Расшифровка

by Anastasia Sinitsyna
Расшифровка

(не про любовь)

Дело было в одна тысяча девятьсот восемьдесят седьмом году. Я работал в Жуковском на экспериментальном машиностроительном заводе инженером-конструктором. И так как в то время я еще занимался спортом, ко мне обратились из управкома с предложением поехать в пионерский лагерь физруком. На что я естественно согласился, потому что находиться в режимном предприятии за решеткой под охраной летом как-то не хотелось. Я, естественно, согласился. И поехал в пионерский лагерь под названием «Сокол», он находился в деревне Сергеевка Солнечногорского района - мы когда едем на дачу, проезжаем эту деревню. Был в этом лагере лет пять назад. Что от него осталось - ничего не осталось. 

Тогда там на горе в лесу стояли одноэтажные корпуса, такие из фанеры сделанные, в которых жили пионеры, так сказать. И дети, и вожатые, и обслуживающий персонал. Там было футбольное поле, столовая, такой небольшой клуб, в котором показывали кино, там устраивали всякие концерты, собрания. Я помню, что я там крутил кино. Нас научили пользоваться этим аппаратом, и мы на пару с плавруком (плаврук - это тот, кто отвечает за плаванье, за купание) - мы с ним крутили кино. Как сейчас помню, посмотрели тогда Кин-дза-дза в первый раз. 

Ну вот приехал я в этот пионерский лагерь, а оказалось, что он от трех организаций. Такой сборный был лагерь. От МЗ из Жуковского, институт какой-то сплавов и стали из Москвы и Андреевский институт стеклопластика, в котором мама и работала. Ну а познакомился я с мамой как? Там был заезд в пионерский лагерь, да? - а на другое утро приходит ко мне Люся - мама наша - приходит и начинает требовать для своих подопечных ракетки для большого тенниса. Я как-то удивился. У нас для малого тенниса, для пинг-понга есть ракетки, а для большого ни ракеток, ни сеток нету, у нас нет даже площадки для игры в большой теннис. В общем, она сразу выбила из меня… ракетки я не дал, а дал мячик волейбольный, для бадминтона снаряжение. А все остальные вожатые начали дня через три-четыре подходить - а волейбольного мяча уже нет… Так и познакомились. 

А как влюбился?

Ну не знаю, ну как-то вот общались. Просто я знаю, когда мама уже так по-серьезному обратила на меня внимание - это когда я на ее день рождения потратил всю свою зарплату и припер я не знаю сколько всего… там же на автобусе, на электричке надо было ехать, а я из Москвы припер арбузы там, дыню, виноград, шампанское там, продуктов - всю зарплату потратил, чтобы обеспечить ее день рождения. И это произвело на нее неизгладимое впечатление (смеется). С учетом того, что в магазинов тогда толком ничего не было… Я взял какой-то отгул, съездил в Москву, в очередях где-то постоял, и на руках все это притащил. Потом после лагеря мама приехала ко мне на сборы. По-моему со сборной Москвы тогда поехали в Адлер. Это было в октябре, по-моему с первого по двадцатое. И там, помню, мама ко мне приехала. Помню, что пошел на телефонный узел - а там погода была, градусов двадцать пять. Ну я маме позвонил, она должна была вот-вот приехать, потом на работу позвонил - спросить, как дела там. Вернее даже не спросить, а похвастаться. Как там дела? Да вот, у нас снег пошел. А я такой: мы тут купаемся! Ну, поговорил и пошел. А там будки такие в здании, в помещении - телефонные аппараты. Бросаешь монетки - на сколько тебе хватит. Ну и трубку положил и пошел. А потом минут через пять вспомнил: ёлки-палки, я кошелек-то оставил перед будкой. Там такая полочка была, я на полочке его оставил. Я так быстро никогда не бегал. Ну, кошелька там не было, а в нем было рублей 80, что по тем временам приличная сумма была - половина месячной зарплаты. На другой день позвонил маме еще раз, сказал: Люся, я вот тут деньги потерял. А она мне так спокойно: да я тебе привезу. 

Ну и там связан эпизод такой интересный. Как-то у меня был свободный день, тренер сжалился и дал отгул. И мы поехали на экскурсию. На кораблике поехали в Гагры из Адлера, потом из Гагр на озеро Рица в горах, красивое озеро. И там на остановке автобусов я вижу - люди играют в наперстки. И тут сразу надо на два года назад, 85 год. Был когда на военных сборах, мы жили тогда в палатке, человек сорок нас было. И по вечерам, уже спать легли, кто-нибудь всегда что-нибудь рассказывает. И тут такой голос в темноте: Ребята! А Вы знаете, есть такая игра - НАПЕРСТКИ. Это был, кстати, дядя Сережа Поплевин. Есть такая игра - наперстки… где-то он в Улан-Удэ это увидел. Если внимательно играть, то можно выиграть. Но надо внимательно смотреть, вот обязательно, и точно угадаешь, где шарик находится. Тут у меня раз - что-то щелкнуло - нужно внимательно смотреть, и я сейчас то, что потерял, отыграю. Ну я к маме подхожу, говорю - Люсь, дай 50 рублей. Она говорит - тебе зачем. Я говорю, ну дай, надо. Она дала 50 рублей. Я пошел поставил… и, естественно, проиграл. находился, конечно, в шоке - как же так, я же внимательно смотрел, пошел… смотрю-смотрю, а там играют, и я смотрю, и опять - угадываю. Подхожу снов к маме, говорю - Люсь, дай еще… у тебя есть еще деньги? Да, есть, а тебе зачем? Дай 50 рублей. Тебе зачем, ты же проиграл? Я говорю - я сейчас отыграюсь, точно отыграюсь. В общем, беру у нее 50 рублей и , естественно, снова проигрываю. И тут мама как-то все-таки расстроилась… Я помню, что оставшуюся дорогу она со мной больше молчала. Я сам находился под воздействием, как-то… Сто рублей. Восемьдесят рублей потерял. Сто рублей проиграл. И до сих пор не могу отдать сто рублей эти. После этого я в азартные игры-то и не играю.

Конечно, потом уже, через три года, когда я стоял торговал шапочками-петушками на рижском рынке, и все на глазах у меня происходило, я уже видел, что четко распределяются роли в этом спектакле, что шарик был из поролона, и они его просто - раз - ногтем в любую руку могли засунуть. И я видел, как женщины проигрывали там украшения золотые, как бабки, которые последние 10 рублей там потеряли, за ними бегали. Эти люди без чувств, без жалости. Причем один, сволочь… Причем у них обязательно есть в команде такой простачок. У нас там был один такой простой, деревенский такой парень. Увидишь его - ему можно все доверить, и ясные такие глаза, при этом подонок вот просто конченый. Глаза, говорит, зеркало души - я не соглашусь (смеется). Типа глаза не врут. Врут. 

Ну вот. Короче проиграл сто рублей, пришлось жениться. Ну и до сих пор иногда, когда ругаемся, я эту фразу говорю: ты до сих пор эти сто рублей простить не можешь?

March 3, 2019
by Anastasia Sinitsyna