Предостережение мусульманок от феминизма

О дочь Ислама! Остерегайся феминизма! Берегись быть подстилкой того, что за ним стоит!

К одной из самых мерзких исторических фальсификаций относится понятие, которое сами фальсификаторы называют «гуманностью». В реальности же это является фикцией, не соответствующей действительности человеческого социума. С тех пор как сын Адама убил своего брата, человек убивает человека, так как же гуманность может быть связующим звеном между убийцей и убиенным? Или как она может быть связующим звеном между Пророком Худом и народом Адитов (к которым он был послан)? Или между народом Самудян и Пророком Салихом? Или Намрузом и Ибрахимом? Или между народом Содома и Пророком Лутом? Или между Мадьяном и Пророком Шуайбом? Или Фараоном и Мусой? Или между абу Джахлем и нашим господином Мухаммадом (да благословит его Аллах и приветствует)? Или Умаей ибн Хальфом и Билялом? Или между Ричардом и Салахуддином? Или между Герцлем и Абдуль-Хамидом? Или между Джорджем Бушем и детьми Ирака? Или между тиранами какого-либо столетия и их народами?

В реальности гуманность представляет собой лом, который разрушает религии, в особенности религию Истины – Ислам. Религия (убеждения) является настоящей связующей между людьми, которая не имеет подобной себе; и нет иной связи пред её ликом, какой бы надёжной эта связь ни была:

«Поистине, верующие – братья!» (Коран, 49:10).

Это самая широкая связь между людьми, которая сплачивает их!

«Если бы ты израсходовал всё, что есть на земле, то не смог бы сплотить их сердца, однако Аллах сплотил их» (Коран, 8:63).

Национализм возник в 19 веке в Европе в качестве воображаемой связующей, чтобы занять место церкви. Затем он был вывезен в исламский мир, чтобы разорвать его на части, раздробить на мелкие куски и сделать разобщённым, распространить вражду и ненависть между арабами, турками и курдами, как, например, на Среднем востоке, при том, что они веками жили дружно под тенью религии Ислам в сменяющих друг друга государствах, которые не были основаны на происхождении. После того как опьянение арабским национализмом ударило в головы, а души помешались на национальной почве и опьянение ушло, уже не вернулось к людям былое величие, единство и имущество, а надежды и мечты разбились под молотами деспотов.

На обломках же национализма появился патриотизм, который предстал в образе узкой связующей, заменяющей националистические мечты, что стало подделкой под то, что было прежде. В истории людей патриотизм никогда не был связующим звеном между ними. Скорее, это связь, которую власти сводят к существующей правящей системе, называемой ими родиной. И кто подчинится ей, называется соотечественником, а иначе – предатель отечества. Деспоты убивали жителей тех или иных государств, изгоняли их и разобщали родину, дабы остаться в правящих кругах, даже ценой уничтожения тысяч и тысяч и обрушения самой родины на головы её жителей, так, что обширное исламское общество раздробилось под лживыми лозунгами ограниченного национализма и ещё более ограниченного патриотизма. При всём при этом ненавистники религии Ислам не успокоились на этом разрушении и захотели уничтожить семью и разжечь борьбу между поколениями и между супругами на опорах семьи.

После поражений исламского мира в политической и военной сфере в 19–20 веках, обольщения западной материальной культурой, свободной от религиозных законов, началась волна отхода от религии. Вначале мусульманке открыли лицо, затем сняли с неё химар, а после, в 50-ых и 60-ых годах двадцатого века, и вовсе оголили. В тени секулярного и антирелигиозного правления в образовательные программы было введено то, что усилило борьбу и разожгло противостояние в семьях. Правительства ввели чуждые законы, которые не совмещались с Исламом, а для женщин были основаны организации, объединения и союзы, которые постоянно вопили о смене шариатских законов в семейном праве. Результатом для женщины в исламском обществе стало неповиновение своим родителям, бунт против своей семьи, ослушание мужа и пренебрежение к своим детям. Всё это привело к отрицанию своей религии, законов своего Корана и послушания своему Посланнику. Случилась большая культурная путаница между утверждёнными шариатскими законами, обычаями и традициями времён невежества и мыслями и иностранными представлениями в головах многих женщин, да и мужчин.

И стали слышаться подобные этим выражения: равенство мужчины и женщины, патриархальное общество, патриархат, жестокость по отношению к женщинам, преступления против чести, аборт, контрацепция, сексуальное домогательство, сексуальное воспитание, изнасилование, партнёр, гендер…

До революции в области средств коммуникации одновременно с арабской весной эти мысли о равенстве мужчины и женщины, поддерживаемые властями, ограничивались только нерелигиозными семьями или ранее религиозными семьями, убежавшими от религии — они были исключением. Движение, известное как феминизм, находилось под эгидой правительств, которые в то же время сдерживали свою крайность, учитывая среду, решительно осуждавшую это со стороны большинства обществ.

Феминизм они сформулировали как женское движение, то есть движение, которое стремится устранить различия между женщинами и мужчинами и дать им полное равенство. Я предпочитаю использовать иностранный термин, чтобы указать на импорт этих идей, чуждых нашему обществу.

И феминистки в наших странах тайно, но выражали своё разочарование противоречиями правительства, которые поддерживают и противостоят им одновременно, и они считали, что Ислам является источником негативного отношения к женщинам в обществе и законодательстве, и что религиозные учёные-священнослужители являются препятствиями, которые лишают женщин полной свободы.

После арабской весны и революции в сфере коммуникаций и СМИ за эти мгновенные десять лет на сцене возникли две опасные вещи.

