Памятка для казахской молодёжи

Примеч. автора блога: не раз уже замеченные мною эмансипированные и джадидитские взгляды автора не дают мне полностью соглашаться с каждым написанным ею словом, однако её исторические изыски, пусть в некоторых моментах и не до конца объективные в силу вышеназванных личных взглядов, сложно переоценить для восстановления и понимания прежде всего самими казахами своей национальной истории, причина которой и побуждает меня опубликовать на данном сайте её очередную публикацию, в котором я веду блог. Пусть Всевышний Аллах вознаградит её за её любовь к своему народу и патриотизм и простит ошибки, и пусть от её стараний будет больше пользы, чем вреда, аминь. 

Часть 1. Что дал Ислам тюркам? 40 аргументов и фактов*

«Арабская цивилизация вошла, наподобие солнца, из восточных городов и пошла над западными странами» (Освальд Шпенглер).

1. Ислам дал тюркским кочевникам сакральный текст-талисман, инструмент для спасения души и биологического самовыживания — Книгу Священного Корана, которая является уникальным источником явного и зашифрованного сакрального знания, имеющего сверхчеловеческое, космическое происхождение и адресованное всему человечеству (см. современные исследования о математическом доказательстве Бога и Корана, загадках рифмы и ритма, рецитации священных сур и др.);

2. Факт добровольного принятия нашими предками Ислама с присягой на Коране был и остается предметом гордости и счастья от осознания казахами своей принадлежности к полуторамиллиардному мусульманскому сообществу планеты. Обращение в Ислам через проповедников-суфиев (близкие к Богу — аулийа), получение бата от Ходжи Ахмеда Йассауи и других исламизаторов означало духовное кодирование, благословение тюрков и их земель свыше, со всеми вытекающими из этого последствиями;

3. В ходе общественных диспутов и духовных поисков тюрками была обретена вера в Единого Бога, монотеизм (таухид) как более прогрессивная ступень эволюции Homo sapiens, который, в свою очередь, логически вел к осознанию единства человечества (отсюда пришедшее с Исламом слово «адамзат»), универсализации сознания, освобождению и возвышению человеческого «я» и обретению власти над хаосом природного бытия;

4. Исламизация внесла ясность в сознание древнетюркского человека, чья традиционная мифологическая система к IX-X вв. давно подверглась объективному распаду и деградации, а остатки оказались смешаны с элементами множества верований — от зороастризма до буддизма и конфуцианства. Эклектика, поликонфессиональность подпитывали внутренние социальные конфликты, будучи глубинной причиной культурной отчужденности и политической раздробленности тюркского мира;

5. Была освоена рационально, теологически обоснованная и мистически углубленная (через: тафсиры, хадисоведение, акида/вероучение, тасаввуф/суфизм) новая концепция Бога и духовных миров — неизмеримо более богатая и глубокая по сравнению со смутными, первобытными и отрывочными представлениями тюрков о Высшем Начале в содержании их политеистической мифологии;

6. Была обретена вера в Бога-Творца всего человечества — вместо этнически привязанных божеств (тюрк Тенгри) и представления об универсуме, более приближенные к современной научно-мистической картине мира. При этом было чрезвычайно важно принятие Бога как Милосердного и Милостивого (Рахман, Рахим), Прощающего (Гафур), т.е. с Атрибутами, ранее неизвестными и не озвученными в древней мифологии тюрков;

7. Вместо зыбкости и неопределенности представлений о добре и зле (как объективном признаке всякой мифологии и политеизма) Ислам своевременно дал «взрослеющему» человеку и социуму полноценную этику и свод законов (Шариат) с тщательной разработкой категорий дозволенного и запретного (халал—харам), в основе чего лежали не только религиозные, но и рационально обоснованные и подтверждаемые современной наукой и медициной ограничения и предписания;

8. «Не убий!» — неоценимое, выдающееся значение имело то, что Ислам как этическая религия принес тюркам абсолютный запрет человеческих жертвоприношений, тогда как издревле саки, гунны, древние тюрки в разной степени, но все практиковали ритуальные жертвоприношения своим богам людей (рабов, военнопленных, женщин, детей), что хорошо известно из письменных источников и археологии;

