Обэриуты и их важность для русской литературы 20 века

Я конечно...во-первых загнул с названием...хы
Во-вторых про обэриутов я рассказывал в данной статье(ОБЭРИУ),там расписано именно про само движение и самых ярких представителей оного.
Теперь же я пишу продолжения цикла статей про историю русской литры.Начали мы конечно кривенько,с серебряного века,но думаю мы ещё таймлайн настроим.В данный момент мы переносимся в 28-е года,в момент собрания Три Левых Часа и в день основания группы Обэриу.Которая просуществовала не так долго и огласила своим распадом,конец всего Серебряного Века.

Я конечно понимаю,что до ОБЭРИУ были Чинари,и это вообще 22-23 года,но мы сейчас говорим о уже более глобальном и важном объединении.Мы ведь когда вспоминаем футуристов,говорим о Лефе,а не о кружке садо-мазо Северянина?

Немного про Обэриу(если не хочется читать отдельную статью)

Собсна вот и Обэриу..слева направо:
Первый ряд-А.Введенский,Д.Хармс,Н.Заболоцкий,И.Бахтерев
Второй ряд-Юрий Владимиров(судя по всему),Дойвбер Левин,Н.Олейников,К.Вагинов

Выше как вы уже поняли основные члены объединения.Введенский и Хармс есть люди основавшие и возглавляющие все это действо.Но Сашка Введенский не очень сильно участвовал в контроле,поэтому негласным главой был и Николай Заболоцкий.
Всех авторов объединяло несогласие с литературой советского периода,отторжения оными соцреализма и всего такого.Да по итогу они все писали стихи для Огонька,Знамени,Ежа,Чижа и всего такого,детского.Но в сути своей я говорю конечно.

ОБЭРИУ-Объединение реального искусства,как оно расшифровывается.Было почти что единственным по настоящему модерновым движом в русской литературе.Притом на многие годы.Ведь по факту литраВОВ и до 60-х это фактически тоже самое,что писали до этого гиганты мысли и отцы русской литературы-Толстые,Достоевские и прочие.А по настоящему Модернизм,как литтечение было именно в ОБЭРИУ,правда недолго.

Как вы прекрасно знаете,а ежели не знаете,то повторюсь,с приходом коммунистов к власти литературу начали сильно удерживать в своих руках.Всем думаю понятно для чего?Это ведь объективно один из самых простых пропагандистких материалов,чтобы в голову нужные мысли занести,не нужно устрашения(хоть и не без этого),не нужно тратить много сил,хватит двух-трех писателей,которые будут малевать социально и партийно нужные работы.Литература подходит идеально.Тут как раз Горький вернулся в страну,сразу начал топить за соцреализм и все такое.Маяк разочаровавшись в жизни ушел,Есенин ушел ещё раньше.Футуристы распались,Кручёных например как один из идеологов вообще ушел после смерти Маяка из литературы,Акмеисты по большей мере или мертвы или сидят без дела.Марина Цветаева не примыкающая ни к одной группе конечно еще жива,но толком нигде не берут стихи написанные ею,к тому же в жизни вообще проблемы за проблемой.

И вот тут выползают Обэриуты.

Декларация ОБЭРИУ была опубликована в первом выпуске «Афиши Дома печа­ти» за 1928 год, а 24 января состоялось самое знаменитое выступление обэриу­тов — «Три левых часа». В течение следующих трех лет прошло еще несколько «творческих вечеров», которые представляли собой перформансы с уча­стием поэтов, цирковых артистов, музыкантов. Однако склады­вавшаяся в стране обстановка не способствовала изданию эксперимен­тальной поэзии и прозы обэриутов, постановке их драматических произве­дений. Единственная возмож­ность пуб­ли­кации, которая у них была, — это произ­ведения для детей. Боль­шинство обэриутов сотрудничали в журналах «Ёж» и затем «Чиж». В декабре 1931-го были первый раз арестованы главные обэриуты — Хармс и Вве­ден­ский. Последо­вавшая за арестами ссылка привела к фактическому распаду творче­ской группы.А за этим почти всеми литературоведами считается,ушел и Серебряный век.А за ним...за ним пустота.

