И.Ю. — 62

by Огниво Книг
И.Ю. — 62

30.

Если многократно описывать одно и то же и каждый раз вносить в описание еле заметные искажения, можно, в результате, очень существенно изменить порядок вещей. Этим пользуются Хайдеггер и моя бабушка.

21.

Говорят, что женщина интересна своим прошлым, а мужчина — своим будущим. А на самом-то деле женщина просто интересна, а мужчина — чем-то своим.

35.

В пустоте ничего нет, значит, в ней нет ничего страшного. Но поскольку пустота темна, нельзя с уверенностью утверждать, что в ней нет вообще ничего. Поэтому пустота — единственное место, где поиски не полностью безнадежны.

43.

Иногда мы переедаем, потому что, даже наевшись, все еще помним, каким сильным и постыдным был голод; слишком долго спим, помня о вчерашней усталости; слишком много любим в память о прошлом одиночестве; слишком умираем, так как не успели забыть о том, что были рождены.

*

Мысли морфологически напоминают змей. Будучи извлеченными из среды обитания, мысли деревенеют изогнутыми, а затем используются при производстве мебели. Теперь позволь им ожить.

15.

Во всяком знании о душе есть соблазн — сомнительность, и поскольку женское сомнительно, такое знание женственно.

28.

Художник сходил туда не знаю куда и принес то не знаю что.

А теперь все смотрят на него и ждут, что сходит туда же и принесет еще.

18.

Так много всего, что почти ничего нет.

Жизнь — праздник, который всегда без тебя.

О смерти такого не скажешь.

8.

Было бы честно, если бы слепые были невидимы.

38.

Фундамент речи — монолог. Ни Бог, ни ангелы не склонны вступать с человеком в беседу, они лишь говорят, обращаясь к нему. Отвечать в его положении было бы самонадеянно: каждое услышанное слово требует обдумывания более продолжительного, чем человеческая жизнь.

23.

Существо, будучи собой, является еще и коридором, проходом в то или иное пространство. Есть милые, симпатичные люди, но они — проходы к нехорошим местам.

9.

Даже на солнце время от времени не бывает пятен.

28.

Слово в предложении не только утверждает себя, но и отрицает все остальные слова, грамматически допустимые на его месте. Это не теоретическое соображение; это способ (а не огурец) читать.

*

Работа художника противоположна шаржированию: для того, чтобы предмет приобрел достоинство знака, в нем нужно элиминировать характерное. Знак приобретает весомость вещи, если художнику удается накормить своим мясом птицу (кажется, ворону), несущую его в тридевятое царство.

11.

Предварительно сделав небо, Бог творил растения и животных, глядя на облака.

7.

Идущий при свете звёзд не отбрасывает тени.

62.

Вообразим такую реальность в которой отсутствует слово “как”. Любая метафора воплощается немедленно — прежде, чем осознается. Мир остается самим собой, но стоит всмотреться в него, и может возобладать другое видение (уподобление). Трансформируется именно метафора, а не просвечивающая сквозь нее основа, причем такие трансформации никого не удивляют. Собственно, именно в таком мире мы и живем, только метафоры у нас в основном банальные и злые.

23.

Предсказываемое будущее становится настоящим в момент предсказания и к моменту наступления оказывается наступившим прошлым. Поэтому любое пророчество прежде всего предвещает, что настанет прошлое.

15.

В бессмертии есть что-то от уверенности проснувшегося ребенка в том, что сейчас он увидит маму.

7.

Ерофеев прав: икающий нелеп. Жизнь — икота материи.

22.

Российское пристрастие к разговорам объясняется молодостью нашей культуры. Так ребёнок, только что научившийся говорить, постоянно испытывает новые возможности и болтает без умолку.

11.

Ангелы приносят вести.

Ангелы — они и есть вести.

Включаешь и смотришь.

2.

Бес покоит?

8.

Инцестуозное вкрапление в языке: “Трахать, как родненькую” (-ого)

***

Птица, если захочет, может падать быстрее, чем падает камень.

Камень, если захочет, может падать быстрее, чем падает птица.

***

Тихие совы весь день

спят у меня на плечах -

поэтому я сутулюсь.

Но это приятная тяжесть:

ночью они проснутся

и мы пойдем на охоту.

***

Каплей смолы из пореза -

не сразу -

появляется слово.

И через тысячу лет

одна из тысячи капель,

возможно, станет янтарной.

*

Храбрый Криц.

Блуждая в незнакомом районе, Криц обратился к старичку и старушке, которые, чинно взяв друг друга под руки, шли ему навстречу:

- Скажите, пожалуйста, где здесь можно купить хлеба?

- А мы и есть хлеб, — хором ответили они.

Тут старички сдвинулись и повернулись, и стало видно, что они только спереди выпуклые, а сбоку — почти плоские и действительно (а не на словах) сделанные из хлеба.

“Нечего ко мне цыпляться” (Куритца)

“При нажоре жать на попку” (Правило противонажорной безопасности)

12.

Пока котелок варит, помешивай содержимое тихо, а то тебя сочтут буйно помешанным.

Инструменты и оборудование:

головоломка — небольшой, хорошо заточенный ломик;

двурушник (род пилы);

засоба (приспособление для закрывания дверей — “Закрывай дверь засобой”)

судьборойка — судьборойная машина.

Деньги: минуты, часы, месяцы, годы (ср. минута и монета) — час двадцать в колбасный пробейте, пожалуйста; хорошо было бы накопить десяток годов на старость.

77.