9. Ислам остановил процесс нравственной деградации обществ тюрков и согдийцев, как и самих арабов, предложив новый, освященный Кораном, благородный идеал (модель) человека, с разъяснением смысла его земного существования и трансцендентальных истин. Данный, более возвышенный идеал освобождал индивида от пут языческой чувственности, природного «материализма» и гедонизма;

10. В плане эволюции религиозного сознания было важно то, что Ислам дал предкам казахов полноценную и серьезную теолого-мистическую концепцию об Аде и Рае, загробном воздаянии и Божьем Суде (эсхатология), взятые из Корана и других книг Откровения, переданных миру через Пророков и патриархов человечества;

11. Тюрки впервые приняли в свое коллективное сознание одно из центральных понятий мировых религий — понятие греха («куна»/«гунаһ» — перс.), сыгравшее решающую роль в моральном оздоровлении этноса и дальнейшем его духовном развитии. Именно это великое религиозное табу использовалось мировыми религиями как самый эффективный сдерживающий механизм в борьбе с «темными» силами человеческого естества;

12. Выдающееся значение имел опыт приобщения к мусульманскому мистицизму (тасаввуф, суфизм) —авторитетной школе мирового мистицизма; с его глубокой теософией, учением о духовном самораскрытии, методами психоанализа и психотренинга. В силу укорененности в священных аятах Корана суфизм и учение Йассауи стояло неизмеримо выше теории и практики языческого шаманизма (в парапсихологии различают высший сверхсознательный опыт и низший психизм/медиумизм);

13. Своевременный акцент Ислама на рационализме (акыл), воле и самообладании (ирада, ерік), что отражало суть мужественной, рыцарской модели религиозности мусульман, предотвратил падение тюркских социумов в инволюционную пропасть, ибо увлечение тогдашних людей иррационализмом и магией приняло угрожающие масштабы. В «межвременье» процветала «экстрасенсорная» деятельность колдунов и шаманов, освящавших ритуальное употребление опьяняющих напитков (вино, хаома и пр.). Это было характерно для всех древних обществ до прихода к ним света Корана. Ислам в буквальном и переносном смысле этого слова принес здоровую трезвость и самодисциплину в души тюрков;

14. Тюркскому человеку открылся настоящий океан новых знаний о мире, человеке и природе — ввиду того, что в Центральную Азию в VIII-X вв. Ислам пришел уже не просто как вера и Откровение (Коран), но и как завершенная цивилизация и передовая для тогдашнего человечества инновационная культура Багдадского халифат. Это были неведомые для тюрков, вышедших из природной религии тенгрианства, новые знания и науки — естественнонаучные, гуманитарные, медицинские;

15. На новом витке (цикле) тюркской истории именно Исламу было суждено вдохнуть новую жизнь в «тело» древнетюркской культуры, выступив организующим началом и смыслообразующим стержнем для обновленной тюрко-мусульманской цивилизации. Этническое и культурное «я» тюрков не только благополучно сохранилось, но и получило возможность полного расцвета и творческого самовыражения.

16. В традиционную картину мира тюрков были интегрированы такие системообразующие понятия и мифологемы, как «Алла Тагала» (синонимы: «Кудай»/«Тенгри»), «Адам-ата-Хауа-ана», «18 тысяч миров», «124 тысячи Посланников», «Всемирный потоп», «потомство Ноя» (Нух), «Акыр-Заман» (кончина мира), новые имена мифологических и исторических персонажей планетарного масштаба, о которых у тюрков ранее не было никакой информации (например, Гиса /Иисус Христос, Искандер /Александр Македонский, Платон и др.);

17. Мировая этическая религия и основанные на ней цивилизующие нормы мусульманского закона закрепили в культурный код тюрков новый этикет, корректные поведенческие модели, благотворно отразившиеся на культурном облике всех поколений: адаб/әдеп (правила приличия, воспитанность), кодекс чести «жауанмард» (о котором говорил великий Абай) — все это было воспринято тюрками в ходе исламизации;

