Культура отмены и альтернативные методы правосудия в квир-сообществах

Термины, которые мы используем, и почему используем:

Автор насилия — вместо «насильник», потому что совершать насилие — это выбор, а не черта личности. Проблема насилия заключается не в людях, а их поведении, и поведение можно изменить, а личность — нет. Этим термином мы напоминаем о том, что принятие ответственности за свои действия и реабилитация возможны.

Пострадавшая (сторона) — вместо «жертва». Используя этот термин мы отходим от стигмы пострадавших, отказываемся от ярлыка «слабых» и «плохих». Так мы напоминаем, что жизнь пострадавших не заканчивается на инциденте насилия, его возможно пережить, исцелиться и справиться с его последствиями.

Сторонник(и) — наблюдающие, свидетели насилия / абьюза, соучаствующие

Проблема насилия существует

Мы живём в обществе, где дискриминацию и насилие привыкли считать нормой — распространённость проблемы насилия и её негативные последствия подтверждают статистика и доклады ВОЗ. Однако из-за стигматизации, недостатка информированности и обсуждения проблемы лишь в последние десятилетия мало известно, что делать с проблемой насилия, особенно внутри сообществ.

Проблема насилия не заканчивается на инциденте и переходит к сообществам. Насилие вредит всем

Проблема насилия не заканчивается на инциденте насилия. Она стигматизирована в обществе, и пострадавшие боятся столкнуться с бездействием законодательных структур, а еще с осуждением и виктимблеймингом, травлей и изоляцией.

По статистике большинство насилия совершается людьми, с которыми пострадавшие знакомы лично и находятся в близких отношениях. Иногда авторы насилия и пострадавшие находятся в одном сообществе, в таких случаях безопасность и благополучие пострадавших зависят от действий сообщества в ответ на инцидент.

От инцидента насилия и его последствий получает ущерб не только пострадавшая сторона – наблюдающие и соучаствующие тоже сталкиваются с травмирующим опытом. В сообществе, где инцидент насилия не находит этичного разрешения, закрепляются установки о допустимости насилия. Дисфункциональное поведение агрессоров часто является симптомом более глубоких личностных проблем и не идёт им на пользу, а еще агрессор даже при желании измениться сталкивается с малой доступностью ресурсов для реабилитации. Некоторые из этих ресурсов может отозвать сообщество или отобрать государство. Инцидент насилия вредит всему сообществу и не выгоден никому.

Для решения таких проблем существуют разные подходы, но российское сообщество крайне мало информировано о них и специфике проблемы, и потому у нас мало инструментов по борьбе с системной проблемой.

Первичные методы борьбы: #MeToo, «кансел-культура»

В последние годы благодаря акции #MeToo в России начали появляться открытые заявления о харассменте, абьюзе и случившемся насилии в целом, что стало попыткой сформировать институт репутации. Вместе с этим вошёл в обиход термин «кансел-культура» или «культура отмены» как описание публичных заявлений о совершённом насилии и причинённом вреде.

У этого явления есть условные плюсы и минусы:

Плюсы: Истории насилия получают внимание и резонанс, и это — важная часть борьбы со стигмой и социальной проблемой. Заявления о случившемся помогают формировать институт репутации, и это может обезопасить людей и помочь пострадавшим в исцелении. Вынужденность молчать об инциденте насилия наносит большой ущерб пострадавшим: их ментальному (а иногда и физическому) здоровью. Другие люди, находящиеся в сообществе, могут пройти через тот же травматичный опыт, не будучи осведомлёными об абьюзивном / насильственном поведении человека ранее. Такой подход лишает чувства безнаказанности и вседозволенности за насилие, что поощряет новые этические нормы, в которых насилие больше нормой не является. Принцип «верить жертве» помогает людям быть услышанными и знать, что опыт столкновения с насилием и несправедливостью может найти сочувствие и поддержку вместо привычной травли и осуждения.

Минусы: есть нюансы, которые наличие этого инструмента как единственно возможного не учитывает.

В чём нюанс? Это ретрибутивный (наказывающий) подход

У такого подхода к ответу на насилие есть риски, и даже у тех, кто в курсе специфики этой проблемы, могут возникать трудности. У пострадавших иногда присутствует чувство вины и страха, что их публичное заявление о насилии сделает положение автора насилия хуже, и что насилие с его стороны продолжится, станет еще больше. У сторонников — страх и отторжение, что им придётся разочароваться в своих близких, признать, что они больше не такие, как им казалось, и оборвать связи с людьми, которые им важны. Агрессор при желании измениться может сталкиваться с нехваткой ресурсов на реабилитацию, исключением из сообщества без обсуждения, лишением социальных ресурсов и пространства для исцеления, тюремным заключением. Агрессор может столкнуться с этим, будучи изначально в положении бедствия, из которого происходил акт насилия. Из-за полицейского насилия ситуация может эскалироваться и навредить всем участникам и сообществу вокруг них. А наказание без возможности реабилитации и восстановления не всегда делает как конкретную ситуацию (даже для пострадавшей стороны) лучше, так и не во всех случаях способно остановить цепочку насилия.

