Глухой в Бургер-кинге

Человек, похожий на Сечина, неловко улыбается девице, нет, женщине, даме, с воблиным лицом, но моложавой, потом достает из портмоне упаковку с Хелло Китти.

-Ну что, будешь распаковывать?

Дама явно удивлена.

Подходит человек с пятном на большом пальце и кладет на стол ручку и карточку. Я развалился в драном свитере и пожираю лонг-чикен. Он кладет ручку и карточку. У него нет лица.

На карточке написано -

"Уважаемый человек! Я глухой от рождения, но не попрошайничаю, а прошу у вас купить эту ручку за сто рублей или перевести на карту...".

Мне несколько стыдно.

Дама читает человеку, похожему на Сечина, текст. Он говорит - На карту? - достает смартфон, открывает онлайн-банк, смотрит.

-Должны были перевести сегодня. Осталось 456 рублей.

-Это тебе на пиво только.

Из подсобки появляется человек с рябым лицом и агатовыми глазами. На бейджике написано "Тоша". Я естественно думаю о расизме и всем таком. Отхлебываю чай. Перегибаюсь через стол. Её нет. У входа стоит девица с линяло-розовыми волосами и крафтовым рюкзаком в каких-то красных треугольниках. Тоша смотрит на глухого. Глухой собирает ручки и карточки. У меня нет ста рублей. Потому что я паразит.

Сечин влюбленно смотрит на даму.

Из сортира выходит человек в бежевом пальто с аккуратной бородкой.

Я доедаю лонг-чикен. Вот еще вспомнил что я видел.

В переходе метро старушку с духовой гармошкой, сморщенную, маленькую, обступили два человека с острыми грубыми лицами, спрашивают - а вы всегда это играете?

Или - в сигаретном шкафу магазинчика стоит в центре отдельно подсвеченная полочка для мерзких пахнущих вишневой микстурой сигарет Captain Black, на которые наклеены фотографии каких-то раковых легких. Рак - это твое будущее.

Или - в витрине стоит флакон с бордовой жидкостью ПРЕКРАСНЫЙ ПРИНЦ. Некрасивые девушки с разноцветными дредами, розовыми, голубыми, танцуют посреди пирамид розового ароматного мыла.

Любовь - это то что сокрыто. Но присутствие любви делает каждую вещь значительной. Любовь подобна смерти. Каждая секунда несет в себе смерть. Смерть делает каждую вещь бессмысленной. Любовь сокрыта внутри каждого удара дождя по подоконнику. Ток-ток, как писал Набоков. Манерное говно. Или внутри каждого удара пальца по клавиатуре. Каждая вещь раскрывает свой тайный смысл, если внутри каждого момента - когда ты смотришь - сокрыта любовь. Маленький ребенок на кассе в оранжевом комбинезончике пищит "хочу".

Самые лучшие вещи на свете - это не вещи. Это пространство, сияющее между вещами. Когда ты смотришь на сияние, внутри этого взгляда находится любовь. Сами соприкасающиеся вещи становятся знаками, буквами на римской золотой монете. Ты не можешь это понять. Но ты можешь их прочитать. Ты смотришь в пространство между буквами и видишь только блеск золота. Это блеск любви. Но он сияет не в монете. Он сияет в самом моменте, когда ты смотришь. Любовь есть понимание того что не может быть понято, дар того, что не может быть отдано, тому, кто не может принять, потому что у него нет рук.

Я доедаю лонгчикен и начинаю читать про дело Сети, но ничего не понимаю.

Любовь есть золотая сеть, в которой живет время.