Алиса в стране чудес

Книга “Алиса в стране чудес” завоевала любовь многих сердец – и взрослых, и детских. В настоящее время интерес к сказке не исчезает, а, наоборот, все возрастает. Известны сорок экранизаций этого произведения разных стран мира. “Алиса в стране чудес” не перестает волновать критиков, переводчиков, иллюстраторов. Современные фотографы часто прибегают к приему стилизации, облекая своих героинь в образ маленькой девочки, попавшей в страну чудес. Писатели и режиссеры охотно используют реминисценции, творчески переосмысливая образы героев и эпизоды сказки.

Так почему же “Алиса в стране чудес” завоевала такую любовь среди читателей?

Попытаемся разобраться в данном вопросе.

За шесть лет до того, как сказка облеклась в слова, Кэрролл записал мысль, которая проясняет, но не раскрывает полностью вдохновенную тайну мира книг об Алисе:

“Когда мы спим и, как часто бывает, смутно сознаем это и пытаемся проснуться, не говорим ли мы во сне таких вещей и не совершаем ли таких поступков, которые наяву заслуживают названия безумных? Нельзя ли в таком случае иногда определять безумие как неспособность отличать бодрствование от жизни во сне? Мы часто видим сон и ничуть не подозреваем, что он – нереальность. “Сон – это особый мир”, и часто он так же правдоподобен, как сама жизнь”.

Мысль о том, что сон есть жизнь и наоборот, не нова для XIX века. Достаточно вспомнить пьесу испанского драматурга Педро Кальдерона “Жизнь есть сон”. Но нас интересует не то, кому принадлежит первенство этой идеи, а мироощущение самого автора произведения. Раз Льюис Кэрролл видит во сне особый мир, то почему же не перенести этот мир в реальность и не сделать его главным участником событий?

В таком случае мир необъяснимого тесно переплетается с миром, в котором нелепости и абсурд не приветствуются. Сам факт того, что реальность закрывает за собой двери к чудесам, и является нелепым. На наш взгляд, именно эту идею и пытался вложить в свое произведение Льюис Кэрролл, и она же является одной из причин популярности “Алисы”.

Далее интересна сама история создания книги. Известно, что сказка появилась во время прогулки на лодке и вырастала как бы сама собой. Льюис Кэрролл предварительно ничего не обдумывал: ни сюжет, ни образы героев. Более того, сказка удивляет отсутствием какой-либо морали. Складывается впечатление, что сам мир чудес пожаловал к семье Лиддел и воплотился через уста Льюиса. Да, в последствии Льюис Кэрролл редактировал сказку, но основной сюжет сформировался ранее, и тем ценней “спонтанное вдохновение” автора.

Критики и читатели искали смысл в его книгах, и Льюис Кэрролл отвечал любопытным умам:

“Вы спрашиваете: "Отчего Вы не объясните “Снарка"? Отвечаю: "Оттого что не могу. Как можно объяснить то, чего не понимаешь сам?”

В 1896 году, спустя двадцать лет после напечатания поэмы, он снова пишет: “В чем смысл "Снарка"? Боюсь, мне нужен был не смысл, а бессмыслица! Однако, как вы знаете, слова означают больше, нежели мы полагаем, пользуясь ими, и поэтому книга должна означать нечто большее, чем рассчитывал сказать автор. Поэтому, какой бы смысл ни находили в книге, я его приветствую – в этом ее назначение”.

Отсюда можно вывести еще одну причину интереса к творчеству Льюиса Кэрролла и заключается она в том, что отсутствие смысла еще не показатель того, что его нет. Может быть, как раз в его кажущемся отсутствии и прячется нечто значимое, важное. Может, не все, что происходит в нашем мире следует объяснять? Мы привыкли к тому, что каждый предмет у нас имеет свое назначение, свое название, мы привыкли пользоваться этим бесценным даром, но когда появляется нечто необъяснимое, мы требуем научных обоснований, мы требуем поиска новых путей решения задачи. Льюис Кэрролл по-своему взглянул на проблему. Он дал возможность абсурду проникнуть в произведения и показал парадоксальность наших суждений о жизни. Достаточно вспомнить сцены игры в крикет и суда. Отсутствие логики и здравого смысла приводит к абсурду: из-за столь частого желания королевы снести всем голову с плеч, на поле не остается ни одного игрока, в суде Алиса виновата уже в том, что “непозволительно возвысилась над другими лицами”, королева намерена сначала казнить, а потом вынести приговор.

Абсурд есть та отправная точка, которая поможет взглянуть на наш мир глазами Льюиса Кэррола, глазами человека, вскрывающего парадоксальность реалий нашей жизни.