18. Ислам нашел созвучие с этнопсихологией тюрков-номадов ввиду того, что в основу идеала мусульманского мужчины был положен синтез бедуинско-кочевого идеала свободолюбивого воина мурувва/футувва с Сунной Пророка. Однако исламо-суфийская концепция футувва (рыцарство) превосходила прежние, языческие идеалы, и потому сумела облагородить природную воинственность номадов, сублимировать, направляя буйную энергию номадов в русло социально контролируемого, правового поведения, созидания;

19. Ислам сыграл неоценимую роль в оздоровлении народной ментальности, облагораживании и шлифовании национального характера тюрков (позднее и монголов Золотой Орды), не давая воинственности перерасти в деспотизм, анархизм и разбойничьи наклонности. При помощи намаза/ритуалов, адабов, воспитания чувства справедливости (адалят) поддерживался баланс между воинственностью и духовностью, строгостью и милосердием, патриотизмом и интернационализмом;

20. Неоценим вклад Ислама в борьбу с трайбализмом и этноцентризмом, ибо он всюду сдерживал нежелательный рост трайбализма (хадис Пророка: что сторонники асабийа, то есть племенного сепаратизма, выпадают из Уммы), ксенофобии, любого преувеличения кровного родства и этничности в ущерб духовно-идеологического братства. Если бы когда-то в нашу историю Казахстана не включился цивилизующий и сплачивающий исламский духовный фактор, то в отношении основанных на кровнородственном принципе воинственных племен тюрков (казахов) была бы велика вероятность нескончаемых жестоких межплеменных столкновений и войн (как в Африке, среди индейцев и т.п.);

21. Благодаря Исламу возникли высокие этические понятия, сформировалась аристократическая культура, упорядоченность семейно-брачных отношений, чистота и порядок в одежде, жилище (как сказал о роли мусульманского фактора в жизни казахов великий тюрколог В. Радлов). Бесспорен вклад Ислама в привитие тюркам санитарно-гигиенических норм, соблюдения ритуала омовения, частого мытья рук и полоскания рта (по адабу). Можно заметить, что даже казахское слово «сабун»/«мыло» — арабского происхождения;

22. Великий британский философ А. Дж Тойнби заметил когда-то, что высоко ценит две заслуги Ислама перед человечеством: запрет алкоголя и неприятие расизма. Запрет алкоголя (спиртного), пищевые запреты, касающиеся мяса свиньи, падали (мертвечины), крови и др., соблюдение поста (саум/руза), также обряд обрезания крайней плоти (хатна, суннет) пришли к нашим предкам вместе с Исламом. Сегодня научные и медицинские исследования ученых доказали пользу многих предписаний Корана и Сунны;

23. В генетическую память тюрков-мусульман было записано табу и глубокое порицание самоубийства и гомосексуализма, что имело принципиальное и ключевое значение для нравственного самосохранения народа. Если бы тюрки не приняли когда-то Ислам, то, учитывая последовавшие затем в истории Казахстана трагедии, катастрофы и болезни XIX-ХХ вв., можно представить и смоделировать масштаб физического и психологического самоуничтожения представителей нашего народа с гипотетической терпимостью к суициду и алкоголю, по аналогии со многими немусульманскими азиатскими культурами (как, например, японской);

24. Ислам возвысил и углубил представление тюрков о женщине, дал целое учение о святости матери и ее любви (особенно в подаче суфиев-хакимов, философов и поэтов Востока), обосновал и закрепил юридические, имущественные права слабой половины человечества. До Ислама во всех древних обществах (от персов до монголов) женщина не имела юридических прав, будучи на деле собственностью мужа (за исключением редких случаев из жизни правящего класса). Шариат на базе ханафитского права обеспечил защиту чести и достоинства женщины, он также упорядочил и ограничил уже имевшийся у тюрков институт полигамии, обосновал право девочек на образование, в целом, вызвал почти революционные сдвиги в области социального равенства полов;