“Кто мы? И почему мы? Мы, обэриуты,— честные работники своего искусства. Мы — поэты нового мироощущения и нового искусства. Мы — творцы не только нового поэтического языка, но и созидатели нового ощущения жизни и ее предметов. Наша воля к творчеству универсальна: она перехлестывает все виды искусства и врывается в жизнь, охватывает ее со всех сторон. И мир, замусоленный языками множества глупцов, запутанный в тину «переживаний» и «эмоций», ныне возрождается во всей чистоте своих конкретных мужественных форм .”
Николай Заболоцкий

Так чем важны челы с Обэриу?

Это на самом деле самый такой...с подковыркой вопрос.На самом деле,если честно говорить,то Обэриуты это че то типа,школьники собрались с колонками около стариков,включили свою детскую музыку,а через 2 минуты получили от стариков.И больше не приходили....Эта сумасбродная метафора очень даже призимленно описывает все движение Обэриутов.Да они были круты,каждый по своему,к тому же,давайте сразу скажу,Обэриуты это одна из самых русских поэтических групп...ну всмысле...ох славянских...

Основываясь на поэтике Хлебникова и основных футуристических идеях оного они создали по факту свой оригинальный поэтический язык,машины образов конечно прям как у имажинистов у них не имелось,все же...это немного иные вещи.Имажинисты все же в сторону символизма идут.
Обэриуты же взяли все эти заумные игры со словами и превратили всю заумь Крученых-Хлебникова в особую фонетически и смысловую штуку,понимать это каждый будет по своему.Крученых и Хлебников все же играли больше именно с ритмическим рисунком.Тут я бы конечно сравнил Обэриутов с поэтом Божидаром,у которого тоже имелись такие особые формы,особая поэтика,чуть ли не традиционно-распевочная,которую особо не встретишь в стихах топов поэзии на русском.

Ну и конечно я не могу сказать что Обэриуты это единственная пост или пусть будет неоавангардная группа на просторах СССР.Хотя и относились к авангарду не очень хорошо.Обэриуты хотели свое.Все свое.
Обэриуты использовали приёмы и отдельные элементы эстетики русского литературно-художественного авангарда, но отказались от свойственных авангарду утопических надежд на преобразование общества они полагали, что искусство может преобразовать не общество, а только индивидуальное сознание. Участники группы воспринимали искусство как важнейший метод постижения человека в условиях культурно-психологического кризиса, охватившего европейское общество в 1920-е, после Первой мировой войны. В СССР к причинам кризиса добавился шок от Гражданской войны и от процесса построения тоталитарного государства под революционными лозунгами. Стихи обэриутов полны романтической иронии, но она направлена не столько на повседневную «филистерскую» жизнь, как это было у романтиков XIX века, сколько на обыденный язык и обыденное сознание. Потусторонний и посюсторонний миры, язык и материальные предметы в их произведениях не противостоят друг другу, а становятся частями одной непостижимой реальности.

Также стоит сказать,что в то время так делать было нельзя.Обэриуты почти в открытую выступали против уже построенной идеологии и как вы может понимаете и знаете,такое делать было нельзя в то время и Обэриуты были просто под невероятной цензурой.Это вам не концертики запрещать.
Хармс и Введенский существовали как детские поэты.Первый ещё и ловил кайф от этого и написал крутые вещи для детей,сделал для многих из них детство.Но все равно публиковать взрослое ему было запрещено.Опубликовал лишь две работы.И нет это не та,что про жену.(я бы кинул фулл,но нет)
Введенский же не очень любил писать для детей и делал это среденько,многие отмечали что это убивает его как поэта.Из взрослых работ он опубликовал лишь одну при жизни.И это не потец,потец в 89.Уже после смерти конечно.
Олейникову – одну небольшую журнальную подборку. Поэзию Заболоцкого в советской печати постоянно обвиняли в «кулацкой пропаганде» и других политических «прегрешениях». В 1930-е обэриуты (кроме Заболоцкого) писали, не рассчитывая на публикацию, и таким образом оказались одними из основателей русской неподцензурной литературы ХХ века.

