"Одураченные случайностью" Талеб Н. Ключевые идеи, часть 1

Orig. "Fooled by Randomness: The Hidden Role of Chance in Life and in the Markets" by Nassim Nicholas Taleb

Люди чувствительны к наличию или отсутствию определенного стимула, а не к его величине. Игрок предпочтёт, чтобы количество убытков было мало, а количество выигрышей - велико, вместо того, чтобы оптимизировать общий результат. Однако на рынках есть трейдеры, которые зарабатывают на волатильности. Они часто теряют деньги, но в небольших количествах, а зарабатывают редко, но много.

Ниро - консервативный трейдер, который очень не любит риск. Антипатия к риску не позволяет ему зарабатывать столько, сколько другие трейдеры на Уолл-стрит. При этом Ниро не протестует против небольших убытков, ведь каждая потеря ограничена. «Мне нравится терять понемногу, просто мне нужно, чтобы выигрыши были крупными».
Трейдинг заставляет много думать. Те, кто лишь много работает, теряют свою сосредоточенность и мыслительную энергию. И, что хуже - тонут в случайности. Ниро верит, что трудовая этика заставляет концентрироваться на «шуме», а не на «сигнале». Он убеждён, что трудолюбие, осторожное отношение к риску и дисциплина с большей вероятностью приведут к комфорту в жизни. Все остальное - за счёт чистой случайности, принятия неосознанных рисков или чрезвычайной удачливости.
Антипод Ниро - «высокодоходный» трейдер Джон, стиль торговли которого отличается от стиля Ниро. Джон работает с высокодоходными инструментами, живет в роскоши и демонстрирует своё богатство. Ниро убеждён, что Джон много зарабатывает, т.к. никогда не задумывался о собственной уязвимости. В сентябре 1998 года (дефолт в России) Джон теряет практически все. Ниро доволен. Его методы доказали свою правильность.

Обзор игроков рынка, одураченных случайностью:

  • переоценка точности тех инструментов, в которые они верят (экономических или статистических);
  • тенденция «влюбляться» в позицию (быть преданным идеям);
  • отсутсвие точного, заранее разработанного плана игры (что делать в случае возникновения убытков?);
  • отсутствие критического мышления, выражающееся в отсутствии пересмотра своих взглядов и отказе давать распоряжения «стоп-лосс»;
  • отрицание (когда получены убытки, нет адекватного восприятия происшедшего).

То, чем автор занимается на рынках, лучше всего описать как «перекошенные пари», т.е. пытается заработать на событиях, что происходят редко, однако, если происходят, то обеспечивают крупные доходы (чем реже события, тем сильнее их недооценивают).


В любой области об эффективности нельзя судить лишь по результатам, нужно учитывать еще и альтернативные издержки (если бы история развивалась по-другому). Такие замещающие последовательности событий называются «альтернативной историей» или «альтернативные выборочные траектории».

Выборочная траектория может быть случайной и заданной. «Случайной выборочной траекторией» называется последовательность модельных исторических событий, имеющих начало и конец, а также заданный уровень неопределенности. «Стохастическим» процессом» называется последовательность (случайных) событий, происходящих во времени.

Для примера рассмотрим «русскую рулетку» с призовым фондом $10 млн. Шесть вариантов с равной вероятностью, каждый исход - это отдельная история. В действительности мы наблюдаем только один вариант истории. Выигравший забирает приз, но другие пять вариантов остаются за кадром. $10 млн. полученных за игру в «русскую рулетку», не имеют той же ценности, что, например, $10 млн., заработанных стоматологом за время долгой практики. Одни деньги в значительно большей степени зависят от случайности, чем другие. С точки зрения математического ожидания стоматолог значительно богаче выигравшего в «русскую рулетку».

Афинский политик Солон (один из «семи мудрецов» Древней Греции) понял следующее: что пришло благодаря случаю, может и уйти в результате случая. Обратное тоже верно: чем меньше удача повлияла на появление чего-либо, тем меньше риска, что оно случайно исчезнет.

Максимизация вероятности победного исхода не ведёт к максимизации математического ожидания результата игры, когда ее стратегия включает перекос, т.е. небольшие шансы крупных поражений и большие шансы мелких побед. Если использовать стратегию типа русской рулетки с низкой вероятностью крупных убытков, которые делают вас банкротом каждые несколько лет, вы, скорее всего, будете победителем почти во всех выборках - кроме того года, когда погибните.

Реальность хуже «русской рулетки», во-первых, она посылает убийственную пулю гораздо реже, что создаёт чувство ложной безопасности. Во-вторых, в большинстве случаев риск не может быть просчитан (в отличие от «русской рулетки») и поэтому занижается людьми.