25. У тюрков, как и у всех древних народов, было распространено патриархальное домашнее рабство. Ислам не мог в одночасье отменить глобальный институт рабства, равно как и упомянутую полигамию (многоженство). Однако Коран максимально его гуманизировал, демократизировал, пересмотрел содержание рабовладения и работорговли, запретив жестокое обращение, пытки, клеймение, гладиаторские бои и пр., обосновав элементарные человеческие права рабов и рабынь, также всюду стимулируя добровольные акции освобождения рабов (в Коране освобождение раба было приравнено к высшей благотворительности и богоугодному поступку), тем самым создавая исторические предпосылки для отмены рабства в будущем. Человечное обращение с рабами/слугами и военнопленными было принято предками казахов через мусульманизацию сознания;

26. Ислам спас тюркский мир от китаизации и растворения в лоне буддийско-китайской цивилизации, что доказывали авторитетные ученые-классики (например, классический труд А. Гибба «Арабские завоевания в Центральной Азии»). Вопреки устоявшимся стереотипам, к приходу Ислама уже не существовало де-факто автономной культурной системы тюрков. Вместо этого был хаос, эклектика, духовный вакуум, который стремился полностью заполнить Китай. Влияние ханьской культуры было всеохватывающим: от веры в небо (Тянь/Тенгри) до вовлечения тюрков в конфуцианские школы империи и династийных браков. Тюргеши и карлуки были частично ассимилированы. Принятие Ислама нейтрализовало и остановило китайскую угрозу и альтернативу буддизма;

27. Даже для самого скептически настроенного исследователя Ислам в той исторической ситуации как в культурном, так и политическом плане представляется «наименьшим злом» для тюрков. В отличие от китайской цивилизации с ее сильным ассимилирующим потенциалом (синоцентризм), притом непосредственно граничащей с тюркскими владениями, Ислам был космополитической, универсалистской религией, тем более в тогдашней своей религиозной интерпретации (мурджиизм, предтеча ханафизма, с полным обоснованием прав не-арабов — аджам), и халифат был весьма рыхлым, а вскоре быстро распавшимся образованием. Поэтому Ислам был мудро избран предками-тюрками как фактор и гарант сохранения в дальнейшей истории своего этнического «я» и политической самостоятельности;

28. Геополитическая истина эпохи была такова, что через Ислам тюрки получили надежных политических союзников в лице Саманидов и стоящего за ними халифата в своей многовековой борьбе против китайской экспансии. Угроза арабского завоевания для тюрков была преувеличена в советской историографии: у арабов никогда не было плана наступать севернее Мавераннахра, т.к. они были озабочены обустройством богатого Согда. Более того, на самом деле арабы побаивались воинственных степняков (были известны и некие хадисы Пророка, запрещавшие воевать в будущем с тюрками). Воздвигая укрепления на Амударье, они вместе с хорасанцами-персами оборонялись от тюргешей, которых подкупил и подстрекал против халифата Китай (см. работы Л. Гумилева и др.);

29. Ислам способствовал интеграции тюркского мира в новую глобальную систему экономики, подняв на качественно новый уровень торгово-экономические связи вдоль Шелкового пути, уровень и качество урбанизации. Были приняты эффективные модели маркетинга, этика ведения торговли и бизнеса. На самом деле расцвет городов, экономики, ремесел Южного Казахстана, Семиречья, Средней Азии, Восточного Туркестана приходится на исламский период, условно названный саманидско-караханидским;

30. Через принятие мусульманского закона рождались полноценные государственно-правовые нормы, развитая дипломатия, внешнеполитические доктрины, распространились и закрепились прогрессивные обычаи и социальные практики, идеал и этикет гостеприимства (в основе которого лежала вера в таинственного Посланника Аллаха — Хизра, также хадисы), благотворительности, защиты сирот и вдов, похвальности дачи денег в долг (слова «жетим/йатим» , «жесир/йасир», «карыз», «кайыр» и др. взяты из Корана), искреннего добрососедства и дружбы: понятий «сосед» и «друг» не было в доисламские времена, когда ранние кочевники, как и все язычники, чтили только кровнородственные связи;