Но закончилось то это быстро.Свободное художественное мироощущение абсурдистов-обэриутов, их неумещаемость в контролируемые рамки не могли не вызвать недовольства властей. Вслед за резкими откликами на их публичные выступления в печати прошла «дискуссия о детской литературе», где подверглись жестокой критике К. Чуковский, С. Маршак и другие идеологически невыдержанные писатели, в том числе молодые авторы детской редакции Ленгиза. После этого группа обэриутов перестала существовать как объединение. В конце 1931 года Хармс, Введенский и некоторые другие сотрудники редакции были арестованы.

Неприемлемая в условиях тридцатых годов и официально приравненная к контрреволюции позиция поэтов-обэриутов не могла, конечно, не играть своей роли. Известно, во всяком случае, что, несмотря на предъявленные им обвинения в контрреволюционной деятельности по 58 статье, шли они по „литературному отделу“ ГПУ, и им инкриминировалось, что они отвлекают людей от задач строительства своими "заумными стихами"

Хармс, Введенский и Бахтерев полгода провели в тюрьме на Шпалерной (питерской Лубянке), а затем были сосланы в Курск Хармса приговорили к трем годам заключения, а Бахтерев и Введенский на несколько лет были лишены прав проживания в Московской, Ленинградской областях, а также в крупных городах.

В 1933–1934 гг. вернувшиеся в Ленинград обэриуты продолжали встречаться, несмотря на то, что литературная группа распалась. Их беседы были записаны литератором Л. Липавским и составили не опубликованную при жизни обэриутов книгу «Разговоры». Так же не был издан при жизни авторов коллективный сборник обэриутов «Ванна Архимеда».

Судьба всех участников группы была на редкость печальной: арестованы были почти все, одни расстреляны, другие прошли через лагеря, третьи были репрессированы, погибли в заключении.

Обэриуты были связаны с авторами русского литературно-художественного авангарда большим количеством личных знакомств. Однако к авангарду как к эстетической парадигме они относились в целом довольно критически. Они надеялись создать новое левое искусство, привлекая к сотрудничеству старших представителей авангарда, но стремились вступать с ними в диалог на равных. Вместе с тем они испытали несомненное и очень заметное влияние авангардных поэтов, художников и режиссёров – хотя и не только их, но и представителей более умеренных течений в литературе (Н.А.Клюев, М.А.Кузмин и другие). Эти отношения притяжения-отталкивания необходимо иметь в виду при интерпретации отношений обэриутов и представителей авангарда.

Обэриуты утверждали, что наряду с существующими четырьмя значениями предмета (начертательным, эмоциональным, целевым и эстетическим), которые закрепляют отношения между человеком и предметом, необходимо ввести «пятое значение», которое определяется самим фактом существования предмета и обеспечивает ему полную свободу, освобождая от условных связей. То есть слово рассматривается как предмет, а предмет — как слово (например, «за кончик буквы взяв, я поднимаю слово шкаф»).

Важнейшим принципом в поэтике обэриутов является релятивность. Этот принцип состоит в том, что когда последующий фрагмент текста опровергает предыдущий, опровергаемый элемент из текста не изымается. В качестве примера можно привести начало рассказа Хармса «Четвероногая ворона»: «У вороны, собственно говоря, было пять ног, но об этом говорить не стоит». Существуют даже целые рассказы, построенные на этом принципе, например, рассказ Хармса «Голубая тетрадь № 10». Рассказ начинается так:

«Был один рыжий человек…»

