МАСОНЫ. 70-я часть. Капитуляция.

В предыдущей части мы с вами остановились на том, что большевики, которые публично и многократно обещали мир народам России, которые постоянно заявляли на весь белый свет о том, что они хотят только мира и ничего кроме мира - сознательно сорвали мирные переговоры с кайзеровской Германией.
Потому что в реальности мир им НЕ был нужен. Абсолютно. Им был нужен мировой пожар. И они его старательно повсюду разжигали - зачастую переоценивая свои силы.
Если выражаться точнее, глобальный пожар был нужен тем НАДмировым силам, которые привели большевиков к власти. Поэтому те немногие высокопоставленные большевики, которые выступали за реальное заключение мирного договора с Германией - вызывали в среде остальной стаи товарищей, как минимум непонимание.
Речь разумеется идёт именно о высокопоставленных большевиках, а не о серой безропотной массе рядовых исполнителей с промытыми мозгами.

Ну а когда пожар искусственно раздувают - он конечно же начинает разгораться, хотя бы местами.

В 67-й части нашего повествования рассказывалось о том, как 31 декабря 1917 года, правительство Ленина демонстративно, первым в мире, признало независимость Финляндии. Ленин лично вручил акт о признании независимости, представителям финской делегации. Большевикам нужна была торжественно-благостная картинка для игры на публику в глобально-мировом масштабе - и они её сделали.

4 января 1918 года, это признание было ратифицировано.
А уже 13 января того же месяца (следите за датами!) всё тот же Ленин, провёл тщательный инструктаж с финскими большевиками, готовившимися устроить государственный переворот.
15 января 1918 года, в финский город Териоки (ныне Зеленогорск) вторгся отряд красной гвардии со стороны Сестрорецка, который тогда был пограничным русским городом.
22 января 1918 года, финские радикалы, что называется, вышли на финишную прямую - они полностью подготовились к мятежу.
Переворот было решено осуществить после того, как из России придут корабли с оружием.
Корабли пришли своевременно.

Вечером 27 января 1918 года, на башне "Народного дома" (что-то вроде рабочего Дома Культуры) в Хельсинки, был поднят красный флаг. А когда сгустилась тьма, зажёгся красный фонарь. Это был сигнал к восстанию.

В первые сутки мятежа, основные усилия повстанцев были сосредоточены на захвате железнодорожного вокзала.
Справившись с этой задачей, они уже на вторые сутки овладели городом Хельсинки - то есть столицей страны.
Но за то время пока возились с вокзалом, все финские сенаторы и мало-мальски значительные политики, успели скрыться. Поодиночке, они пробирались на север - или "залегали на дно" в самом Хельсинки.

Между тем, 29 января 1918 года, мятежники сформировали своё правительство: "Совет народных уполномоченных Финляндии".
Во главе этого "правительства" встал Куллерво Маннер (ниже на фото) - журналист и один из основателей коммунистической партии Финляндии. Выходец из семьи священника. В 1935 году он будет осужден в Советском Союзе на 10 лет лагерей - и поедет в колонию, в район современного города Ухта (Республика Коми). Там он станет примерным работником и "ударником" (видимо заодно и стукачом). Однако увы - в тех местах соседствовали между собой залежи нефти, угля и радия. 15 января 1939 года, Маннер умрёт в лагере - официально от туберкулёза. В реальности - от лучевой болезни, про которую в ту эпоху практически ничего не знали.
Но это будет, повторюсь, в 1939 году.
А в 1918-м, Маннер был без пяти минут президентом Советской Финляндии.

Довольно быстро финские красногвардейцы заняли основные города страны - такие как Хельсинки, Турку, Тампере, Выборг, Лахти, Пори, Котка и ряд других.
Южная часть Финляндии, в которой проживает две трети населения, оказалась в руках у финских большевиков.
Золотой запас Финляндии, тоже попал в руки красных.
Была провозглашена Финляндская Социалистическая рабочая республика. Ниже вы видите её флаг (просто красное полотнище) и герб (обычная красная звезда). Как видим, финские большевики с символикой особо не заморачивались...

Здесь я размещаю карту, на которой хорошо видно, что мятежники очень быстро захватили наиболее развитую, южную часть Финляндии.
Формально под контролем буржуазного правительства оставалась бОльшая часть государства - но это были в основном лесные дебри и болота.
При этом в тылу у красных и у белых оставались некоторые анклавы - которые однако к концу февраля были раздавлены.