Первая: появление феминисток, относящих себя к Исламу!

После того, как этот феминистский подход был ограничен женщинами-атеистками или теми, кто полностью отклонился от Ислама или вообще был безразличен к Шариату, лексику, идеи и стандарты этого подхода стали слышны от некоторых образованных мусульманок и даже от некоторых студенток шариатских факультетов в университетах. Более того, их стали слышать от тех, кто относил себя к мыслителям и писательницам, или от тех, кого относили к призывающим к религии и наставницам.

От некоторых из них звучала эта философия осуждения многожёнства, они говорили, что оно сейчас незаконно, несмотря на войны, вызванные этим в некоторых обстоятельствах. Начались издевательства над тем, кто практикует это и насмехательства над шариатскими положениями многоженства. Стали слышны приглушённые голоса, скрывающие в себе возражение по поводу того, что мужчине в наследство достаётся в два раза больше, чем женщине (по Шариату), и совсем громкие голоса, что женщина имеет право быть абсолютным предводителем государства. Также они говорили о теоретическом и практическом упразднении опеки мужчины над своей женой и о том, что развод не вступает в силу только лишь озвучиванием словесной формулы мужчиной, необходимо, чтобы это решалось в суде. Одна из таких (женщин) в одном из государств приняла закон, разрешающий аборты. Что же касается внешнего облика мусульманки в отношении хиджаба, отказа украшаться для мужчин и смешивания с посторонними мужчинами, выходящего за рамки Шариата, то это произошло без каких-либо затруднений. Никто из них не видит причин для стеснения быть блогером или диктором, будучи в хиджабе и с разукрашенным лицом.

Что касается этих деструктивных идей после того, как мы привели данные примеры, то на практике в обществе из них вытекает натравливание женщин на своих мужей, искушение дочерей ослушиваться своих отцов. Им говорили, что нет такой вещи, как «послушание мужу» или «дом воспитания» для строптивых, и что она имеет полное право покинуть свой дом, когда и где она хочет, без права у мужа препятствовать этому или просто возражать!

Вина несчастий в семье, разводов и беспризорности детей во многих случаях падают на ту одну, которая неправильно поняла свою религию и таким образом пытается приблизиться к Аллаху. Она думает, что, обладая некоторыми средствами добычи информации, она способна разрушить здание исламских обществ и перерисовать их на карту собственного разума! Она говорит о толковании Корана и выступает против муфассиров (толкователей Корана), критикует благородные хадисы и считает, что она познала то, что упустили хафизы. Что касается правоведов, то между ней и ними абсолютный развод (они — мужчины, а она — женщина!). Исламский фикх, по её мнению – мужской, от понятия слова «Аль-Истинджа» (мужской род) до слова «амир» (мужской род). Но до этого она не была рада главам фикха «о чистоте» и «о власти», хотя чистота и власть – слова женского рода, потому что они добавлены к слову мужского рода (слово «глава» на арабском — мужского рода). Эти два слова – мужского и женского рода – находятся рядом, а она ненавидит, когда мужчина находится рядом с женщиной.

Пересказывающий куфр не является кафиром. Одна из них однажды написала: «Во имя Аллаха Милостивой, Милосердной». Аллах намного выше тех слов, которые произносят притеснители.

Когда женщины насыщаются этими ложными представлениями и мнениями интеллектуально, пропагандируя их, становится невозможной нормальная супружеская жизнь, а развод и беспризорность ребёнка становятся следствием этого женского тщеславия напротив мужского насилия.

Многие феминистки вообще не выходят замуж, потому что одна из них считает ниже своего достоинства находиться под опекой мужчины.

Что касается второй вещи, то она очень ужасна.

Эти ложные идеи появляются, и их начинают практиковать на Аравийском полуострове – земле Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) — после того, как Саудовское государство отказалось от своего религиозного характера и освободило место для проявления либеральных, светских и нерелигиозных тенденций, после того, как оно, как скрытая гниль, находилось под фальшивой религиозной одеждой… И мы не хотим сейчас слишком удлинять это.

Необходимо извлечь урок из того, что происходит на Западе: феминизм в своей абсолютно антирелигиозной западной концепции вместе со своими приверженцами пришёл к тому, чтобы поддерживать и содействовать гомосексуализму. В демонстрациях этих движений на улицах феминистки полностью обнажены, а многие их активистки – лесбиянки, несмотря на их широкую культуру и высокие академические степени.

Они решительно выступают за то, чтобы безнравственность и извращение были нормальным явлением в обществе, и вместо того, чтобы прелюбодея, гомосексуалиста и лесбиянку считать преступниками, в отношении которых ниспосланы самые строжайшие наказания, они хотят наказать тех, кто возражает против этих пороков или презирает их.

Вот что передано от господина сынов Адама, нашего господина Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует) в отношении признаков Судного дня: «И будут мужчины довольствоваться мужчинами, а женщины женщинами» (Аль-Байхаки в «Шу’аб аль-Иман»). Мы просим у Аллаха благополучия!

«Примите во внимание, о обладающие зрением!».

О дочь Ислама!

Остерегайся любого, кто призывает тебя восстать против твоего отца, и представляет тебе незначительным непослушание своему мужу или снятие с тебя скрывающего покрывала, кем бы он ни был, поскольку он является преступником против твоего права и против прав всей общины…

Разве я не донёс? О Аллах, будь тому Свидетелем!

Автор: шейх Мухаммад Муджир аль-Хатыб

Перевод: darulfikr.ru

Вестернизация Ислама

Гендерные войны активисток в хиджабах

Лонгрид: "Исламские" феминистки vs патриархат

Тень независимости