«Пальцы торчат прямо изо рта»: как тапки в виде рыб принесли программисту из Петербурга 10 млн рублей и всероссийскую славу!


Резиновые тапки в форме рыб, привезенные петербуржцем Виталием Сотниковым с вьетнамского рынка, стали абсолютным хитом Рунета. В них берет интервью Ксения Собчак, их демонстрирует в шоу на «Первом» Иван Ургант и получают в подарок российские миллиардеры. Почему домашняя обувь, «выполненная по секретным эскизам Дали», приносит миллионы, несмотря на карантин?

«Сначала Собчак, потом Ургант, теперь Forbes. Это всего лишь тапки в форме рыб, ребята! — не верит своей внезапной славе Виталий Сотников, основатель проекта «Рыбашаг». — Я 3,5 года занимаюсь искусственным интеллектом, запустил не один стартап и всегда мечтал попасть в Forbes. Но, *****, не с тапками в форме рыб же».

Но выбирать не приходится — из всех запущенных Сотниковым проектов вирусными стали именно «рыбатапки». Своей популярностью они обязаны одному медийному поклоннику «Рыбашага» — продюсеру клипов Филиппа Киркорова и Димы Билана, бывшему соведущему Ивана Урганта и экс-кавээнщику Александру Гудкову. Гудков купил 17 пар тапок для себя и остался так доволен продуктом, что обеспечил ему бесплатное промо в своем интервью на YouTube-канале Ксении Собчак, а потом и в «Вечернем Урганте» — в совокупности у двух видео более 2 млн просмотров на YouTube. С этого момента продажи «Рыбашага» взлетели в 10 раз и за неделю принесли Сотникову более 1 млн рублей выручки и 700 000 — прибыли. Показатели были бы в разы выше, если бы не задержки с поставками от китайских партнеров из-за пандемии, уверен предприниматель.

Forbes разобрался в феномене рыбатапок, которые носит Собчак, рекламирует Ургант и о которых мечтает миллиардер Игорь Рыбаков F 96.

Высшая точка абсурда

«Просто мягкие тапочки без запаха рыбы, созданные из секретных чертежей Сальвадора Дали» — гласит описание «Рыбашага» в соцсетях. Глядя на этот вирусный хит, вы действительно можете подумать, что, будь Дали жив, на своем знаменитом диване в форме губ он сидел бы именно в такой обуви.

Автор заполонивших Рунет тапок Виталий Сотников родился в маленьком белорусском городке Орша, где «на 100 000 населения приходится три тюрьмы», но вырос в Санкт-Петербурге, куда родители вернулись сразу после его рождения. Там же получил два высших образования — программиста и маркетолога в ИТМО, а потом окончил аспирантуру по философии в Петербургском политехническом университете Петра Великого.

На первое место работы — в «Роскосмос» — Сотников попал случайно. После выпуска из университета он убивал время, играя в PlayStation. Как-то раз мама проходила мимо и обронила, что ему хватит сидеть дома, пора устраиваться на работу — хотя бы заглянуть в здание «Роскосмоса» по соседству.

В «огромную башню Саурона» Сотников пошел на удачу, узнал в отделе кадров, что компании нужны программисты, и устроился писать компьютерные алгоритмы по запуску спутников. Правда, к делу смог приступить только через три месяца, когда оформили допуск к гостайне — третью форму секретности. Все это время он приходил на работу и читал книги, потому что пользоваться электронными устройствами программисту было нельзя: «Моя работа заключалась в том, чтобы ничего не делать. Но надо было приходить вовремя. Там было специальное помещение для тех, кто приходит работать не работая. Это высшая точка абсурда, полный бред». Бонусом к необычной работе было гарантированное место в бомбоубежище.

«Моя работа заключалась в том, чтобы ничего не делать. Там было специальное помещение для тех, кто приходит работать не работая. Высшая точка абсурда»

Через год Сотникову предложили повышение и вместе с ним более строгую форму секретности, согласно которой после смены работы пять лет ему нельзя было выезжать за границу. Программист решил, что не готов к этому, и уволился. Представитель «Роскосмоса» на момент публикации материала на запрос Forbes не ответил.