1 марта 1918 года, Советская Россия признала новую, Социалистическую Финляндию. И даже официально подарила своим новым братьям по соцлагерю Печенгский край на севере - владение которым обеспечило Финляндии выход к незамерзающему Баренцеву морю. Русских при этом, конечно же никто ни о чём не спрашивал.
Эту территорию, сказочно богатую залежами никеля, СССР смог вернуть себе только после Второй Мировой войны.

Тем временем некоторые члены финского правительства, сумели пробраться на север - и создали новое правительство в городе Ваза (назван так по имени шведского короля Густава Ваза; финны называют его Вааса). Из этого города ходил регулярный паром в Швецию через Ботнический залив. В случае безвыходной ситуации - было куда эвакуироваться.
Обязанности главнокомандующего были возложены на Густава Карловича Маннергейма (ниже на фото), генерал-лейтенанта русской армии, шведа по национальности, всю жизнь с акцентом говорившего по-фински (и по-русски), женатого на дочери московского обер-полицмейстера генерала Николая Арапова - Анастасии Николаевне; неплохо зарекомендовавшего себя на русско-японской войне.

Это был ОЧЕНЬ удачный выбор. Счастье улыбнулось финнам.
Маннергейм обладал широким кругозором - в отличие от многих узколобых финских нациков.
На территории Финляндии (которая, напомню, являлась в недалёком прошлом частью России) оставалось немало русских гарнизонов.
В начале 1918 года советское правительство отдало приказ этим гарнизонам, оказавшимся в уже независимой Финляндии, придерживаться нейтралитета.
Однако Маннергейм нашёл общий язык с русскими офицерами - которые передали финнам огромное количество оружия и боеприпасов.
Русский вице-адмирал Николай Подгурский, возглавил финскую оборону побережья Ботнического залива. Маннергейм организовал выплаты русским офицерам, их проживание, право свободного передвижения. Русские солдаты благополучно отправлялись домой, а финны получили столь необходимое им оружие - благодаря чему Сенат сумел очень быстро создать полноценную армию.
В начале февраля из Швеции прибыла группа из 84 офицеров, которые составили штаб финской армии, планировали операции и организовывали связь.

Что касается официального главы Финляндии, Пера Свинхувуда, то с ним приключилась загадочная история.
Русские (не большевики конечно) предоставили Свинхувуду самолёт. Однако согласно официальной версии, финский лётчик не справился с управлением. И пришлось президенту добираться, сначала кораблём в Ревель (Таллин), затем в Германию, оттуда в Швецию. И лишь затем - в северную Финляндию.
Я лично склонен подозревать, что Свинхувуд просто в определённый момент струсил, подумал что всё погибло и самое время делать ноги. А потом, когда узнал что всё не так печально - приехал в Вазу...

С обеих сторон совершались жестокости. Но пальма первенства поначалу принадлежала финским красным - уверенным в своей победе и не стеснявшимся в средствах.
Взятие заложников, расстрелы священнослужителей и студентов; массовый призыв под ружьё несовершеннолетних, включая и девочек - всё это приносило финским большевикам минутный эффект, но отвращало от них население на долгосрочную перспективу.
Финны просто-напросто не привыкли к подобной дикости...

Но как бы там ни было, а к середине февраля 1918 года, многим (не только коммунистам) казалось, что песенка "финских буржуев" спета, они обречены, красные победили. А некоторая приостановка боевых действий - это лишь случайная, сугубо временная заминка...

Приблизительно в это же время, силы большевиков наступавшие на Дон, против войск атамана Алексея Каледина, одержали полную победу. И не благодаря своему воинскому мастерству, или запредельной доблести своих солдат, а просто-напросто потому, что донские казаки, распропагандированные большевистскими агитаторами, напрочь отказывались воевать против советских отрядов.
Упрекать их в этом трудно - казаки просто не понимали в полной мере, чем правительство большевиков, отличается от любого иного общероссийского правительства.
Казачий Дон не хотел воевать против советской России. Казаки совершенно спокойно пустили к себе большевиков.
10 февраля русские добровольцы ("белые"), воевавшие на Дону, приняли решение уходить на Кубань. Не из прихоти, а потому что не было у них другого выхода. Казаки просто бросали оружие и расходились по домам. Русские оказались предоставлены самим себе.

