Олигархи ответят за близость к Кремлю. В США хотят банковских проверок

by Пробуждение
Олигархи ответят за близость к Кремлю. В США хотят банковских проверок

Два американских сенатора-демократа, Джин Шахин и Шелдон Уайтхаус, просят крупнейшие мировые банки раскрыть свои связи с российскими олигархами, начальниками государственных предприятий и госчиновниками, близкими к Владимиру Путину. Если банки добровольно не ответят положительно на запрос, сенаторы дают понять, что могут прибегнуть к более жестким мерам, например, возбудить официальное дознание.

Свое письмо Шахин и Уайтхаус направили трем ведущима банкам в США — Bank of America Corp, JPMorgan Chase и Citibank, английским Barclays и HSBC, немецкому Deutsche Bank, швейцарским UBS и Credit Suisse.

Авторы просят каждого адресата удостовериться, проверялись ли в течение последних пяти лет счета, которые могут принадлежать 210 лицам, включенным в обнародованный в январе министерством финансов США так называемый “кремлевский доклад”. Если подобные проверки проводились, сенаторы хотели бы ознакомиться с их выводами; если нет, то предпринимали ли банки какие-либо иные шаги по выявлению своих связей с лицами из “кремлевского доклада”.

Зачисление в кремлевский список, как подчеркивают в Вашингтоне, производилось не по причине “зловредной деятельности” фигурантов, отобранных в качестве объектов очередных репрессалий, а исключительно в силу их близости к Кремлю. С тех пор несколько человек из списка под санкции все же попали, в частности, Дерипаска и Вексельберг, но сенаторы Шахин и Уайтхаус в своем обращении к банкам ни о каких санкциях даже не заикаются.

Итак, американские законодатели добиваются от отечественных и зарубежных финансовых организаций раскрытия конфиденциальных сведений о клиентах, в “зловредной деятельности” не уличенных. Шаг, как представляется, спорный, поскольку банковскую тайну пока никто не отменял. Поэтому неудивительно, может быть, что делают его два сенатора, так сказать, второго эшелона, а не члены руководства Демократической партии, которые не желают рисковать своей репутацией?

– Джин Шахин, как легко убедиться, заседает в Международном комитете, так что все российские дела касаются ее самым непосредственным образом. Уайтхаус — член трех комитетов: юридического, финансового и по безопасности и сотрудничеству в Европе, поэтому и часть его мандата распространяется на Россию. Из того факта, что ни Шахин, ни Уайтхаус не принадлежат к руководству Демократической партии, неправомерно делать вывод, что их запрос не имеет большого политического веса: учитывая важность российской темы в текущей политической жизни Вашингтона, мне трудно поверить, что они предприняли свой шаг самостоятельно, не согласовав его с руководством фракции. Я бы не удивился, если окажется, что они оповестили о своей инициативе и ключевых игроков из республиканского лагеря, — говорит профессор юрфака университета Балтимора Грегори Долин.

– Не исключено, что законодатели, внося свой запрос, стремятся получить по важному вопросу информацию, которая с заметной вероятностью уже имеется сегодня у учреждений исполнительной власти. В последних заправляют ныне республиканцы, так что демократы, может быть, пытаются уравнять шансы?

– Надзор за банками осуществляют органы исполнительной власти, поэтому они, в принципе, и лучше осведомлены о том, что происходит в поднадзорных структурах. Имеющаяся у них информация не обязательно детализированная, но крупные счета в крупных банках с передвижениями по счетам крупных денежных сумм обязательно фиксируются. В строгом соответствии с действующим законодательством. Обратите внимание, что и Шахин с Уайтхаусом не требуют от банков ничего сверхдетального. Может быть, только те сведения, которые уже доступны исполнительной власти и которыми она не обязана делиться с Конгрессом. Поэтому, да, допускаю, что демократы пытаются просто уравнять шансы.

