О Вечности

Могу по слабости желать хвалы и бояться осуждения; но смею сказать, что это для меня не главное. Одно славолюбие не могло бы дать мне твердости постоянной, долговременной, необходимой в таком деле, если бы не находил я истинного удовольствия в самом труде и не имел надежды быть полезным

Николай Карамзин

«История государства Российского»

У меня появился новый утренний ритуал.

Выполнив классическую физическо-гигиеническо-кулинарную процедуру, я усаживаюсь на балконе с сигаретой и чаем, выкладываю на колено планшет с листом бумаги, заношу над ним карандаш…

…всё происходит автоматически, без участия мозга…

…и замираю, глядя в никуда.

«Я хотя бы попытался», – говорю себе вслед за МакМёрфи, записав состояние погоды, уровень кровяного давления и очередные ливерпульские пертурбации.

«Ого!» – радуюсь внезапно выстроившейся карандашной композиции, пригодной (как в этот момент кажется) для публикации в интернетах.

«Ладно… – вздыхаю в любом случае. – Есть свидетельство еще одного канувшего в жизненную котомку дня…»

Закуриваю, сёрбаю из кружки, улыбаюсь и думаю: «Написанное – опять и снова! – никому не нужно. Это ли не свидетельство настоящего, подлинного искусства?»