3-1 // Регулирование в Европейском Союзе

Регулирование на уровне ЕС

Как на национальном, так и на региональном уровне законодатель долгое время игнорировал развивающийся рынок криптоактивов, по этой причине существовавшее законодательство никак не регулировало их оборот, выпуск, операции с ними. Эта правовая неопределенность побудила соответствующие органы ЕС либо разработать концепции нового регулирования, либо дополнить уже действующие акты.

Напомним, что источники права ЕС делятся на:

  • Акты первичного права (учредительные договоры ЕС)
  • Акты вторичного права (акты, издаваемые институтами ЕС: постановления, регламенты, решения, директивы, индивидуальные акты)

По характеру действия акты, о которых пойдет речь в данной части, можно поделить на акты прямого действия и акты, применение которых требует принятия национальным законодателем определенных правил на уровне страны.

В соответствии со ст. 288 Договора о функционировании ЕС (Treaty on the Functioning of the European Union), институты ЕС могут издавать постановления, директивы, решения, рекомендации и мнения.

  • Постановление – акт прямого действия.
  • Директива – не применяется напрямую, содержит общие требования к странам-участницам ЕС. Национальный законодатель принимает меры для соответствия требованиям директивы, затем страны сообщают Европейской комиссии о предпринятых мерах. Такой подход позволяет странам самостоятельно выбрать инструменты и принять детальные правила в пределах допустимого.
  • Решение - напрямую применяется теми, кому оно адресовано.
  • Рекомендация и мнение - не являются обязательными.

Ниже пойдет речь об актах вторичного права, в основном о директивах, касающихся крипторынка, а также о проектах регулирования, которые еще не вступили в силу.

Также на примерах таких криптоориентированных стран как Швейцария, Германия и Люксембург мы продемонстрируем соответствие национального законодательства общим тенденциям, наблюдаемым на региональном уровне. Данные страны не первый год демонстрируют свое положительное отношение к сфере криптовалют. Более того, по данным Statista, Германия и Швейцария входят в топ-10 стран по количеству владельцев криптоактивов: в Германии 5% респондентов владеют либо когда-то владели криптоактивами, в Швейцарии – 11%.

Несмотря на то, что Швейцария не является членом ЕС, рассказать о ее подходах необходимо, поскольку, с одной стороны, страна не связана региональным законодательством ЕС, с другой, будучи очень криптодружелюбной юрисдикцией, Швейцария выработала подходы очень близкие странам ЕС. Многие крупные криптокомпании и стартапы выбирают Швейцарию для ведения бизнеса именно в связи с ее адекватным и продвинутым правовым регулированием. Сегодня такие проекты, как Ethereum, Aave, SEBA, Sygnum, Crypto Finance, Tezos ведут свои дела в Швейцарии.

2) Что такое токен и его типы с точки зрения законодательства?

Акты ЕС не содержат определения термина «токен», однако акты регуляторов раскрывают суть некоторых видов токенов в зависимости от их функционала и определяют их место в системе финансовых инструментов.

MiFID II  + разъяснения ESMA и EBA о применении MiFID II к криптоактивам

MiFID II (Markets in Financial Instruments Directive) – это Директива ЕС по рынкам финансовых инструментов. Номер директивы также отражает историческое развитие документа. MiFID II вступила в силу 3 января 2018 года.

Директива применяется к инвестиционным компаниям, операторам рынка, поставщикам услуг по представлению данных и фирмам из третьих стран, оказывающим инвестиционные услуги в ЕС.

Директива не содержит прямого регулирования криптоактивов. Таким образом, некоторое время было неясно, применяется ли MiFID II к криптоактивам хотя бы в части.

Чтобы устранить эту неопределенность, в 2019 г. финансовые регуляторы ЕС, ESMA, European Securities and Markets Authority (Европейское управление по ценным бумагам и рынкам) и EBA, European Banking Authority (Европейская банковская организация), выпустили рекомендации, которыми дали определения криптоактивов и разъяснили некоторые вопросы применения законодательства о финансовых инструментах к некоторым видам криптоактивов.

ESMA выпустила Рекомендации по публичному размещению монет и криптоактивам (Advice on ICOs and crypto-assets), а EBA – отчет с рекомендациями по криптоактивам для Европейской комиссии (Report with advice for the European Commission on crypto-assets).