31. Ислам совершенствовал правила ведения военных действий, обосновал новую доктрину войны и международных отношений (отличая священную и обычную виды войн), дипломатии, посольской службы, переговоров о перемирии, принес более гуманные правила обращения с военнопленными, совершенствовал вооружение и армию (хотя именно в данной сфере был велик опыт тюрко-монгольских кочевников, что справедливо отмечали сами арабы и персы). Вопреки выдумкам об ослаблении воинственности по мере принятия Ислама, напротив, новая мировая религия пришла в созвучие с менталитетом воинов-тюрков и даже еще более вдохновила их на военные подвиги, укрепила через веру решимость и храбрость (как заметил классик, востоковед В.Гордлевский). В то же время было чрезвычайно важно вернуть тюркам и монголам пошатнувшуюся армейскую дисциплину, запретить вино и водку, культивируя трезвость, обосновать уже через Ислам принципы боевого братства, гуманизма, ответственности — из понимания вынужденной справедливой войны как священнодействия, а обыкновенной войны ради присвоения земных благ — как огромного греха перед Создателем. В Великой Степи в средневековье ценились исфаханские мечи, клинки из дамасской стали, многие виды оружия и доспехов импортировались из исламских центров. Также в самые трудные моменты своей истории казахи как мусульмане обращались к идее единства мусульманского мира перед лицом военной оккупации иноверцев (письма казахских ханов правителям Османской империи, обращение к Ахмад-шаху Афганскому против китайской агрессии и др.);

32. Ислам внес серьезные и прогрессивные изменения в правила и модели ведения традиционного хозяйства – скотоводства, земледелия, торговли, в налогообложение, прививая совершено новые взгляды на труд и собственность, предостерегая от накопительства, алчности и социальной поляризации обществ. Отсюда — ставший незыблемой нормой для тюрков-кочевников закят (зекет) — выплата прогрессивного налога на имущество и скот в пользу бедных, который был принят и одобрен коллективным сознанием предков как метод «очищения» прибыли и достижения социальной гармонии;

33. Революционным и прогрессивным стал принятый кочевниками-тюрками халяльный способ заклания скота — путем быстрого и глубокого рассечения шеи острым ножом, с выпусканием крови и пр., серьезные преимущества которого перед другими способами доказаны сейчас научно и экспериментально. Такого эффективного и более гуманного (наименее болезненного) способа заклания домашнего скота не знали древние тюрки и монголы, они убивали животных ударом по голове (см. Ибн Фадлан и др. источники). Также после Ислама тюрки перестали употреблять в пищу половые органы, кровь, железы животных — хотя многие народы мира по-прежнему остаются «всеядными»;

34. Многочисленны нововведения Шариата в отношении правил обращения со скотом, с дикими зверями и птицами во время охоты. Фактически в мусульманский период правила традиционной охоты на диких зверей были полностью пересмотрены, с неизменным усилением этического элемента (запрещено убивать для развлечения), обеспечения халяльности мяса дичи (произнесение при выстреле слова «Бисмилля»), в целом сохранения экологического баланса (это и разумные запреты порубки деревьев, загрязнения воды и т.д.), и весь этот комплекс правил и запретов соблюдался нашими предками-казахами вплоть до советской власти;

35. Тюрки после Ислама добровольно приняли арабское письмо как передовую графическую систему той эпохи, обеспечившую им интеллектуальный прорыв и интеграцию в мировые информационно-культурные процессы средневековья. Древнетюркский рунический алфавит к приходу Ислама использовался уже редко, фрагментарно (мы можем предполагать о временном кризисе, дефиците грамотных людей на фоне войн, повальной милитаризации социумов для борьбы с китайской агрессией), к тому же он был удобен лишь для фиксации на камне, немного более активно фигурировало курсивное согдийское письмо. Так или иначе все эти древние системы письма не выдержали естественной конкуренции с арабицей, авторитет которой серьезно подкреплял и Священный Коран. С исламизацией культуры возникает культ книги и священного пера (китап, калам), общенациональная тяга к знаниям, путешествиям (это стимулировал и хадж);

