Форт и замок Лувестайн.

"...Его высочество Вильгельм, у которого не было, по-видимому, средств содержать ван Берле в Гааге, отправил его отбывать вечное заключение в крепость Левештейн, расположенную, правда, около Дордрехта, но, увы, всетаки очень далеко от него. Левештейн, по словам географов, расположен в конце острова, который образуют против Горкума Вааль и Маас.
Ван Берле был достаточно хорошо знаком с историей своей страны, чтобы не знать, что знаменитый Гроций был после смерти Барневельта заключен в этот же замок и что правительство, в своем великодушии к знаменитому публицисту, юрисконсульту, историку, поэту и богослову, ассигновало ему на содержание двадцать четыре голландских су в сутки.
"Мне же, куда менее важному, чем Гроций, -- подумал ван Берле, -- мне с трудом ассигнуют двенадцать су, и я буду жить очень скудно, но, в конце концов, все же буду жить..."  (Здесь и далее отрывки из исторического романа Александра Дюма "Черный тюльпан".)

Рыцарь Дирк Луф ван Хорн (Dirk Loef van Hoorn) отдал в 1357-м году приказ построить замок в месте слияния двух рек. В 1368-м году компактный, но неприступный замок был завершен. Его название сложилось из двух слов - Луф и стайн (каменный дом), что означало "каменный дом Луфа". Отсюда рыцарь совершал набеги на близлежащие земли и собирал дань за пользование реками.

" ...И вдруг его поразило ужасное воспоминание.
-- Ах, -- воскликнул Корнелиус, -- там сырая и туманная местность! Такая неподходящая почва для тюльпанов! И, затем, Роза, Роза, которой не будет в Левештейне, -- шептал он, склонив на грудь голову, которая у него только что чуть не скатилась значительно ниже..."

Во время Восьмидесятилетней войны вокруг замка построили крепостные стены и бастионы и снабдили его постоянным гарнизоном. Во время разлива рек Лувестайн превращался в остров и казался еще более неприступным.

"...Для Корнелиуса ван Берле было, конечно, большой честью, что его отправили в ту самую тюрьму, в которой когда-то сидел ученый Гуго Гроций.
По прибытии в тюрьму его ожидала еще большая честь. Случилось так, что, когда благодаря великодушию принца Оранского туда отправили цветовода ван Берле, камера в Левештейне, в которой в свое время сидел знаменитый друг Барневельта, была свободной. Правда, камера эта пользовалась в замке плохой репутацией с тех пор, как Гроций, осуществляя блестящую мысль своей жены, бежал из заключения в ящике из-под книг, который забыли осмотреть...."

В семнадцатом веке замок использовали как государственную тюрьму. Известный голландский юрист и писатель Гуго Гроций был приговорен к пожизненному заключению в крепости Лувестайн. Он содержался в одной из комнат замка, а его жена, дети и служанка жили на территории крепости.В заключении Гроций написал свою известнейшую работу "Введение в Голландскую юриспруденцию", послужившую основой современного международного права, также он много читал и преподавал для своих детей. С женой они часто задумывались о побеге, но это затея представлялась невозможной. Пока жена не предложила использовать книжный сундук, который регулярно привозили из расположенного на другом берегу реки города Хоркум (Gorinchem). Сундук не проверяли - он был настолько мал, что поместиться в него считалось невозможным. Гроций несколько раз тренировался укладываться в сундук, неподвижно лежать и бесшумно дышать. И однажды, во время ежегодной ярмарки в Хоркуме, сундук с заключенным в сопровождении его служанки вывезли из замка, а книги уложили в кровать под одеяло, чтобы было похоже на больного человека в постели. Гроций бежал в Антверпен и потом дальше во Францию. Его семью удерживали в замке некоторое время, но потом отпустили. Рассказ об этом побеге в биографии Гроция стал классикой голландской истории.

"...Он с нетерпением ждал, когда на башне Левештейна часы пробьют девять.
Роза сказала: "Ждите меня в девять часов".
Последний звук бронзового колокола еще дрожал в воздухе, а Корнелиус уже слышал на лестнице легкие шаги и шорох пышного платья прелестной фрисландки, и вскоре дверная решетка, на которую устремил свой пылкий взор Корнелиус, осветилась..."

Форт Лувестайн был одним из многих городов-бастионов и крепостей, представляющих собой Голландскую ватерлинию -  85-километровую цепь оборонительных сооружений для защиты западной части Нидерландов. Звон колоколов в замке я слышал, но вот часов не видел. Яша, улыбочка!

Отметки самых высоких уровней воды при разливах рек в воротах замка.

Мы приехали в Лувестайн за час до закрытия. Территория форта открыта для свободного посещения, а чтобы попасть во внутренние помещения и музей, надо купить билет в виде ключа (12,5 евро для взрослого, 8,50 для ребенка). Подробная информация - на сайте http://www.slotloevestein.nl/. Мы из-за недостатка времени билеты брать не стали, просто погуляли по крепостным стенам, единственной улице с магазином и кафе-ресторанами и площадкой перед замком.

"...В Левештейне находилось только пять заключенных, и надзор за ними был нетруден, так что должность тюремщика была чем-то в роде синекуры, данной Грифусу на старости лет..."

Во время Первой Мировой войны здесь еще располагался гарнизон из нескольких сотен солдат, но в дальнейшем форт использовался лишь как склад. А в 1951-м году Лувестайн перестал быть военным объектом. Его реставрация продолжалась с 1921-го по 1986-й год.

Лена очень хотела получить ключ, но у нее не было с собой денег. Она очень расстроилась.

Единственная улица, если ее вообще можно так назвать.

"...Чтобы попасть из Левештейна в Гаарлем, приходилось делать большой круг; по прямой линии это расстояние было бы вдвое короче. Но по прямой линии в Голландии могут летать только птицы, -- Голландия больше всякой другой страны в мире испещрена речками, ручьями, каналами и озерами..."

Взгляд с крепостной стены на реку Ваал.

"...Однажды утром, стоя у окна и вдыхая свежий воздух, доносившийся из долины Вааля, он любовался видневшимися на горизонте мельницами своего родного Дордрехта и вдруг заметил, как оттуда целой стаей летят голуби и, трепеща на солнце, садятся на острые шпили Левештейна..."

Вообще-то, Дордрехт увидеть на горизонте нельзя, слишком далеко, а вот Хоркум (Gorinchem), откуда мы приехали, виден очень хорошо. Слева, над водой между деревьями можно различить Большую Башню и крестик мельницы Надежда (De Hoop), на которую мы поднимались.

Ежегодно форт Лувестайн посещают около ста тысяч туристов. С нами-то тепер точно за сотню перевалит.

К концу дня распогодилось, так что пасмурное утро уже забылось.

"...В этот миг на юге загорелась звезда, пересекла все пространство от горизонта до крепости и упала на Левештейн...."
А "Черный тюльпан" теперь надо обязательно прочитать.

На парковке возле замка, пока мы выходили из машины, Яша убежал и залез в этот болид и не вылез, пока я его не сфотографировал. Но раритетные автомобили - это тема следующего поста.

С помощью лучей вдохновения, с горем пополам, отчет закончил! Пора спать!