Экс-омич Алексей Полтавец — главный фигурант дела «Сети» прямо сейчас. Мы поговорили с его знакомыми

Алексей Полтавец ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ВИКТОРИЕЙ ФРОЛОВОЙ изданию «7х7».

10 февраля 2020 года суд в Пензе вынес приговоры семерым левым активистам, проходящим по делу «Сети». По версии следствия, фигуранты дела готовили несколько терактов: во время выборов президента России и ЧМ по футболу 2018 года. Главное доказательство — показания самых активистов, от которых они впоследствии отказались, поскольку дали их под пытками. В итоге, несмотря на общественную кампанию в поддержку фигурантов дела и отсутствие потерпевших, пензенский военный суд признал всех семерых виновными в создании «террористической организации» и дал ровно те сроки, которые запрашивало обвинение.

Но на этом история не закончилась. 21 февраля издание «Медуза» выпустило расследование, в котором рассказывается о возможной причастности некоторых фигурантов дела «Сети» к убийству Екатерины Левченко и Артема Дорофеева: оба общались с Дмитрием Пчелинцевым и Максимом Иванкиным — по версии «Медузы», идейными вдохновителями движения. Версия об убийстве базируется в основном на словах бывшего омича Алексея Полтавца, который признался изданию в убийстве Дорофеева и подробно описал место и обстоятельства произошедшего.

Сейчас Алексей Полтавец находится за границей, о нем известно немногое. С 2014 года, еще находясь в Омске, он участвовал в зоозащитных мероприятиях, ходил с украинским флагом на митинги в честь присоединения Крыма и поддерживал протестующих на киевском «Майдане». «По убеждениям я — анархист, антифашист и вегетарианец; выступаю против действующих властей РФ», — рассказывал он в 2018 году «ОВД-Инфо». В 2014 году Полтавец познакомился с однокурсником своего брата Владимира Виктором Филинковым, впоследствии также фигурантом дела «Сети».

Анкета Алексея Полтавца при поступлении в «Омский региональный многопрофильный колледж».

Филинков, гражданин Казахстана, в 2013 году поступил в ОмГУ на «Информационную безопасность», но уже в 2014 отчислился и перепоступил на «Информатику и вычислительную технику». Как рассказали OB в руководстве вуза, через два года Филинков перестал ходить на занятия и его отчислили за неуспеваемость. В 2016 он переехал в Санкт-Петербург.

В этом же году, проучившись год в «Омском региональном многопрофильном колледже», из Омска в Пензу уехал и Алексей Полтавец. Там он и познакомился с большей частью фигурантов дела «Сети». Источник OB, близкий к семье Полтавца, рассказал, что Алексей был скрытным, замкнутым и не распространялся о своих политических взглядах. Родители считали, что сын едет в Пензу учиться.

Мы поговорили с бывшей одногруппницей и куратором Алексея Полтавца по «Омскому региональному многопрофильному колледжу».


Одногруппница Алексея Полтавца (имя не называется по просьбе девушки).

— Лёшу я знаю с 2016 года, мы познакомились на 1-м курсе. Мы дружили, давали друг другу советы в отношениях, он рассказывал мне, как избежать скандалов дома. Всегда был против вредных привычек. Очень хороший: я даже сейчас, спустя 3 года, таких людей не встречала: честный, добрый, достаточно отзывчивый.

За всё время пока мы общались, я не видела и не слышала, чтобы он дрался. Может и были какие-то конфликты, ну а у кого их не было? Когда у мальчиков из группы были неприятности, он заступался, пытался разрешить конфликт. В конце 1-го курса Лёша забрал документы из колледжа и куда-то уехал. Спустя год после его отъезда я попыталась с ним связаться, мы может раза два ещё созвонились и всё. После второго разговора по телефону я перекинута ему, наверное, рублей 150, потому что у него не было денег на еду.

Его политические взгляды были вполне реалистичные: где хорошо — там и говорил, что хорошо, где плохо — говорил плохо. Он может и пытался мне намекнуть о своей деятельности, кого он поддерживает и к чему относится, но я не понимаю по сей день на что был намёк, а прямо он ничего никогда не говорил. Лёша уехал из Омска, потому что просто не хотел быть здесь, просто не хотел быть дома, где не очень хорошие отношения с отцом.

Мама же поддерживала любое его решение, хотя человек он такой, что его выбор сложно не поддержать. Я не знаю, что могло толкнуть его на убийство, наверное, слишком напряжённые и резко изменившиеся обстоятельства. Он сожалеет о сделанном, это видно хотя бы потому, что он публично признался в этом.

Елена Николаевна, куратор группы Полтавца в «Омском региональном многопрофильном колледже».

— Он всего год у нас проучился, но это был год близкого общения, потому что я вела у них русский язык и литературу и была куратором группы [группа 156Т «Омского регионального многопрофильного колледжа» — прим. OB]. Я их шесть или семь раз в неделю видела.

Мальчик производил самое положительное впечатление. Он и по интеллекту был достаточно на уровне. Человек настроения, достаточно закрытый, замкнутый. В него девчонки влюблялись, но он не отвечал, потому что у него была своя цель. Внезапно Леша решил, что покинет учебу. Тут, конечно, мы с администрацией колледжа подключились, стали всячески его отговаривать. Но в конце концов пришла мама и сказала: «Я сдаюсь. Вот он хочет».

Он сказал ребятам, что будет путешествовать автостопом, смотреть мир. Потом пропал. С тех пор ребята ничего про Лешу больше не слышали. Он у всех вызывал симпатию и это последнее его решение меня, честно говоря, насторожило. Это как сдвиг в голове, я поняла, что он в какой-то омут втянулся. Может быть он и был в этом омуте.