– Сиюминутных политических целей вы в этом запросе не усматриваете?

– Читать мысли я не берусь, но в данном случае легко могу себе представить, что в Сенате есть люди, искренне обеспокоенные агрессивными действиями российского руководства за рубежом и внутри страны. Желание этих людей дать отпор России не завязано непосредственно на сведении счетов с Трампом или на расследовании атак российских хакеров. Совершенно очевидно, что среди демократов есть и такие, которые жаждут осложнить жизнь администрации, вынудить ее на санкционные меры в отношении России, которые она не хочет вводить. И введения которых не требует закон. Думаю, в случае с этим запросом политика превалирует над политиканством, и мы имеем дело с желанием загодя определить оптимальную точку приложения следующего пакета санкций, если таковому суждено случиться. Причем следующий пакет будет нацелен на те же круги, что и последний — близких к Кремлю и лично к Путину лиц, которые четко осознают связь между курсом, который проводит их лидер, и изрядным дискомфортом, который они на себе ощущают в виде ареста имущества и потери визовых привилегий. В отсутствие дискомфорта элит Кремль действий Запада не оценит.

– Вам не кажется, что сенаторы в своем запросе посягают на принцип банковской тайны?

– Если исходить из того, что они фактически просят, а не из того, что они могут потребовать в будущем, — нет, не посягают. Единственно, что банки должны будут сделать, — это проверить, есть ли среди их клиентов лица, числящиеся в “кремлевском докладе”. Закрытой информации об остатках на счетах, депонированных суммах, времени и месте производства вкладов у них не испрашивают.

– Должны ли банки положительно отликнуться на сенаторский запрос?

– По закону не должны. Но мне не кажется, что они станут упрямствовать и тотально отказываться от предоставления информации. Не думаю, что им улыбается перспектива перепалки с американскими сенаторами под телекамерами в ходе открытых слушаний. Переступили ли сенаторы политически некую красную черту этим своим вмешательством в банковскую сферу? Не знаю. Может быть, да, может быть, нет. Вопрос открытый. Но, честно, я не вижу иного способа прищучить российские элиты. Степень сращения бизнеса и власти в России уникальная, поэтому, я полагаю, то, что делают сенаторы, — это разовое явление, которое не будет распространено на другие страны.

– В письме сенаторов есть такой пассаж: “Учитывая богатство и близость олигархов к государству, многие из них либо обладают политическим влиянием, либо подвержены такому влиянию… Порой они (олигархи) используют свои ресурсы, чтобы защитить государство от последствий санкций”. Эти слова, видимо, созвучны вашим взглядам.

– Да, банкам, по сути, объясняют, как они могут посодействовать политике сдерживания Кремля. Пусть посмотрят, есть ли в их клиентских базах люди, подверженные политическому влиянию извне и одновременно обладающие политическим влиянием у себя дома. Проверка не обременительная: все эти люди фигурируют в “кремлевском докладе”. В общем и целом должен сказать, что такого рода сенаторские послания хорошо продуманы. Это не экспромт. Они много раз переписываются и проходят как минимум несколько считок на соответствие закону. С моей стороны было бы наивно отрицать, что в этих посланиях есть и доля пиара. Просто в данном случае она представляется мне несущественной. А вот фраза, что олигархи порой используют свои ресурсы, чтобы защитить государство от последствий санкций, отражает действительность и напоминает банкам, какого рода люди и организации могут затесаться в их клиенты. “Аэрофлот” сам не летает в Крым, но создает для этих целей дочерние предприятия, и своими рейсами те облегчают Кремлю бремя санкций. То же самое сделал “Технопромэкспорт”, тайно переправивший на полуостров турбины Siemens. Поскольку послание сенаторов стало достоянием гласности, об этих вещах, как полагается в демократиях, узнали и рядовые избиратели.

Евгений Аронов


https://t.me/radiosvoboda

April 28, 2018by Пробуждение
0

Share to Facebook