На следующий день, 11 февраля 1918 года, Каледин собрал заседание правительства, на котором сообщил о создавшейся ситуации и о том, что (ВНИМАНИЕ!) на Дону осталось всего 147 казаков, готовых сражаться с большевиками. Не 147 тысяч - просто 147 человек!..
Каледин заявил, что в таких условиях слагает с себя полномочия войскового атамана.
В тот же день он покончил с собой выстрелом в сердце...

Вот так складывались дела к середине февраля 1918 года.
Для большевиков - практически триумфально.
Украина была разгромлена. Дон сложил оружие и распахнул для большевиков объятия. Каледин покончил с собой. Основная (наиболее развитая часть) Финляндии - находилась под контролем красных финнов.
Повсюду сплошные победы...

Имеет ли в таких условиях смысл продолжать мирные переговоры с Германией?
Стоит ли прислушиваться к предостережениям таких перестраховщиков как Ленин и Сталин? Не пора ли развернуть мировую войну с буржуазией?.. Тем более что вон как всё хорошо вышло на Украине, на Дону и в Финляндии...

**************

Вот при таком положении дел, после того как большевики сорвали переговоры, немцы начали свою, хорошо подготовленную, продуманную и проработанную операцию "Фаустшлаг".
Утром 18 февраля, начав наступление по всему фронту от Балтийского моря до Карпат, германские войска быстро продвинулись вперёд и уже к вечеру отрядом менее чем в 100 человек (не сто тысяч - ПРОСТО в сто человек!) был взят Двинск (современный Даугавпилс в Латвии), где в тот момент находился штаб Северного фронта.
Северная группа немецких войск, двигалась на Ревель (Таллин), Псков и Нарву; центральная - на Смоленск, а южная (совместно с австрийцами) — на Киев.

Немецкое наступление в Прибалтике, развивалось со сказочной быстротой. Немцы захватили около 17 тысяч пленных, а также трофеи: 1501 пушку, 669 пулеметов, 355 минометов, 150 тысяч винтовок, 20 тысяч транспортных средств (в том числе 769 автомашин) и 27 самолетов. Германские потери в этой операции, были до смешного ничтожны: 20 погибших и 89 раненых.

Центральная группа двигалась на Смоленск. 21 февраля эти немецкие подразделения захватили Минск - вместе со штабом Западной армии.

Южная группа двинулась на Украину.
Генерал Гофман записал в своем дневнике 22 февраля:
"Мне ещё не доводилось видеть такой нелепой войны. Мы вели её практически на поездах и автомобилях. Сажаешь на поезд горстку пехоты с пулеметами и одной пушкой и едешь до следующей станции. Берешь вокзал, арестовываешь большевиков, сажаешь на поезд ещё солдат и едешь дальше. Этот процесс доставляет, во всяком случае, очарование новизны."

Ниже на фото: австро-венгерские войска входят в город Каменец-Подольский. Украина.

24 февраля немцы заняли Житомир. На очереди был Киев.
И тут в большую политику самовольно попытался влезть Симон Васильевич Петлюра (ниже на фото).
Этот человек некоторое время занимал пост Военного министра Украины. Он считался сторонником АНТАНТы и донского атамана Каледина, противником немцев и большевиков. Нередко проявлял авантюризм, превышая свои полномочия. Поэтому 31 декабря 1917 года, его отправили в отставку.

Петлюра не пал духом. Он обратился к французам - и на полученные от них деньги сформировал особую добровольческую воинскую часть: "Гайдамацкий кош Слободской Украины" (ниже вы видите людей из этого подразделения).

При этом Петлюра отказался соединить свой отряд с регулярными частями армии УНР и подчиняться власти военного ведомства Украины, заявив, что гайдамаки — это партизанско-добровольческие части, со своими задачами и целями, и находятся лишь в союзе с частями украинской армии.