Специфика проблемы с точки зрения угнетения ЛГБТ+ людей

Специфика существования насилия в маргинализованном сообществе -- в наличии фактора дискриминации Это значит, что у пострадавших появляется сложность или отсутствует возможность обратиться к закону и полиции за помощью в решении ситуации. Некоторые из причин, обуславливающих эту сложность:

— законодательством РФ однополые союзы не регистрируются, поэтому все законы / законопроекты по борьбе с домашним насилием, имеющие отношение к семейным союзам, не имеют силы в случае партнёрского насилия в квир-отношениях;

— распространённость дискриминации, вынужденность сталкиваться с гомофобией/трансфобией от лица правоохранительных органов;

— риск аутинга после обращения в полицию.

(Дополнение: другая сложность — стигма, которой окружено ЛГБТ+ сообщество, часто сокращает количество пространств, где можно получить поддержку, до локального квир-сообщества и так называемого «пузыря». Но даже в его пределах далеко не всегда пострадавшие могут получить поддержку)

Все упомянутые выше сложности связаны с тем, что такой подход — это подход ретрибутивной системы правосудия, о котором мы расскажем далее.

Ретрибутивное правосудие

Правосудие (justice) в данном случае — это и есть политика, подход или метод, следуя которому разрешается ситуация с правонарушением и причинением вреда.

Мы живём в мире, где ретрибутивное правосудие (Retributive, punitive justice) установлено на государственном уровне. Его можно описать принципом «за преступлением всегда следует наказание» — оно предполагает законодательные структуры, институт полиции и тюремное заключение. Ретрибутивное правосудие также распространено на уровне межличностных / социальных установок как закреплённое представление о том, что мы считаем справедливым. Но это представление создано в системе, построенной на насилии и угнетении, и такой подход не всегда учитывает детали. Ретрибутивное правосудие не учитывает нужды пострадавших и не направлено на возмещение ущерба, на восстановление отношений или реабилитацию причинившего вред человека и исцеление сообществ вокруг него. Такой подход не выясняет причины совершённого вреда, не уделяет внимания тому, что были за условия, из-за которых был причинён вред, что можно сделать и изменить в этих условиях, чтобы вред больше не повторился. Еще такой подход не учитывает существование систем дискриминации. Он не берёт в расчёт то, что наказание само по себе не решает социальную проблему.

Что делать? Искать альтернативы. Альтернативное правосудие

Альтернативное правосудие — это те подходы, что не относятся к Ретрибутивному правосудию. В основном под ними подразумеваются Преобразующее / Восстановительное правосудие (Transformative / Restorative justice). Эти термины были введены канадскими исследовательницами Рут Моррис и Жизель Диас в 80-х как ответ на ретрибутивное правосудие. Тем не менее сами практики так или иначе существуют и существовали задолго до этого не будучи названными определенными терминами.

Что такое Преобразующее правосудие (Transformative justice)?

Преобразующее правосудие — это подход, задача которого коллективно обратить внимание / ответить на насилие и причинение вреда без эскалирования вреда и насилия и трансформировать сообщества, преобразуя условия, из-за которых был причинён вред. Принципы пеобразующего правосудия пересекаются с идеями аболиционизма и анархизма.

Преобразующее правосудие:

— Может применяться в сообществах как коллективный ответ на причинение вреда;

— Поддерживает пострадавших от насилия в исцелении и помогает им найти безопасность;

— Фокусируется на принятии ответственности совершившим вред вместо наказания, и тем самым уменьшает вред и травмирующие последствия для всех сторон. Облегчает процесс принятия ответственности и отходит от травмирующей части «кансел-культуры»;

— Решает вопрос разделения или изолирования совершившего вред от пострадавшей стороны;

— В качестве долгосрочного решения стремится не только к ответу на насилие / причинение вреда, но и к прекращению циклов насилия / вреда через преобразование системы / условий, в которых они были совершены, и преобразование поведения людей и сообществ;

— Отказывается от продолжения систем угнетения / дискриминации и преобразует сообщества для избавления от (дискриминирующих) установок, обуславливающих причинённый ранее вред;

— Не нуждается в институте полиции и действующем законодательстве, поскольку применимо на уровне сообщества;

— Поощряет создание устойчивых, способных к взаимному принятию ответственности и сопротивлению насилию сообществ.

С точки зрения преобразующего правосудия, насилие и причинённый вред не существуют в вакууме, они обусловлены большими обстоятельствами — системами неравенства, дискриминации, насилия, которые создают условия, порождающие вред. Преобразующее правосудие стремится изменить эти условия для прекращения последующего вреда.

