Ученые восстановили облик последнего правителя империи инков

May 2, 2018
by Культ Личности
Ученые восстановили облик последнего правителя империи инков
Портреты Атауальпы анфас и в профиль, сделанные художником на основе графической реконструкции.

5 ноября 1532 года глазам завоевателей Перу наконец открылся инкский город Кахамарка, расположенный в широкой долине.

Его украшали Храм Солнца, облицованный золотыми пластинами, дом "невест Солнца", а также мощная, находившаяся на возвышении крепость.

В жилых палатках размещались личная охрана Инки, его прислуга, многотысячная дружина владыки.

Одних лишь воинов инкской армии в Кахамарке в ту пору находилось до пятидесяти тысяч человек - Великий Инка не боялся испанцев.

Сам он расположился не в Кахамарке, а неподалеку, на курорте. Вблизи здешних источников теплой минеральной воды были сооружены царские ванны, к "летнему королевскому дворцу" примыкал бассейн, в который по двум трубам поступала вода: по одной - горячая, по другой - холодная. В этом бассейне Атауальпа ежедневно совершал омовения вместе с женами.

Писарро (испанский конкистадор, завоеватель империи инков) направил к владыке посольство с предложением мира и дружбы и просьбой о личной встрече с "великим владыкой страны сыновей Солнца". А Инка решил не просто увидеться с ними, но подавить их блеском своего монаршего величия.

На следующий день они встретились - вождь перуанских индейцев и предводитель испанцев.

Торжественная процессия Атауальпы прибыла на площадь Кахамарки незадолго до захода солнца. По пути следования Инки прошло несколько сотен подметальщиков.

Они очистили дорогу, по которой должны были нести на золотых носилках "сына Солнца", от сора и грязи. Только тогда, когда дорога стала абсолютно чистой, тронулась в путь процессия самого Инки. Первыми шли около шести тысяч солдат, вооруженных пращами и копьями, за армией следовали сановники империи в туниках, украшенных золотом и серебром, за сановниками вышагивали орехоны - "болыпеухие", то есть аристократы империи. В конце процессии несли на носилках  сына и наместника божественного Солнца на земле.

Носилки Атауальпы несли восемь рукано в красивой синей униформе. Сам Инка был одет очень легко. Верхняя часть его тела вообще была обнаженной, только шею украшало ожерелье из тяжелых изумрудов, а в ушах были большие золотые диски.

Процессия Инки, его личная охрана заполнили каждый метр треугольной площади Кахамарки. Но, испанцы на условленное место не пришли...

Инка был крайне возмущен столь неожиданным и вместе с тем столь оскорбительным отсутствием бородачей.

"Где же они?!" - воскликнул он гневно. Тут испанцы и появились из своих укрытий.

Вернее, вышел только один человек. Толпа, собравшаяся на площади, расступилась перед ним, и человек - это был монах-доминиканец Вадьверде, в бедном длиннополом одеянии своего ордена, с крестом в руках - подал своим соратникам знак, и последовала молниеносная атака, в ходе которой правитель инков был захвачен в плен, а торжественная процессия, не ожидавшая такого оборота дела, попросту разбежалась.

Томившийся в заключении Инка, конечно же, мечтал обрести утраченную свободу. Поскольку Атауальпа подметил у своих тюремщиков неутолимую, сжигавшую их жажду золота, он предложил Писарро выкуп. Предложение его было сказочно щедрым - в качестве компенсации за свое освобождение он пообещал заполнить золотом помещение камеры, в которую его заключили, на высоту 10,5 испанской стопы (то есть 294 сантиметра). Сверх того он обещал заплатить за свою свободу двойное количество серебра.

Атауальпа дал слово, что указанное количество драгоценных металлов будет доставлено в Кахамарку в течение 60 дней со времени заключения соглашения.

Писарро, конечно же, согласился...  