36. Знакомство с Исламом тюркского мира приходится на эпоху арабо-персидского синтеза, эру «новоперсидского Ренессанса» в Иране и Мавераннахре IX-XI вв., поэтому фактически тюрки принимали новую религию и цивилизацию вовсе не через «диких» арабов-бедуинов, а при посредничестве высокоразвитого иранского мира, что обусловило далеко идущие феноменальные последствия в плане культурно-цивилизационного скачка (выдающийся вклад персов в Ислам общепризнан в науке);

37. Благодаря Исламу впервые в своей истории тюрки в лице своей интеллектуальной элиты (к которой также принадлежали одаренные представители неоседлых социумов Евразии) стали изучать иностранные языки — арабский, фарси, а иногда и греческий, латынь, санскрит и др., что было невиданным доселе ярким культурным прецедентом. И хотя объективно возникла цивилизационная пропасть между тюрками и Китаем, гуманизм раннего Ислама не позволял опуститься до ксенофобии и синофобии, так что на крайнем востоке Дар аль-Ислама тюрки-мусульмане всегда изучали для своей пользы китайский, монгольский и другие языки зарубежной Азии;

38. Тюркский язык (диалекты) в мусульманский период не только сохранился (т.к. Ислам никогда не посягал на иные языки, на культурное многообразие), но и неизмеримо обогатился, расцвел, получив импульс к саморазвитию. Родные языки тюркских народов обогатились лексически за счет заимствований из арабского языка и фарси, развив сакральную лексику и научно-философские термины. Через Ислам резко повысилась культура речи народов, распространились образцы благоречия, благопожеланий и т.д, были закреплены языковые табу (замораживалось и предупреждалось появление и использование нецензурных бранных слов), также распространилась традиция эвфемизмов и иносказания;

39. Ислам дал тюркам юриспруденцию, систему политических взглядов; новые идеи и доктрины обеспечили процесс сплочения социума, интеграции государства. Такие слова в казахском и других тюркских языках, как «родина» («уатан»), «государство» («мемлекет»), «общество» («каум»), племя («тайп, тайф»), «религиозная община» («уммат»), «нация» («миллят») и др. являются арабизмами, что свидетельствуют о дискуссиях и реформах тех времен;

40. Религия Ислама в соединении с суфийской духовностью, богатым наследим арабо-персидской поэзии Востока сыграла выдающуюся роль в эстетическом воспитании тюрков, в расширении жанров и расцвете поэзии и литературы, фольклора, музыки, обогащении музыкальных инструментов (казахская домбра происходит от общемусульманского тамбур, пришедшего из Персии и Индии), расцвете архитектуры, книгопечатании, распространении мусульманских канонов одежды и моды, восточных тканей, косметики (сурьма, хна и др.), ковроткачества и т.д.

Окончание следует («Часть 2: Что дали Тюрки Исламу?»).

Примечания:

*Все 40 фактов (тезисов) могут и должны стать в будущем темами 40 магистерских и докторских диссертаций для молодых историков, религиоведов и востоковедов, т.к. все тезисы указывают на конкретное «белое пятно» отечественной и центральноазиатской истории и предложены экспертом, занимающимся 30 лет темой Ислама в истории Казахстана. В целях недобросовестного использования в различных формах содержащейся в статье научной информации со стороны академических учреждений и профессиональных ученых текст будет запатентован на имя автора после соответствующих консультаций с юристами по вопросам авторских прав и плагиата. В то же время Памятка должна служить благородному делу просвещения казахской молодежи и народных масс.

Автор: Назира Нуртазина, доктор исторических наук, профессор КазНУ им. аль-Фараби (Алматы, Казахстан)
Источник
Опубликовано (по всем вопросам): muslimlife.info

Мы в соцсетях:

Facebook

Telegram

Instagram

Youtube

VK