Вся правда невыразима в коротком высказывании. Она требует множества оговорок, кивков и боковых ходов. Но даже ответвления ночной молнии ведут в темноту. Неяркая вспышка понимания и подавно не может осветить гигантский мрачный лабиринт, а скрупулезное исследование ответвлений уводит прочь от света.

К счастью, я не обязан ходить туда, потому что не строю плана пещеры. Я лишь кое-где развешиваю фонарики — не для того, чтобы всерьез помочь будущим спелеологам, но с единственной целью: изредка порадовать их утомленный темнотой взгляд.

*

На какие только хитрости не пускается сидящий внутри головы человечек, каких только предлогов не изобретает, чтобы оправдать единственное и, в глубине, преступное действие: разбудить.

18.

Индивидуальный стиль — это урок, усвоенный когда-то лучше, чем следовало бы; инкрустированный костыль, без которого не обходятся безногие духом.

26.

Книга — особенный дом на опушке леса, куда приводят ребенка и где его оставляют одного, чтобы он узнал там некоторые страшные вещи и потом, когда узнает, вернулся.

14.

“На миру и смерть красна”. Вот формула массового сознания, лежащая в основе спонтанной эсхатологии.

*

В сущности, единственное место, в которое по-настоящему нельзя, это и есть музыка.

*

Саша Соколов, по-видимому, лучший современный русский прозаик, вряд ли приобретет статус великого писателя. Для этого нужно не только мастерство, но и соответствующее самоощущение. Но оно недостижимо для человека, который блестяще знает и ценит свой предмет, живет в постоянном соприкосновении с великолепными, созданными в прошлом образцами и неизбежно соизмеряет с ними своим заслуги. Величие требует толики невежества.

*

Лучшим произведением Луиса Бунюэля оказался Сальвадор Дали.

*

“Если есть Бог, — пишет Шестов, — если все люди дети Бога, то, значит, можно ничего не бояться и ничего не жалеть”. Трудно представить себе более трусливое обоснование того, что следует быть храбрым.

*

Говорят, Хорхе Борхес был настолько увлечен идеей удвоения, что подумывал, не заказать ли значок с собственным портретом и начать ли его носить. Но, будучи к этому времени слепым, Борхес боялся уподобиться старому Фаусту. Ему казалось, что близкие могут зло подшутить над ним и заменить портрет в значке какой-нибудь кощунственной надписью. Из всех вариантов, которые он перебирал, надпись “Я не люблю Бога” казалась ему самой отвратительной.

Известно, чем закончилась эта история. Борхес отказался от мысли носить значок и разлюбил Бога. Намерения вносят в мир большие возмущения, чем их реализация.

Пруст скрыл свою истину где-то среди так и не вошедших в текст, убегающих в заросли, ускользающих придаточных предложений.

23.

Хрупких людей, так же как и хрупкие предметы, не следует ставить чересчур высоко. Падая, они разбиваются, огорчая тем самым и себя, и нас.

10.

Нельзя напиться из источника, не встав перед ним на колени.

17.

“Прятать слона в помидорах” — оказзиональный фразеологизм. Означает примерно то же, что и “держать надувной камень за пазухой”.

28.

В сущности, вся русская литература является на разные лады повторяемым криком “больно!” Автор, а вслед за ним и читатель сопереживают кому угодно, лишь бы отвлечься от собственной боли.

8.

Жажда — это так глубоко внутри, что пить бесполезно.

17.

Бог пребывает в человеческом сердце — в этом нет ничего удивительного. Удивительно то, что Он пребывает там всегда.

12.

Лучшая картина — это всего лишь зеркало, которое художник поднес к лицу зрителя.

18.

Многие люди время от времени чувствуют себя мужчинами или женщинами; как будто им без этого хлопот не хватает.

10.

Между человеческим словом и божественным молчанием — океан животного неумения сказать.

25.

Есть книги, на страницах которых незачем делать пометки. Они уже сделаны авторов (причем наилучшим образом) и напечатаны типографским способом — в виде текстов этих самых книг.

35.

Статус птиц таков, что даже поселяясь где-то надолго или навсегда, даже попадая в чьи-то руки, имея и меняя хозяев, птицы могут принадлежать только месту, а не человеку. Они — вне института собственности. Так же и книги.

21. 

Глаза — не зеркало души, они окно, через которые ее видно. Глядя в глаза кошке, легко увидеть, есть ли у кошки душа.

36. 

Много в человеке определяется тем, что он приобрел, еще большее — тем, что он утратил. Но, так как ни приобрести, ни утратить окончательно ничего нельзя, главное, что определяет человека — это объем пустоты, которая умещается в его сердце.

24. 

По-настоящему красиво только то, что одухотворено. По-настоящему уродливо только то, что одухотворено. То, о чём нельзя сказать, красиво оно или уродливо, одухотворено как-то иначе.

15. 

Затихая, звон колокола становится озером, и озеро — это длящийся звук. Отсюда и телега про Китеж.

36.

Пристально всматриваясь в себя, можно увидеть свою комнату, а в средоточии комнаты улицу, на которой стоит дом. 

Лао Цзы сказал о том, что мудрый познает мир, не выходя из своей хижины, но умолчал о том, что это единственный способ.

28.

Образ письма — нанесения иероглифов или букв на бумагу — женственен (даже если письмо вырождается в компьютерный набор) и по-женски соблазнителен. Неспроста писательство, графомания и каллиграфия чаще всего завораживают мужчин.

16.

Для того, чтобы сконструировать другую реальность, достаточно было бы внести регулярные искажения в отражения всех зеркал.

7. 

Человек — это камень, способный катиться к вершине.

April 27, 2018
by Огниво Книг