Водолаз

О себе

Я по гороскопу Рак, и, может быть, поэтому меня с раннего детства неодолимо тянуло к воде. Я с четвертого класса серьезно занимался плаванием, а после школы отучился в Белорусском государственном университете физкультуры по специальности "тренерская работа по плаванию". И даже успел немного поработать по специальности. А потом меня "метнуло" в абсолютно противоположную сторону – к огню.

Год проработал пожарным, но быстро понял, что это не мое. "Знаков судьбы" вроде падающих на тебя горящих балок, как было с моим коллегой, ушедшим из пожарных в водители, я, слава Богу, не получал, но все время хотелось быть ближе к воде.

Поэтому, когда услышал о вакансии на должность водолаза-спасателя, долго не раздумывал…

Отбор кандидатов в обучение водолазному делу

Для начала, нужно иметь желание стать водолазом. Для этого нужно пройти медицинскую комиссию, а она довольно серьезная. Помимо обычной проверки состояния здоровья, кандидата опускают на небольшую глубину в барокамере, чтобы протестировать физиологическую готовность организма к спускам.

Бывает и такое, что человек полностью здоров, а для организма опускаться на глубину неприемлемо.

После прохождения физического отбора, кандидат приступает к теоретическому обучению. Изучение теории длится около месяца, после чего будущий водолаз должен сдать зачет водолазно квалификационной комиссии. Лишь при условии успешной сдачи теории, он допускается к практической подготовке.

Практические спуски проходят как в бассейне, так и на открытой воде.

В конце обучения сдается практический и теоретический экзамен, после чего водолазно квалификационная комиссия допускает водолаза к спускам с присвоением определенной квалификации.

Ощущения от первых погружений

Я, как уже говорил, очень долго занимался плаванием и был привычен к тому, что в бассейне, когда ты ныряешь под воду, отличная видимость на несколько десятков метров. Когда ты спускаешься под воду в большинстве белорусских водоемов – не видно ничего. Вода мутная, поэтому если проводятся, например, какие-то поисковые работы, то приходится передвигаться вслепую, на ощупь.

Есть, конечно, и водоемы с довольно прозрачной водой. Из своего опыта могу назвать Нарочь и озеро Белое в Брестской области. Мы с ребятами даже как-то раз погружались там с фотоаппаратом, защищенным специальным подводным боксом.

Поснимали рыбок, потерянный кем-то кед на дне, даже щуку щелкнули на память.

Некоторые мои коллеги пробовали нырять, когда ездили отдыхать на море, так говорили, после той красоты и прозрачности, что там видели, у нас им даже в воду уже лезть не хотелось…

Если возвращаться к моим ощущениям от первых погружений, то скажу, что поначалу даже немного не по себе было оттого, что ты совсем один на глубине, а кругом ничего не видно.

Но годы проходят, опыт накапливается, и ко всему привыкаешь.

Миф

Есть очень распространенный миф о водолазах, что, якобы, они должны уметь плавать. Сейчас я его развею: чаще всего водолазы, спустившись на дно, ходят по нему, а вовсе не плавают. И заходят в воду, кстати, не передом, а спиной – как раки… Но без умения плавать, конечно же, не обойтись. Особенно во время дежурств на водоемах в разгар купального сезона. Тогда, если кто-то начинает тонуть, до него нужно доплыть как можно быстрее.

Ну а помимо умения плавать, нужно, как я уже говорил, отличное здоровье и ваше желание. Но если вы сами вдруг хотели, то, насколько мне известно, женщин не берут. Увы!..

Поиск утонувших

Вы даже не представляете, как часто люди тонут. На протяжении восьми лет, в основном, поиском утонувших и занимаюсь. Каждый год, начиная с февраля. Сначала идут рыбаки, а когда становится жарче – всё больше и больше. Причём вода почти всегда очень мутная в наших водоёмах. Я когда в первый раз труп искал, мужчину, рыбака, — это апрель месяц был, вода мутная, не видно ничего даже на расстоянии руки. Ищешь на ощупь: что-то под руку попало – ощупываешь. Может, это покрышка, может, бревно.

И получилось так, что я искал-искал, потом поворачиваю голову направо и сталкиваюсь с ним лицом к лицу. Перепугался, конечно, до смерти

Но тяжелее всего, когда утонувших детей ищешь. Были случаи, когда можно было и спасти ребёнка. Просто люди друг к другу очень невнимательно относятся. Однажды одиннадцатилетняя девочка утонула. Она просто попала на течение – её понесло, два раза глотнула воды и ушла. Начала паниковать, кричать, причём на берегу очень много было людей, но внимания никто не обратил.