Рекомендации ESMA

ESMA указывает, что для целей регулирования и надзора за криптоактивами необходимо проверить, квалифицируются ли конкретные криптоактивы как финансовые инструменты.

Правовая база регулирования финансовых инструментов применяется к криптоактивам только в случае положительного результата теста: криптоактив может быть передан, стандартизирован, продан.

Финансовые правила ЕС (MiFID II, Директива о проспектах эмиссии, Директива о прозрачности, Директива о злоупотреблениях на рынке, Положение о коротких продажах, Регламент о центральных депозитариях ценных бумаг и Директива о завершении расчетов), будут применяться к эмитентам/трейдерам/ консультантам криптоактивов, если токен похож на финансовый инструмент. Если тест показывает, что криптоактивы не подпадают под определение финансовых инструментов, никакие правила финансового регулирования или надзора применяться не будут.

Финансовые инструменты определены в ст. 4(1)(15) MiFID II ссылкой на Раздел С Приложения I к MiFID II. Это, в частности, обращающиеся ценные бумаги, инструменты валютного рынка, паи в коллективных инвестиционных фондах и различные производные инструменты.

ESMA основывает свои рекомендации на исследовании, которое было проведено ESMA в 2018 г. среди европейских регуляторов: исследование представило 6 видов криптоактивов, которые выпускались в рамках ICO и были доступны европейским инвесторам. В рамках исследования регулятор должен оценить, относится ли каждый из 6 криптоактивов к финансовым инструментам на основе национального законодательства, принятого в стране во исполнение MiFID II.

6 кейсов криптоактивов в рамках исследования:

  • Utility-токены (кейс 5)
  • Гибридные токены, объединяющие функции utility-токенов, платежных токенов, инвестиционных токенов (кейс 3, 4, 6)
  • Токены инвестиционного типа (кейс 1, 2)

Выводы ESMA. ESMA не дает однозначного ответа, какие криптоактивы должны соответствовать законодательству о финансовых инструментах, поскольку многое зависит от конкретного криптоактива, однако обращает внимание на то, что если владение токеном наделяет лицо правом на прибыль (токен инвестиционного типа), такой актив скорее должен приравниваться к финансовым инструментам. Utility-токены не представляют собой финансовых инструментов, так как права, которыми они наделяют владельца, слишком далеки от финансовой и денежной природы ценной бумаги и/или финансового инструмента. Токены гибридного типа необходимо оценивать в каждом конкретном случае отдельно.

В целом, решающими характеристиками определения токена как ценной бумаги являются возможность обращения на рынке капитала и права на прибыль в будущем.

Фактическая классификация криптоактивов как финансовых инструментов находится в компетенции отдельных национальных регулирующих органов стран-участниц ЕС. Тем не менее, выразив свои выводы, ESMA позволила странам определить критерии, на которые они могут опираться при оценке криптоактивов.

Отчет EBA

В то время как ESMA ограничивает свой отчет в основном первичным рынком криптоактивов (например, ICO), отчет EBA обеспечивает общий подход, также ориентированный на вторичный рынок (например, криптобиржи). Результаты отчетов EBA и ESMA не расходятся. Фактически, результаты применения действующего закона ЕС о финансовых услугах к криптоактивам такие же. Тем не менее, в отчете ESMA также рассматриваются 100% платежные токены и применение правовой базы платежных услуг ЕС.

В целом отчет EBA подтверждает, что некоторые криптоактивы выходят за рамки регулирования финансовых услуг ЕС. EBA выявило несколько случаев, когда криптоактивы могут считаться электронными деньгами. Эти результаты вызывают потенциальные проблемы, в том числе касающиеся защиты потребителей, операционной устойчивости и целостности рынка.

MiCA

MiCA (Proposal for a Regulation of The European Parliament and of the Council on Markets in Crypto-assets, Directive (EU) 2019/1937) - Проект регулирования Европейского Парламента и Комиссии рынка по криптоактивам. На данном этапе это всего лишь проект. Ему еще предстоит пройти законодательный процесс ЕС.

Регламент MiCA является частью «Пакета цифровых финансов» ЕС и (вместе с Регламентом «Пилотного режима для рыночных инфраструктур, основанных на технологии распределенного реестра»). Документ нацелен на обеспечение единого режима лицензирования для всех государств-членов ЕС к 2024 году, стремится гармонизировать европейские правила выпуска и торговли различными типами криптовалютных токенов.