Когда немцы развернули наступление против большевиков на Украине, Петлюра решил во что бы то ни стало первым войти в Киев. Он потребовал от украинского командования дать гайдамакам возможность первыми войти в столицу Украины.
Премьер-министр Украины Всеволод Александрович Голубович и военный министр Александр Тимофеевич Жуковский, были категорически против предложения Петлюры, считая что в Киев первыми должны войти немцы.
Однако по приказу Петлюры, один из его командиров (атаман Емельян Иванович Волох) развернул пулемёты гайдамаков прямой наводкой на окна министерского вагона и потребовал согласия на вступление гайдамаков в Киев, угрожая военным переворотом.
Разумеется возражать никто не осмелился. Отряд Петлюры двинулся на Киев, опережая немцев на 8—10 часов.
Петлюра устроил парад на Софийской площади Киева. При большом скоплении народа был проведён молебен в честь изгнания большевиков. Парад закончился проведением по площади колонны пленных советских солдат.
На следующий день в Киев прибыли немецкие войска и правительство Украины.
Вступление гайдамаков Петлюры в столицу и их несанкционированный парад, вызвали раздражение у руководства Рады и немцев.
Петлюра был отстранён от командования гайдамаками и около года оставался частным лицом, вне армии и большой политики...

Тем временем немецкое наступление продолжалось.
Очень быстро выяснилось, что ни о какой мировой революции, ни о каком мировом пожаре, не может быть даже и речи.
Отряды красногвардейцев, которым улыбалась удача до тех пор, пока они действовали против новорождённых войск Украины, Дона и Финляндии - оказались полным дерьмом и ничтожеством, когда дело дошло до схваток с немцами и австрийцами.
Когда на горизонте нарисовывалось немецкое, или австрийское подразделение - большевики просто разбегались.
Эта ситуация невольно напоминает мне реалии наших дней, когда кремлёвские скрепники-сколенвставальщики и поборники имперского величия, пытаются играть в крутых парней на том основании, что они когда-то сумели победить Чечню и Грузию, и даже немножко Украину. Они задирают Америку и Евросоюз - просто не осознавая (словно маленькие дети, дёргающие за хвост собаку) чем им это может грозить...

Поняв что шутки закончились, советское правительство уже в ночь с 18 на 19 февраля послала радиограмму правительству Германии, с согласием подписать выработанный ранее в Бресте мирный договор:

"Ввиду создавшегося положения, Совет Народных Комиссаров видит себя вынужденным подписать условия мира, предложенные в Брест-Литовске делегациями Четверного Союза. Совет Народных Комиссаров заявляет, что ответ на поставленные германским правительством точные условия будет дан немедленно.
В. Ленин, Л. Троцкий"

На следующий день, 19 февраля 1918 года, Ленин получил ответную радиотелеграмму, сообщавшую, что советское радиосообщение было передано в Берлин, но оно не может быть рассмотрено в качестве официального документа. Советскому правительству предлагалось направить в Двинск специального курьера с письменным документом.

21 февраля был опубликован ленинский декрет "Социалистическое Отечество в опасности!". Петроград был объявлен на осадном положении.
Одновременно Ленин (чаще всего под псевдонимом "Карпов") начал публиковать в газете "Правда" разгромные статьи, с критикой тех товарищей по партии, которые выступали против заключения мира с Германией.
22 февраля Троцкий подал в отставку с поста наркома по иностранным делам. Его место занял Георгий Васильевич Чичерин (ниже на фото), полурусский-полунемец (по-матери Мейендорф), дворянин, эрудит, полиглот, выпускник Петербургского университета, поклонник творчества Вагнера и Ницше, сначала меньшевик, затем большевик. И всегда - педераст. Как ни странно, помрёт своей смертью...

Утром 23 февраля 1918 года, в Петрограде был получен официальный ответ германского правительства, содержавший уже другие, более обременительные для России условия мира. По сути дела это был ультиматум.
От России отторгались Польша, Прибалтика, губернии с преобладающим белорусским населением. Россия должна была прекратить вмешательство в дела Финляндии и признать независимость Украины. На Кавказе Россия возвращает Турции Карскую и Батумскую области (то есть те земли, которые отошли от Турции к России в 1878 году). Армия и флот демобилизуются. Балтийский флот выводится из Финляндии и Прибалтики. Черноморский флот передаётся Германии и её союзникам. Россия обязуется выплатить 6 миллиардов марок репараций, плюс покрытие убытков, понесённых Германией в ходе русской революции – 500 миллионов золотых рублей. Большевики прекращают революционную пропаганду в Германии и союзных ей государствах - в том числе образованных на территории бывшей Российской империи.
Это я перечисляю вкратце, схематически...

В тот же день состоялось особое заседание ЦК партии, на котором Ленин потребовал заключения мира на предъявленных немцами условиях, пригрозив в противном случае ПОДАТЬ В ОТСТАВКУ с должности главы Совнаркома и выйти из ЦК - что означало бы неминуемый раскол партии.
Троцкий, с откровенным сожалением, уступил: "Вести революционную войну при расколе в партии мы не можем… При создавшихся условиях наша партия не в силах руководить войной… Нужно было бы максимальное единодушие; раз его нет, я на себя не возьму ответственность голосовать за войну".