Инка тотчас же разослал быстроногих гонцов по всей своей бывшей империи, отдав им соответствующие распоряжения. И сразу же в Кахамарку устремилась настоящая золотая река - из ближних и дальних мест ежедневно караваны доставляли все новое и новое золото.

Стоимость золота, ежедневно доставляемого в Кахамарку, в среднем составляла 50 тысяч песо. В еще большем количестве привозили серебро. В перуанской Кахамарке сказочно прекрасные золотые чудеса инков превращались в обыкновенный металл.

Выкуп за Атауальпу составил 1 326539 песо золота и 51б10 марок серебра.

Возможно, Атауальпа с презрительной усмешкой наблюдал за лихорадочной суетой белых, дорвавшихся до вожделенного золота. Он, вероятно, был почти уверен, что "белым демонам" не удастся покинуть страну со всеми этими несметными сокровищами. Пусть только выпустят его на свободу...

Вероятно, он уже рисовал себе чудовищные пытки, которым подвергнет вероломных пришельцев...

Однако, и тут он просчитался. Получив такое количество золота, Писарро уже мог ни о чем не заботиться всю оставшуюся жизнь. И Атауальпа стал ему не нужен. Однако убить его просто так было бы чересчур варварским даже для испанцев.

И его убили "по закону". Сразу же после получения выкупа Писарро учредил трибунал, который осудил владыку Страны инков "за совершение самых различных преступлений", в том числе за то, что "он неправильно расходовал деньги своей империи" и был "многоженцем". Более издевательские причины трудно было придумать.

Приговор подписали отец Вальверде и главарь завоевателей Перу - Франсиско Писарро.

Вскоре после того, как Инка вручил Писарро все обещанное золото и серебро, а это произошло спустя семь месяцев после его пленения, Атауальпа возвратился на ту самую, столь роковую для него площадь Кахамарки, где его ожидал высокий костер. К осужденному приблизился все тот же монах Вальверде, который на этот раз предложил "сыну Солнца" новый торг по-христиански. Условия новой сделки были просты и понятны - если Инка примет крещение, его не сожгут, а "всего-навсего" только задушат.

Атауальпа принял условие монаха. А поскольку по католическому календарю это был день святого Иоанна, он получил имя Хуан. Так под именем Хуана де Атауальпы он - теперь уже христианин - и подставил свою шею  палачу.

Его действительно задушили. После казни Вальверде самым достойным образом совершил над мертвым телом Инки предписанное заупокойное богослужение.

Казнь Атауальпы. Средневековая гравюра

В апрельском выпуске российской версии журнала National Geographic вышла статья "Как выглядел последний правитель Империи инков?", где представлена выполненная по черепу Атауальпы реконструкция облика Инки. 

В октябре 1901 года естествоиспытатель Эжен Сенешаль де ля Гранж доставил из Боливии в парижский "Музей человека" череп, принадлежавший, как он утверждал, последнему Инке.

"Сотрудничая с музеем, я узнал о ценном экспонате и договорился о возможности сфотографировать его, - говорит Сергей Васильев, заведующий отделом антропологии Института этнологии и  антропологии РАН, - а затем обратился к Елизавете Веселовской, старшему научному сотруднику Лаборатории антропологической реконструкции, с предложением восстановить облик этого загадочного персонажа".

"Череп Атауальпы" из парижского Музея человека.

На протяжении четырех веков череп, предположительно принадлежавший Атауальпе, как драгоценная реликвия хранился в семьях индейцев. Елизавета Веселовская восстановила внешность последнего Инки на основе метода, разработанного академиком  Михаилом Герасимовым.

К сожалению, уважаемый журнал не акцентирует внимание на сомнительность утверждения, что данный череп принадлежал именно Атауальпе. А значит, упомянутый череп лишь голословно считается атауальпским и можно лишь предполагать, что воссозданный портрет  действительно последнего правителя Империи инков.


Знание - дело наживное 😊

Подписывайся Культ Личности

Share to Facebook