Документ преследует 4 цели:

  • Создание соответствующего уровня защиты потребителей;
  • Создание правовой защиты криптоактивов;
  • Предоставление возможности использовать технологию распределенного реестра (DLT) и криптоактивов на финансовом рынке;
  • Обеспечение финансовой устойчивости.

MiCA содержит положения о криптоактивах, которые не подпадают под действие финансового законодательства ЕС, особенно MiFID II. Это значит, что security-токены, которые функционируют как ценные бумаги, не описаны в MiCA.

Для всех других форм криптоактивов созданы различные категории регулирования и определены требования к эмитентам таких токенов:

    1. Utility-токены (например, Filecoin). Наделяют владельца правом в рамках эко-системы на получение товаров и услуг, которые предоставит владельцу только эмитент токена.

Требования к эмитентам utility-токенов. Эмитентам не требуется лицензия, чтобы предлагать такие криптоактивы общественности или для размещения на криптобирже, разрешается осуществление деятельности в ЕС в таком режиме. Эмитенты должны соблюдать правила выпуска проспекта эмиссии (в случае если проект еще не запущен) и законодательство о рекламе. Кроме того, эмитенты должны иметь возможность заранее обосновать, почему их криптоактив не является финансовым инструментом в соответствии с Директивой MiFID II, электронными деньгами в соответствии с Директивой EMD II или вкладом в соответствии с Директивой ЕС о схемах гарантирования вкладов (Directive on Deposit Guarantee Schemes).

    1. ART (Asset referenced token) - токены, привязанные к активу (например, Libra Basket Coin), например, к нескольким фиатным валютам, одному или нескольким товарам или другим криптоактивам или их комбинации. Подпадает под понятие стейблкоина.

Требования к эмитентам ART. Любому, кто хочет выпускать такие токены, потребуется разрешение, выданное их национальным регулятором.

    1. EMT - токены электронных денег (например, USDC, Libra Euro). Это криптоактивы, которые могут использоваться в качестве средства обмена и предназначены для поддержания стабильной стоимости, привязаны к стоимости фиатной валюты, которая является законным платежным средством. Подпадает под понятие стейблкоина.

Требования к эмитентам EMT. Эмитенты токенов также должны быть авторизованы регулирующим органом в качестве кредитного учреждения или эмитента электронных денег и будут подчиняться требованиям Директивы EMD II (Eleсtronic Money Directive II). Эмитенты должны предоставить проспект эмиссии, обеспечить, чтобы держатели EMT могли обращаться за помощью к эмитенту, а также удостовериться, что токены выпускаются по номинальной стоимости после получения средств и что условия погашения определены. Эмитентам токенов электронных денег запрещено выплачивать проценты по токенам.

Стейблкойны имеют стабильную стоимость по отношению к нескольким фиатным валютам и могут использоваться для передачи стоимости или в качестве средства платежа. Следовательно, стейблкоины имеют повышенный риск с точки зрения защиты потребителей и должны подчиняться более строгим требованиям, чем эмитенты других криптоактивов, по мнению MiCA.

8 типов услуг, для оказания которых компании должны будут получить лицензию:

  • Управление криптоактивами от имени третьих лиц
  • Управление торговой платформой криптоактивов (криптовалютные биржи)
  • Обмен активов на фиатную валюту законного платежного средства
  • Обменные пункты для криптоактивов
  • Выполнение заказов на криптоактивы от имени третьих лиц
  • Размещение криптоактивов
  • Получение и передача заказов на криптоактивы от имени третьих лиц
  • Консультирование по криптоактивам

Для осуществления деятельности в криптоиндустрии, поставщики вышеуказанных услуг должны будут подать заявку на получение лицензии.

Обязательства, которые поставщики криптосервисов в настоящее время имеют в рамках режима регистрации, расширены Регламентом MiCA и включают следующие обязательства:

  • Строгое разделение между клиентскими средствами и собственным капиталом поставщика услуг (например, за счет использования сторонних фондов);
  • Размер капитала не менее 50 000 евро;
  • Политика аутсорсинга (включая план восстановления и выхода);
  • Порядок подачи жалоб;
  • Объяснение реализованных IT-систем и протоколов безопасности;
  • Строгие требования в отношении злоупотреблений на рынке и инсайдерской торговли.