После увольнения из госкорпорации Виталий вернулся к любимому делу — видеоиграм. Устроился инженером по качеству мобильных игр в IT-компанию «Аскон», а через 2,5 года ушел в Wargaming (студия-разработчик игры World of Tanks). В белорусской корпорации он продержался два года — пока «не случился катарсис». «История, которая переломила весь ход моей жизни. Я снял фильм», — делится Виталий. Кино было его страстью: каждый день он смотрел по два-три фильма, и в 2014-м решил снять короткометражку «Если бы моя девушка была жива». История повествует о том, как парень выкапывает труп своей девушки и отправляется с ним на свидание: обедает в ресторане, катается на велосипеде, смотрит кино, валяется на пляже. «Мне очень понравилась эта тема. Она такая свежая, как бы это противоречиво ни звучало в контексте с трупом», — смеется Виталий.

Сценарий он написал за вечер. Главную роль сыграла знакомая, которой вылили на голову бутылку колы, чтобы создать эффект грязных волос, оператором был друг, который снимал на обычный фотоаппарат. Затраты составили меньше 2000 рублей. Ролик неожиданно разошелся по сети, о Сотникове как режиссере начали говорить СМИ: TJournal, радио «Балтика», The Village. В интернете даже появился флешмоб #dragme, где один из влюбленных изображал труп, а второй его тащил.

После этого Сотникову предложили стать режиссером и сценаристом шоу «Шопинг без границ» (обзор бутиков в европейских столицах), которое должно было выйти на каналах «Пятница» или «ТВ-3». Съемки спонсировали Radisson и L’Oreal, но итоговый вариант так и не вышел на экраны. «Спонсор отвалился, очень ужасное шоу получилось», — лаконичен Сотников.

Ставка на интеллект

К январю 2015-го из сбережений у Сотникова оставалось 500 рублей и «мешок картошки, как у нормального белоруса». Был вариант вернуться в Wargaming, но вместо этого Виталий вместе с арт-директором «Шопинга без границ» Сергеем Борцовым запустил студию по производству видео Chernika. Студия стартовала со съемок рекламы, а к 2018-му занялась брендингом, веб-дизайном и программированием на заказ.

На свободные деньги из прибыли Сотников стал экспериментировать с искусственным интеллектом: хотел автоматизировать работу агентства с видеоконтентом. Так появился стартап NativeOs для нативного размещения рекламы в YouTube. Из-за несовершенства механизма размещения реклама часто попадала в неподходящие по тематике ролики, и избежать этого можно было только ручным отбором блогеров, поясняет идею Виталий. По его задумке, нейросеть вычленяла облако ключевых слов и определяла, подходит ли видео для задач рекламодателя. Стартап попал в акселератор GenerationS, побывал на стажировке в США и даже привлек $120 000 от фонда Starta Ventures.

Но весной 2019-го предприниматель отказался от первоначальной идеи и переключился на новую технологию — аналог NativeOs для размещения медийной рекламы в интернете, который блокирует нежелательные маркетинговые ляпы. «Самый простой кейс: «Лента.ру» опубликовала статью про изнасилование в такси, а сверху всплыл баннер «Ситимобила». Или реклама PepsiCo вдруг появилась рядом с материалом про кариес. Такие вещи мы предотвращаем, анализируем статью на безопасность [для бренда]», — объясняет Сотников. Стартап Watchout!AI в 2019 году прошел акселерацию в совместном проекте 500 Startups и Сбербанка и привлек 10 млн рублей инвестиций. Первыми клиентами стали Сбербанк и Rambler.

Любовь с первого шага

Параллельно с «серьезными» проектами программист развивал «абсолютно ненормальную историю, которая остается ненормальной до сих пор» — продажу рыбатапок. В 2018 году он пять месяцев путешествовал по Юго-Восточной Азии и во Вьетнаме наткнулся на тапочки в форме окуня. Тапка выглядела как туловище рыбы с открытым ртом, через который видны пальцы владельца. «Я в них влюбился и взял с собой две пары подарить друзьям», — вспоминает предприниматель.

Случай представился на следующий день после возвращения в Россию — праздновали день рождения друга-ресторатора, который устроил званый ужин в одном из своих заведений. «Приезжаю заросший, с этим вот свертком — тапки завернул в газету, — вспоминает предприниматель. — Передо мной парень имениннику дарит AirPods — они тогда только вышли, в районе 20 000 рублей стоили. А у меня тапки за 500 рублей». Он уже успел расстроиться, что оказался не к месту со своими рыбами. Но реакция именинника его удивила: тот весь вечер проходил в тапках и сказал, что это лучший подарок. В тот вечер к Сотникову подошло 20 гостей, каждый из которых хотел такие же.