Люди не любят страховаться от чего-либо абстрактного. Риск, привлекающий их внимание, всегда конкретен. Известно, что наш мозг склонен к поверхностным суждениям, когда дело касается риска и вероятности, и суждения эти вызваны эмоциями или связанным с ними облегчением.

Для формирования искусственной истории используется математический метод Монте-Карло. Это общее название группы численных методов, основанных на получении большого числа реализаций стохастического (случайного) процесса, который формируется таким образом, чтобы его вероятностные характеристики совпадали с аналогичными величинами решаемой задачи.

Метод Монте-Карло помогает выбирать рафинированное мышление (мышление, основанное на окружающей информации, которая освобождена от бессмысленных помех). Когда идея выживает после многих циклов, это показывает ее относительную пригодность. Некоторый шум отфильтровывается. Оптимальная стратегия для сомневающегося человека: систематически отказываться от новой идеи, информации или метода.


Историю можно рассматривать как набор событий. Она полезна тем, что заставляет размышлять, отсылая к прошлому, и использовать чужие идеи с выгодой для себя. К сожалению, человек не «запрограммирован» учиться на чужих ошибках. Например, существует частая ошибка, связанная со способом, каким наш мозг обрабатывает уже случившееся. Когда вы смотрите в прошлое, оно всегда детерминировано, поскольку существует одно наблюдение. Наш мозг интерпретирует большинство событий с точки зрения не предшествующих им, а последующих за ними. Психологи называют переоценку значимости информации, имевшейся у человека в момент совершения события, сделанную с учётом полученной позднее информации, ошибкой ретроспекции, т.е. эффектом «я знал, что так случится».


Время устраняет многие эффекты случайности - приспособляемость в понимании Дарвина применима к видам, развивающимся в течение очень долгого времени, а не наблюдаемым на коротком интервале. Мир, в котором мы живем не улучшается непрерывно, этому мешают внезапные редкие события. Зачастую люди с поверхностным пониманием проблемы случайности верят, что животные максимально приспособлены к условиям обитания. Это не эволюция: в среднем животные приспособлены, но не каждое из них и не в любой момент времени. Животное может выжить потому, что его выборочная траектория удачна. Однако чем дольше такие животные существуют без встречи с редким событием, тем уязвимее перед ним они становятся. Если бы можно было расширить время до бесконечности, то событие случилось бы наверняка - и вид был бы уничтожен. Эволюция означает приспособленность к одной и только одной последовательности событий, а не к среднему из всех возможных.


Память людей является машиной по производству индуктивных выводов. Проще вспомнить некоторую последовательность логичных связей, нежели набор случайных фактов. Причинно-следственной связи проще закрепиться, т.к. в этом случае мозгу требуется проделывать меньшую работу по сохранению информации. Индукция есть переход от многих частностей к одному общему. Это удобно, т.к. общее занимает в памяти гораздо меньше места, чем набор частностей. Результатом этого сжатия становится сокращение степени наблюдаемой случайности.

Автор решает проблему индукции следующим образом. «Если статистика может принести мне пользу в чем-либо, я буду ей пользоваться. Если она несёт угрозу, тогда - нет. Соответсвенно, я буду применять статистику и индуктивные методы, чтобы делать агрессивные ставки, но я не стану с их помощью управлять своими рисками. Выжившие трейдеры, которых я знаю, совершают сделки на основе идей, платформой которых является наблюдения (в т.ч. прошлая история), но хотят быть уверенными, что цена их ошибки ограничена. Они еще до начала реализации торговой стратегии знают, какие события будут означать, что их гипотеза ложна и допускают это. При наступлении этих событий такие трейдеры выходят из сделки».

Д. Юм сформулировал: «Наблюдение любого количества белых лебедей не позволяет сделать вывод о том, что все лебеди белые, но достаточно увидеть хотя бы одного чёрного лебедя, чтобы это утверждение опровергнуть». Юма раздражало, что наука качнулась от схоластики, полностью основанной на дедуктивном мышлении, к чрезмерно наивному и неструктурированному эмпиризму. Без правильного метода эмпирические наблюдения могут повести по ложному пути. Можно использовать данные, чтобы опровергнуть высказывание, но никогда - чтобы доказать его.

Когда происходит крупное событие, люди говорят: «Такого не случалось раньше», т.е. для того, чтобы оказаться сюрпризом событию нужно отсутствовать в истории. Однако в качестве наихудшего сценария люди часто рассматривают худшее из событий, произошедших в их прошлом.

Нет уверенности, что мир, в котором мы живем, четко определён. Суждения, сделанные по итогам анализа свойств, которые проявились в прошлом, могут случайно оказаться верными. А могут оказаться бессмысленными. Слишком небрежно рассматривать информацию о прошлом как предсказание будущего. Главный аргумент - редкое событие, которое ассоциируется с любой недооценкой рисков в результате слишком узкой интерпретации временных рядов прошлого.