Кто владеет терроризмом?

Кто придумал слово, навязал его, тот и контролирует эту часть реальности.
Илья Кормильцев

Представьте (не дай Бог такому реально случиться), что вашу страну захватили иностранные войска. И одну из бомб они сбросили на ваш дом. Вас не было дома, но вся семья была в сборе и погибла. Вы в ярости и присоединяетесь к сопротивлению. Но ситуация такова, что оккупанты настолько превосходят силой, что единственный шанс для вас нанести им ущерб — это применение тактик ассиметричной войны. Тем не менее, ваши враги не собираются таким образом характеризовать ваши действия. Они характеризуют их как «терроризм». И как только они завладеют этим словом, они выиграют.

Безусловно, терроризм имеет длинную историю. Само слово появилось во время Французской Революции и относится к террору якобинцев - "царство террора". Но понятие сие, сама практика запугивания и убийство невинных людей для достижения политических или идеологических целей насчитывает тысячелетия. Сейчас человечество определяет терроризм как использование насилия или угрозы насилия для устрашения или шантажа как правительства, так и общества, для политических целей. Но на практике это неким образом становится не совсем ясным. Потому что в действительности кто-то должен кого-то оклеймить этим словом.

Стало уже клише сказать, что один человек является террористом, а другой — борцом за свободу. Сионисты в Палестине, перед тем как образовать государство, по определению считались террористами. Члены группы Штерн и Иргун взрывали различные гражданские объекты, как, скажем, отель «Царя Давида», железнодорожную станцию в Иерусалиме, домогаясь, таким образом, создания еврейского государства в Леванте.

Как только они добились своего, террористы получили новый статус: отцы-основатели. Один из лидеров террористической группы, ответственный за фактические теракты, в 1983 году стал премьер-министром Израиля. Теперь настало их время решать, кто является террористом. И ярлык, несомненно, приклеили палестинцам, которые были на законных основаниях потрясены своим изгнанием из Палестины. Вот уже пять декад израильтяне все еще ухитряются сохранять контроль над дискурсом, который выставляет палестинцев как плохих парней, в то время как израильские террористы появляются на почтовых марках, а их имена украшают здания и монументы.

Ключ к контролю, каким образом слово «террорист» используется, лежит в обладании прав на государство. И чем сильнее государство контролирует общий дискурс, тем лучше оно жонглирует черепами... В 1980 году афганские моджахеды пользовались определенной поддержкой Америки, и в глазах Запада выступали как борцы за свободу. Но как только они стали неугодны Америке, они с лёгкостью превратились в «террористов».

Нельсон Манделла же, напротив, испытал обратное превращение: Маргарет Тэтчер и Рейган объявили его террористом по причине того, что он поддерживал насильственное сопротивление против Южно-Африканского правительства апартеида и помогал основать вооруженную фракцию Африканского Национального Конгресса. Сейчас же Мандела — нобелевский лауреат мира и один из уважаемых государственных деятелей.

Рейган заявлял, что никарагуанские контрас — борцы за свободу, и являются «моральным эквивалентом наших отцов-основателей». Эту же самую группу Human Rights Watch («Наблюдатели за правами человека») определяло как «главные и систематические нарушители наиболее основных требований законов военного конфликта, включая атаки без причин на гражданских лиц, выборочные убийства гражданского населения и плохое обращение с пленными».

Конечно же, когда говорится об атаках на гражданские лица, издевательствах и пытках над заключенными, приходят на ум наиболее два беспощадных террористических образования: Россия и США. Разумеется, русские и американские представители органов государственной власти рассвирепеют, услышав это, но невозможно отрицать, что, скажем, американская военная кампания имеет как политическую, так и идеологическую задачи, в добавление к задаче военной.

Кого-нибудь повергнуть в «Шок и трепет», не забывая свои действия обосновать. Уничтожив небоскрёбы, протаранив Пентагон, приписав все арабам с ножами для резки бумаг, и летной любительской школе... Россия тут, конечно, по размаху отстаёт, рванув лишь несколько жилых домов и ударив из града по Чечне... Стоит ли напоминать про пытки заключенных?

Для тех, кто формирует основной дискурс, сверхважно обосновать, что действия «врага» абсолютно и совершенно отличаются от действий «наших». Так что те, кто воюет «за свободу», получают признание и почет. Те, кто занимаются «терроризмом», — презрение.

Основная война — не на поле кровавой брани. Основная война — за умы. За позиционирование понятий. Кто выигрывает эту битву, тот на полпути к победе.

Автор: Александр (Frost) Гунин
Свои мнения/замечания/вопросы оставляйте по ссылке: muslimlife.kz