Летом Виталий сам часто разгуливал в рыбатапках по городу. Каждый выход на улицу сопровождался вниманием окружающих и бесчисленными вопросами: «Где купить?» Когда количество любопытных перевалило за сотню, он обсудил идею продавать тапки с программистом Иваном Немыкиным, с которым подружился еще в ИТМО.

Они нашли производство в Китае (его название Сотников не разглашает), которое выпускало такие же тапочки из этиленвинилацетата — материала, напоминающего мягкую резину. Договорились о поставке 1000 пар в Россию, сняли небольшой офис под склад, силами Chernika разработали упаковку и запустили первую версию сайта. Старт дела обошелся в 500 000 рублей, партнеры скинулись пополам. Назвали необычные тапки «Рыбашагом».

Продавали «рыбашаги» не как обувь, а как подарок с готовой красивой упаковкой — на старте ею служила обычная газета, потом появился вакуумный пакет и стелька с инструкцией, а сейчас тапки приходят в картонной коробке с открыткой внутри. Суть в том, что покупатель получал готовый к вручению подарок. Такое позиционирование помогало сэкономить на продвижении: в контекстной рекламе и поисковых запросах с производителями обуви тяжело конкурировать, объясняет предприниматель. Первую партию продавали по 999 рублей за штуку.

Сотников признается, что уделял проекту не больше 5% своего времени: «Это была фановая история. Я понимал, что если она не взлетит, у меня есть пожизненный запас подарков всем». За октябрь и ноябрь 2018-го продали 80 пар, перед Новым годом — еще около 200.

Предприниматель сделал репост из группы «Рыбашага» на свою страницу в Facebook. Запись увидел основатель рекрутингового сервиса Superjob Алексей Захаров, с которым Сотников познакомился, когда читал лекцию про искусственный интеллект в Superjob. Захаров заказал несколько пар на пробу, потом еще 7, потом 20. «Я люблю рыбалку. Сначала решил приобрести «Рыбашаг» себе. Пришел в баню, куда каждую пятницу хожу уже почти 30 лет. Банные друзья прикололись и обзавидовались. Я подарил пар 20 друзьям. Начали просить такие же их жены и дети», — рассказывает основатель Superjob. Отношение с тапками у него всегда были сложными: «Как-то я закупил «тонну» отельных тапочек белых. Стали чуть серые — выбросил, надел новые. Но сейчас дома полностью перешел на рыбашаги. Они прекрасно моются и на ноге гораздо удобнее. А одноразовые остались для гостей».

В течение двух-трех месяцев Захаров давал Сотникову советы по развитию компании. Тот отмахивался — стартапы не оставляли времени на «Рыбашаг». Но Захаров настаивал: тема взлетит, он готов инвестировать.

В мае 2019-го основатель Superjob выкупил 25% «Рыбашага» за 4 млн рублей. Эти деньги пошли на маркетинг, расширение команды, маркировку тапок, регистрацию торговый марки и товарного знака. К лету первая партия была раскуплена: по 120-130 пар в день продавали на городских фестивалях, ярмарках и через сайт.

Следующие 3000 «рыб» заказали в новых цветах: к палитре из зеленого, красного, серого и золотого добавились голубой и розовый. Чтобы увеличить маржинальность, цену повысили до 2000 рублей. Из-за этого спрос на время просел, но потом восстановился — партию раскупили к концу лета. Дальше тапки продавали еще на 1000 дороже и уже через маркетплейсы Wildberries, Ozon, «Беру». По словам Сотникова и Захарова, выручка компании за год составила 8 млн рублей, прибыль — 6 млн («Рыбашаг» работает через ИП Сотникова, поясняют предприниматели).

Заработанные деньги планировали потратить на выпуск новой модели собственного производства в виде сома, которую уже начали разрабатывать. В создании дизайна и лекал активно участвовал Захаров, «главный по рыбам» в компании, а также арт-директор Артур Авдеев, который «окончил университет дизайна в Мельбурне, а работает в «Рыбашаге», хвалится Сотников.

Источник