Крузенштерн в Антверпене.

Для участия в парусной регате The Tall Ship's Race 2010 Крузер пришёл в бельгийский порт Антверпен. В воскресенье туда же прибыли мы всем семейством. Цели у нас всегда одни и те же - пошататься по каютам в надежде на чай и подарки, подышать выхлопами дизельного генератора на корме да поесть блюда судовой кухни в салоне команды. Чтобы отказать нам было нельзя, привозим каждый раз по новому ребёнку. В прошлом году познакомили пароход с дочкой, а в этот раз привезли с собой сына. Яша - это Крузенштерн, Крузенштерн - это Яша. Яша радости от знакомства с чем-то, что нельзя взять в рот и обслюнявить, не проявил, но, тем не менее, был приветлив.

Лена, с парусником и замечательными людьми там работающими знакомая, легла спать в субботу вечером и проснулась утром с Крузенштерном на языке. Ведь там можно полазить по лестницам трапам, покидать мусор с палубы за борт, позырить на воду с высоты. Пока я стоял разговаривал у шпиля, похожего на тумбу, с плотником Владом и мотористом Олегом, Лена освоила подъем на и спуск со шпиля. И если на руки к людям она стеснялась подниматься и пряталась лицом у меня в ногах, то на предложение парусного мастера дяди Лёвы покружиться Лена охотно согласилась, а с тётей Леной вообще ушла гулять по палубе. "Лена хотела в лодку залезть, а я не смогла с ней," - вернувшись, сказала тётя Лена стоявшим у шпиля. "Молодая, красивая женщина, на любого мужика залезет, а в лодку не смогла, - засомневался Олег. - Ну, значит, будем тренироваться." Ох, люблю я этот палубный трёп.

Лена и тётя Лена - оператор машинной стирки. В бытность мою радиооператором я распечатал  для судовой прачечной вывеску "Прачечная "Елена-Хозяюшка" с расписанием часов работы. Долго она висела после моего увольнения с парусника, оберегаемая тётей Леной, пока совсем не истрепалась.

Лена на полубаке сидит на подушке под якорь. Если отсюда посмотреть наверх, то можно уведеть следующую фотографию....

...вот эту - моя родная фок-мачта.

Паутина снастей бегучего и стоячего такелажа.

И если моей вывески в прачечной уже нет, то в музее на борту Крузенштерна я нашёл следы своего здесь пребывания. Несколько кубков с регаты 1999 года из французского Saint Malo, фотография экипажа и курсантов с того рейса, и вот эта памятная доска за третье место в турнире по футболу в датском Ольборге. Она мне особенно памятна: тогда мы проиграли итальянцам в полуфинале 0-1, в матче за третье место обыграли питерский Мир, а Серёга Заремба, который играл в моих красных спортивных трусах, забыл их потом в душе или бассейне!!! Горечь поражения в полуфинале, радость от третьего места в турнире и утрата личного имущества оставили смешанное впечатление от третьего по величине датского города.

Вон он я - на левой фотографии седьмой слева во втором ряду, видите или не видите?

"Alexander von Humboldt" с зелёными парусами и за ним - питерский "Мир" с синей полосой по борту.

Старший штурман Крузенштерна - Женька Ромашкин из Ладушкина, курсантами мы вместе несли вахту в пекарне и работать пришли на Крузер с разницей в месяц. У него в каюте мы долго сидели - здесь работал кондиционер и было прохладно. Яша даже два раза поспал. Лена в каюте сидеть не хотела, а хотела пойти опять на Крузенштерн. "Лена, - говорил я ей, - мы и так на Крузенштерне." Вспомнился анекдот "Папа, а где море?."
Женька со старшим боцманом Юровым Юрием Юрьевичем смотрели субботний матч на чемпионате мира за третье место в гей-баре и собирались финал пойти смотреть туда же, столик уже зарезервировали. Пиво есть, телевизор большой есть - что ещё надо? Там напряжение не только перед тобой - на экране, но и сзади - шутили мы со старшим боцманом. А резервировать там надо столики или под количество задниц? - интерeсовался я.

Гламурный автомобиль с музыкой, возможно - амфибия, медленно ехал по набережной.

Пока мы сидели у старшего штурмана в каюте, к нему зашёл капитан Крузенштерна Новиков Михаил Вячеславович по какому-то делу. Я его знаю, мы вместе работали на Крузере, когда он был ещё старпомом, но близко не общались. Можно вспомнить два таких момента. Весной 2003 года, перед самым выходом Крузенштерна в очередной рейс, мне сообщили, что мой диплом радиооператора недействителен, и я могу пойти в рейс только как матрос. Надо было менять судовую роль в паспорте моряка, но я ещё сохранял надежду пойти радиооператором и мотался между пароходом и паспортным столом порта как ужаленный. И потерял паспорт моряка. А это значит - всё, жопа. Ни моря, ни ждущей меня в первом порту захода Иры, ни денег, ни работы. Я сидел в каюте, и будущее от меня утекало. Тут сообщение по громкой связи: "Прачковскому зайти в каюту старпома." Прихожу - мой паспорт моряка лежит. "Вот - забирай, с тебя бутылка водки, и больше не теряй," - сказал мне Михаил Вячеславович. Какое облегчение я тогда испытал - это не передать словами. И всего-то за бутылку водки - почти даром! Так была спасена моя настоящая жизнь. А в прошлом году, когда Новиков увидел нас на причале в Рейкьявике, встречающими Крузенштерн под дождём, он с мостика закричал: "Вы что, это же не Голландия, я уверен!!!"

Капитан на судне - и бог, и отец, и начальник. Такое у меня к нему и отношение, хоть я на паруснике уже давно не работаю. И вот он заходит по делам - курсант повредил ногу на спортивных соревнованиях, ему наложили повязку в больнице, необходима страховка, оплата медицинских услуг, ещё что-то. Ну, что значит заходит по делам? - регатный порт, встречи капитанов, визиты официальных лиц, мэр Антверпена только ушёл, специальный приём каких-то гостей начинается, вздохнуть некогда, а тут ещё геморрой со страховкой на голову. А Лена дудит в какую-то пластмассовую вувузелу, шумит. Капитан дела уладил, повернулся к ней и заговорил, а Лена всё понимает и отвечает по-русски. А потом он с ней в дудку эту дудел, и в иллюминатор с ней смотрел, возился минут 15. Ведь у него тоже дети есть, только времени на них про такой работе немного остаётся.

Потусовались мы ещё немного, и поехали домой, смотреть финал чемпионата мира. Крузенштерн ещё придёт в Амстердам в августе, поедем опять чаи гонять, есть судовой вкуснейший хлеб и трепаться обо всём.

Крузер во время отлива.

Крузер во время прилива.

Дети Крузенштерна.