Ленин вынес на голосование (помимо прочих) вопрос: Принять ли немедленно германские предложения?
Против принятия немецких условий, проголосовали 4 человека: Николай Бухарин, Моисей Урицкий, Георгий Ломов, Андрей Бубнов.
За принятие условий, выступили семеро: Владимир Ленин, Яков Свердлов, Иосиф Сталин, Григорий Зиновьев, Григорий Сокольников, Ивар Смилга и Елена Стасова.
Воздержались четверо: Лев Троцкий, Феликс Дзержинский, Адольф Иоффе и Николай Крестинский.
Обеспеченные Троцким четыре голоса воздержавшихся, спасли Ленина от поражения.
Скорее всего Троцкий поступал так потому, что понимал: без Ленина он не удержится в правительстве и будет оттеснён конкурентами.

После этого состоялось совместное заседание большевистской и левоэсеровской фракций ВЦИК.
24 февраля, за четыре часа до истечения срока немецкого ультиматума, ВЦИК принял условия мира. 112 человек проголосовало "ЗА", 84 — "ПРОТИВ", 24 — ВОЗДЕРЖАЛИСЬ.
Затем голосовали поимённо. 116 человек проголосовало "ЗА", 85 — "ПРОТИВ", 26 — ВОЗДЕРЖАЛИСЬ.

В 7:32 царскосельская радиостанция передала в Берлин, Вену, Софию и Стамбул, сообщение о принятии советским правительством условий мира и о готовности выслать новую делегацию в Брест-Литовск.

Такое решение сразу же вызвало серьёзные протесты: например, против заключения мира выступило Московское областное бюро партии, которое в резолюции от 24 февраля выразило недоверие Центральному Комитету и потребовало его переизбрания, сообщив, что "в интересах международной революции мы считаем целесообразным идти на возможность утраты Советской власти, становящейся теперь чисто формальной". Аналогичная резолюция, к которой присоединилась и общегородская Московская партийная конференция, была опубликована в газете "Социал-демократ".
В период с 28 февраля по 2 марта ВЦИК и СНК получили от местных советов и ряда других организаций ответы на запрос относительно их отношения к миру: из сводки Ленина следовало, что за мир было подано 250 голосов, а за войну - 224.

Тут невольно напрашивается такой вопрос: Как вообще могло случиться, что в тот момент ТАКАЯ партия, оказалась на грани раскола?
Уважаемым товарищам было жаль русской земли и русских денег?
Но ведь именно эти люди, не задумываясь ни о какой жалости и морали, собирались вообще зажечь мировой пожар, забабахать мировую революцию - причём, вполне морально были готовы к тому, что от России как таковой, в итоге останутся одни головёшки.
Не хотели немного подождать до лучших времён (что как раз и предлагал Ленин)?
А почему?
Как Ленин вообще допустил, что ему кто-то в партии осмеливался возражать - причём решительно? И никаких проблем у этих возражающих не возникло...

Я думаю что эта ситуация, стала зеркальным отражением тех колебаний, которые происходили в среде мирового масонского (точнее - НАДмасонского) кагала. Там видимо тоже не было единства по вопросу о дальнейших действиях. Кто-то из сильных мира сего желал бы рискнуть и попробовать устроить мировой пожар немедленно. А кто-то предпочитал проявить минимальную осторожность и не ускорять игры.
Поэтому и среди большевиков находились разные агенты влияния: кто-то получал инструкции на решительные действия, а кто-то на притормаживание...

Так или иначе, но 1 марта 1918 года, советская делегация вновь прибыла в Брест-Литовск. Её возглавляли три человека: Гирш Бриллиант (кличка "Сокольников"), Григорий Петровский и Георгий Чичерин. Были разумеется в составе и другие люди.
Делегацию советской Украины, немцы на переговоры вообще не допустили.
На этот раз никаких дискуссий не было.
3 марта 1918 года, в Белом дворце Брестской крепости (ниже на фото; до нашего времени он не сохранился), мир был официально подписан всеми делегациями. Заседание было закрыто в 17:52.

Вверху на заглавном фото - немецкая карикатура: "Троцкий учится писать".

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...