О чем-то, с чем борюсь

Всегда знала, что однажды я превращаюсь в человека, который начинает предложения с фразы «Мой психолог говорит мне…» и дальше рассказ. Ну какой-нибудь. О несовершенстве людей или мира или о том, что мама была не права.

Мой психолог, говорит, что мне нужно что-то пинать или что-то писать. И что в этом смысла примерно одинаково. Главное – выплеснуть. То есть, насколько мне должно быть плевать на то, что груше больно от пинка. Настолько же мне должно быть плевать на то, что вам не нравится это читать. (Так она не говорила, это я придумала, и я не права, я знаю).

У меня так, конечно, не выходит. Я страдаю, вздыхаю, злюсь, плачу. Ору на стену, на компьютер, на Илью иногда. И, самое главное, решаю больше никогда-никогда не писать ни строчки. Черт.

Я поэтому поговорю тут о том, с чем я сейчас борюсь. Это еще одна тема из челленджа.

А борюсь я со своими загонами. К двадцати семи их накопилось на целую корзину для мусора. На чемодан у которого кроме ручки еще и колесо отвалилось.  На коробку с вещами, которые давно никто не носит. Короче, накопила я их тонну, а выкинуть самой не получается. Настолько не получается, что за помощью я обратилась за специализированной. А не подружке поныть в жилетку.

И как-то так внезапно вышло, что за месяц совместной работы со специалистом, стало понятно, что загоны мои необоснованны. Я пока в это совсем не верю. Мне не удается поймать за хвост мысль о том, что я классная. Я ловлю, но секунд на 15. Максимум. А потом мне опять кажется, что все это ошибка. Вам показалось. И вообще ничего подобного.

Психолог с этим очень помогает. Очень. Потому что дает механизмы, как с мыслью о том, что ты не просто не ничтожество, а хорош, можно жить. Как можно не бояться что-то пробовать. Как можно разрешать себе то, что думаешь, что не заслужил.

Мы друг друга, кстати, восхитительно стоим.

Бросаемся интригующими фразами, под конец. Я обычно что-то говорю про маму.

Она бросает на прощание, что «ну вообще-то, вы могли бы сделать это своей профессией, если бы захотели».

Особенно это, конечно, впечатляет, когда ты даже самой себе боишься признаться, что хотел бы чего-то такого.

а я напомню вечную классику