крем

***

рука солдата, всплывшая из кофейной
грязи, кремовый жировоск,
ломкий пергамент памяти, песочные
корзинки, белесые липкие кусты
вспучивающиеся в лесах и оседающие под ложкой
мандавошки в портянках
губная гармошка дудящая в переходе метро
оскаленный как мамонт в леднике
зуб солдата погибшего за зазубрины красных
скрежещущих на башнях хрустальных
как стоящее в стенках совковых - звезд
гниющих в буром суглинке
пестреющем снежными пятнами
спины лошадиной - мерзлой этой земли
или облака, скрывающего ладонь божества
в манжетке сливочной плывущей в посеревшем лаке
холстины - паруса белеющего
в празелени утреннего тумана

***

мерзавчики под вспученным льдом окурки
наклейки если сорвешь тебе пизда шевеление
почек соли микс спайсы набрякшие глаза
древнерусский блеск золотистых крыш
скопление почвенных вод и матерщина
шелестящих как вши зеленых поездов
со звездою кровавой блудницы во лбу
с огнем небесных черных баранов в
скрежещущих железных кишках мосты мосты
блещущие воды в горле бутылочном
птицы пищащие белые зубы в глине под
кроссовком драным которому на помойку
пора к газетам про лесбиянок-ежей
про вампиров московских окраин тоскливый секс

***

крем сметанный, каблуком размазанный,
слюна тех поддатых легионеров
с шлемами старорежимными, из скорлупки
выскочил кургузой, волглый, липкий
будто бы мертвяк из своей коробки
при трубе, пометив мне ширинку -
приговор мой, санкцию проштамповав
за непослушание -
лучше бы в протекторе подошвы
пуговица встряла золотая гренадера
с рыжим паром из бутсой стертого мячика, чем
я бы утратил имя твое - сметанное
облачко с острым секирой выгнутым хвостом
облачко с ручкой, сиреной горестно визжащее,
облачко, колобок червей

***

олени твоего свитера брызги
брюшек эклеров мягкие точно пальцы
эмбриона рога в желтоватом свете
голоса гопников шорох шин проникающий
сквозь веки он бежит по кармину
нитей сплетаемых корзинкой
курчавая медь под ворсистыми венами
зубрами эритроциты топают вперед
по ковылям сухим чертополох
в гривах ржавых свалян шарами
шипастыми волосы солнца над
жухлыми травами пожеванными скачут
летят кораблями сквозь звезды
олени мира беловатый дым рогов