Затем мы узнаём, что у этого человека не было волос, ушей, рта и внутренностей. Рассказ заканчивается словами:

«Ничего не было! Так что непонятно, о ком идёт речь. Уж лучше мы о нём не будем говорить»

Как пишет в своей статье «Чинари-обэриуты» поэт и культуролог, исследователь русской поэзии Алексей Машевский:

Творчество чинарей-обэриутов вовсе не носило характера «игры в бессмыслицу», «в заумь», как это было принято считать ещё совсем недавно. Их волновали глубокие экзистенциальные вопросы: отношение к времени, к смерти, к возможности высказывания, к самому языку, его приспособленности для описания мира.*Алексей Машевский
Рисунок Алисы Порет и Даниила Хармса. Предположительно, 1933 год
Из книги «Алиса Порет. Записки, рисунки, воспоминания»

Обэриуты интенсивно развивали жанры стихотворения-диалога и поэтической мистерии (Хармс, Заболоцкий, Введенский, Бахтерев); Введенский написал пьесу «Ёлка у Ивановых» (1939), которая, как и «Елизавета Бам» Хармса, может быть определена как предвосхищение послевоенного европейского театра абсурда. Однако собственно театральные интересы были в наибольшей степени выражены у Хармса: в отличие от других обэриутов, он стремился добиться воплощения своих произведений на сцене. В «Разговорах» обэриутской компании, записанных в 1934 Липавским, Хармс замечает, что ему был бы нужен «свой театр».

Самым известным произведением обэриутского театра стала «Елизавета Бам» (1927). Идея превратить театральную постановку в один из важнейших манифестов нового эстетического движения восходит, скорее всего, к театральным экспериментам «гилейцев» – трагедии «Владимир Маяковский» и опере Матюшина «Победа над Солнцем» (на либретто Хлебникова и Кручёных, с декорациями и костюмами по рисункам Малевича, от которого обэриуты могли в подробностях узнать об этой постановке), а опосредованно – к европейским романтикам (ср. роль постановки пьесы Виктора Гюго «Эрнани» в истории романтизма).

Театральная эстетика обэриутов была основана на антииллюзионизме (действие было нарочито условным) и на «антилитературности»: главным в спектакле был сюжет не литературный, а собственно сценический, основанный на парадоксальной смене стилистически разнородных эпизодов (Ю.Гирба. 2000). По-видимому, наибольшее влияние на обэриутов оказали постановки В.Э.Мейерхольда, и особенно Терентьева, для которых были характерны ирония, эксцентрика и парадоксальные трансформации действий и персонажей. С Терентьевым обэриуты были знакомы через Введенского, к тому же театр Терентьева, как и Обэриу, в 1927 получил помещение для репетиций в ленинградском Доме печати. В драматургии Хармса и в его жизнетворческих акциях ощутимо воздействие драматургии и театральных концепций Н.Н.Евреинова, в частности идеи «театра для себя».

Литературные эксперименты писателей-обэриутов, разные по своему подходу, сходны столкновением элементов традиционной литературной формы с неожиданным алогизмом, возникновением в тексте некоторого отклонения, создающего брешь в стереотипе восприятия, позволяющую взглянуть на реальность «сквозь» неё, разрушить предзаданный образ восприятия («гештальт»), что вынуждает включить сознание в вынужденную работу по восстановлению смысловой целостности картины. Это отклонение перекликается с ещё одним принципом философии Друскина — «небольшой погрешности в некотором равновесии».

Хармс и Введенский, чьи творческие установки лежали в основе поэтики обэриутов, при всем различии их литературной манеры имели одну общую черту: и алогичность Хармса, и «бессмыслица» Введенского были призваны демонстрировать, что только абсурд передает бессвязность жизни и смерти в постоянно меняющемся пространстве и времени.
Проводимые в стране новой властью абсурдные социальные преобразования, современниками которых оказались обэриуты, подтверждали актуальность их художественно-философских установок.

https://t.me/neizvestniy_poet_tg