Плюсы этого подхода для квир-сообщества

На наш взгляд, этот подход особенно релевантен для маргинализованных групп и квир-сообщества. Маргинализованные группы встречают пренебрежение их правами со стороны законодательных структур из-за дискриминации, а вместе с тем такие сообщества имеют высокий уровень самоорганизации из-за нужды в объединении. Некоторые источники даже упоминают, что эти практики исторически в первую очередь существовали в квир-сообществах и в сообществах чернокожих людей из-за отсутствия возможности обратиться к правоохранительным органам.

Что такое Восстановительное правосудие (Restorative justice)?

Восстановительное правосудие:

— Фокусируется на нуждах пострадавшей стороны;

— Оценивает, осознаёт и возмещает ущерб пострадавшей стороне и сообществу, вовлекая сообщество в процесс (ответственность, восстановление, вовлечение);

— Сравнивает ситуацию до и после причинения вреда и стремится прийти к положению до причинения вреда;

— Может работать совместно с правоохранительными органами.

Восстановительное правосудие отходит от наказания и ориентируется на нужды пострадавших и восстановление от инцидента — возмещении ущерба.

Идеальные примеры разрешения ситуаций

Пример 1 — преобразующий подход

В правозащитной организации, чья работа связана с поддержкой маргинализованной группы людей, среди сотрудни_ц есть персона Саша, пострадавшая от агрессивного поведения персоны Кирилла. Это наблюдали другие сотрудни_цы организации: Даша, Артем и Маша. Саша (пострадавшая сторона) решила не обращаться в полицию сразу из-за угрозы депортации Кирилла / эскалации вреда из-за полицейского насилия в сторону маргинализованного сообщества. Вместо этого Саша обратилась к самой организации по поводу этого случая. Правозащитная организация вместе с сообществом, которого это коснулось, решили воспользоваться практиками преобразующего правосудия для этого случая.

Так, организация и наблюдатели — Даша, Артем и Маша организуют фасилитацию (в данном случае фасилитация — встреча, где собираются обе стороны и фасилитатор — эксперт по вопросу, занимающий нейтральную позицию, направляющий процесс встречи и облегчающий коммуникацию между сторонами) в присутствии всего коммьюнити (Саши, Даши, Артема и Маши), и правозащитная организация спрашивает о нуждах Саши и сотрудников: Даши, Артема и Маши. Саша сообщает, что напуган/а и злится на Кирилла из-за их поведения и ради собственной безопасности и комфорта просит отстранить его от работы с ней в одном пространстве. Организация и сотрудники напуганы случаем несмотря на их хорошие отношения с Кириллом, выражают Саше сочувствие по поводу случившегося, соглашаются продолжать работу в одном коллективе с Кириллом, но поддерживают разделение Саши и Кирилла по разным отделам в целях сохранить безопасность и комфорт Саши.

Организация настаивает на том, чтобы это поведение изменилось в дальнейшем и не повторялось больше ни с кем в их коллективе, если Кирилл хочет оставаться в организации, а Саша соглашается на этот процесс. По итогу встречи они делают вывод, что Кириллу нужно найти специалиста-психотерапевта, чтобы проработать проблемы с гневом и его установки, обуславливающие их. Организация помогает Кириллу найти психотерапевта среди их базы специалистов и временно отстраняет его от работы в одной команде с Сашей . Сообщество в лице Даши, Артема и Маши осуждает поступок Кирилла, но поддерживает его в реабилитации и периодически спрашивает персону об их прогрессе в терапии, а также обращает внимание на установки, стоящие за тем поступком, чтобы они не повторились.

Пример 2 — восстановительный подход

В небольшом сообществе персона Алина нанесла вред персоне Даше, который привёл к проблемам с физическим и ментальным здоровьем Даши. Даша пишет об этом случае на своей странице в соцсетях, обращаясь к сообществу вокруг неё, и предлагает организовать процесс восстановительного правосудия — провести фасилитационную встречу между Алиной и Дашей, чтобы найти завершение этой ситуации и запросить компенсацию, тем самым желая закрыть свои нужды и восстановиться после причинённого вреда. Сообщество публично поддерживает Дашу в этом процессе и помогает найти фасилитатора встречи для Даши и Алины, Алина соглашается на этот процесс. На фасилитации Даша задаёт вопросы, почему Алина решила поступить так с ней, и запросила помощь в оплате её лечения после инцидента. Алина рассказывает о своей ситуации, просит прощения за случившееся, обещает больше так не поступать и соглашается оплатить половину лечения Даши. После завершения фасилитации Даша сообщает в соцсетях о результатах встречи: они её устраивают и её нужды закрыты, после чего сообщество прислушивается к пострадавшей стороне, оставляет Алину в сообществе и процессы продолжают существовать так же, как и до этого.

Некоторые примеры Преобразующего правосудия на практике от других организаций (на английском языке): (BATJC)

Статью подготовила Катя Хлебобулочная, активистка, основательница проекта Queers Against Abuse

Иллюстрации Светы Колосовой