Если принимать все это каждый раз близко к сердцу, ты просто не сможешь больше нормально работать.

Спасение транспорта

Зимой нередко приходится спасать машины, которые пытаются водоёмы пересечь, а лёд не выдерживает. Было и так: поставили машину на склоне, причём неправильно, ну и покатилась машина. Под лёд ушла практически вся. Приехали, подцепили, вытащили. Но это на словах только быстро.

На деле – надеваешь снаряжение, погружаешься, крепишь трос, крюк и потом уже КАМАЗ вытаскивает.

Снаряжение и страховка

У нас есть два типа гидрокостюмов – сухой и мокрый. Сухой – он как раз зимний. Тёплый, герметичный. Но под него в любом случае надеваешь нательное бельё. И тогда он неплохо тебя защищает от ледяной воды. Ну а мокрый – это летом, в жару. В нём даже приятно работать: как губка впитывает воду и всё время тёплый.

Естественно, самое важное – это баллон с кислородом.

Летом, допустим, одного баллона хватит на полтора-два часа. Это при глубине 6-7 метров. Чем глубже, тем расход больше. Зимой, в низкие температуры, кислород тоже быстрее расходуется.

Когда спускаешься, тебя всегда страхуют. Ты под водой, а на поверхности всегда есть ещё два водолаза, страхующий и обеспечивающий. Обеспечивающий держит страховочный трос, который всегда закреплён на тебе. Трос постоянно должен быть натянут. Подёргиванием подаёшь сигналы. А если натяжение ослабло, значит, с тобой что-то не в порядке.  Страхующий с самого начала стоит наготове — в гидрокостюме и с баллоном.

Он сразу спускается под воду, если есть подозрение, что с тобой что-то случилось.

Минусы профессии

Всегда есть риск получить при погружении баротравму уха или легких из-за перепадов давления. Нам повезло, что в Беларуси не особенно глубокие в большинстве своем озера и реки. В основном, глубина не превышает 10-15 метров. В других странах, где мне приходилось бывать на учениях, водолазы спускаются на глубину 40-60 метров. И здесь, чтобы не получить травму, человеку, спустившемуся на дно за несколько минут, приходится потом подниматься наверх 8-10 часов. Поднялся на несколько метров – час пережидаешь, чтобы организм адаптировался. Потом еще на пару метров – и опять час "висишь"…

Это очень выматывает.

Приметы

Как и все, чья работа связана с риском для жизни, мы никогда не фотографируемся перед погружением. Стараемся не надевать на работу какие-то белые парадные вещи: такая примета, что наденешь – и обязательно надо будет выезжать на какое-то происшествие…

Ну и после поисковых работ, где встречаемся с коллегами из других областей, расставаясь, не говорим: "До свидания".

Водолазы

Суровые мы только тогда, когда выполняем серьезную работу. И то, что нам довольно часто приходится иметь дело с гибелью людей на водах и самим рисковать жизнью, заставляет нас больше ее ценить.

Поэтому почти все водолазы – это веселые и жизнерадостные люди, которые не размениваются по мелочам и стараются жить сразу "на чистовик".

Зарплата и дополнительный заработок

Мы, устраиваясь на работу, подписываем документ о неразглашении тайны. В том числе и о доходах. Так что размер зарплаты я называть не могу. Мне, в общем, хватает.

Теоретически, можно параллельно с основной работой бизнес какой-нибудь вести. И некоторые спасатели его ведут. Никакой закон этого не запрещает. Если работаешь по графику сутки-трое, то время свободное есть. Но нужно помнить, что тебе могут в любой момент позвонить и сказать: выходи на работу.

И ты обязан выйти, даже если не твоя смена. Нужно учитывать, что это на твоём бизнесе может плохо сказаться

Источник

Личная жизнь

Сразу скажу, летом, во время купального сезона, времени на личную жизнь вообще нет. Ты всё время в разъездах. Вы даже представить себе не можете, сколько народу тонет. Было такое, что за одну неделю по области сорок человек утонуло. Представляете? И везде нужно съездить и тела найти и достать. Бывает, что ты в выходной день едешь куда-то с семьёй, тебе звонят – надо ехать на север Кузбасса. Пока едешь на север, получаешь заявку – на юге ещё кто-то утонул. Естественно, жене это нравиться не может. Но относится с пониманием. Надо, значит надо.

Ничего, зимой компенсируем — времени для родных остаётся гораздо больше.

Понравилась статья? Подписывайся на наш канал!