Публичное предложение криптоактивов может быть освобождено от лицензионных обязательств, если выполняется ряд условий:

  • Криптоактивы предлагаются бесплатно
  • Криптоактивы автоматически создаются посредством майнинга в качестве вознаграждения за обслуживание или проверку транзакций по какой-либо или сопоставимой технологии
  • Криптоактив уникален и не подлежит обмену на другие криптоактивы
  • Предложение ограничено максимум 150 физическими или юридическими лицами
  • Общая стоимость не превышает 1 млн евро (или эквивалент в другой валюте или в криптоактивах) за 12-месячный период
  • Предложение адресовано исключительно квалифицированным инвесторам, криптоактивы могут принадлежать только этим квалифицированным инвесторам

Требования, адресованные эмитентам токенов

Регламент устанавливает обязательство криптопроектов выпустить технический документ и представить его регулирующим органам, хотя представление будет просто декларативным, и регулирующие органы не обладают полномочиями разрешать или отклонять криптопроекты, кроме стейблкоинов.

Список информации, которую эмитенты токенов должны предоставлять общественности, относительно невелик. Отметим, что регулирование не требует объяснять в официальных документах «токеномику» проекта (график распределения токенов). С точки зрения защиты потребителей такое объяснение было бы чрезвычайно полезным, оно информирует потребителей о количестве токенов, находящихся в распоряжении команды проекта и привилегированных инвесторов, и о том, как быстро эти токены могут быть проданы на рынке с целью получения прибыли, что может оказать значительное влияние на цену токена.

Ожидается, что MiCA вступит в силу в 2022 - 2024 г. и будет применяться на всей территории ЕС. Это также коснется любой фирмы, стремящейся вести бизнес в ЕС. Несмотря на то, что акт еще не вступил в силу, нет сомнений, что подходы, выраженные в нем, в том или ином виде будут приняты на официальном уровне в ближайшее время.

Национальное законодательство европейских государств

Ниже мы рассмотрим несколько примеров того, как регулируются токены на национальном уровне европейскими законодателями и регуляторами. В целом, подход, принятый на национальном уровне, соответствует выводам директив и рекомендаций ЕС.

Швейцария. Швейцарский регулятор FINMA различает токены в зависимости от возможности их передачи и функционала, и выделает: utility-токены, payment-токены и asset-токены. По мнению FINMA, utility-токены не рассматриваются как ценные бумаги, если их единственной целью является предоставление цифровых прав доступа к приложению или услуге, и если utility-токены уже могут быть использованы таким образом в момент выпуска. Стейблкоины FINMA классифицируются как ценные бумаги.

Люксембург. Если токен квалифицируется как финансовый инструмент в значении Закона о финансовом секторе, предоставление инвестиционных и сопутствующих услуг в Люксембурге и из Люксембурга может вызвать требования о получении предварительного письменного разрешения от регулятора (CSSF), включая, среди прочего, действия в качестве портфельного менеджера, инвестиционного консультанта, андеррайтера финансовых инструментов или брокера финансовых инструментов.

Если токен квалифицируется как ценная бумага и предлагается публике или допускается к торгам, выпуск таких виртуальных валют не разрешается до публикации проспекта, одобренного CSSF.

Если токен соответствует определению электронных денег по смыслу Закона о платежных услугах, эмитент должен подать заявку на получение лицензии в CSSF для предоставления услуг или выпуска.

Германия. Во исполнение 4-й Директивы о борьбе с отмыванием денег (4AMLD) Германией был принят Акт о применении поправки к Четвертой Директиве ЕС по борьбе с отмыванием денег. С этой целью в определение финансовых инструментов была включена новая категория «криптоактивы».

Криптоактивы, представляющие собой финансовые инструменты, определяются как цифровые представления стоимости, которые:

  • Не выпускаются и не гарантируются центральным банком или государственным органом и не имеют юридического статуса валюты или денег
  • На основании соглашения или фактической практики
    • Принимаются физическими или юридическими лицами в качестве средства обмена или платежа
    • Служат инвестиционным целям
  • Можно передавать, хранить и продавать в электронном виде

Немецкий регулятор (BaFin) не признает utility-токены финансовыми инструментами, в отличие от токенов, приобретение которых подразумевает под собой инвестирование в актив.

3) Использование криптовалют как средства платежа

Законное платёжное средство — имущество (деньги), обязательное к приёму для любых платежей (оплаты товаров, услуг, долгов) в соответствии с законодательством конкретной страны. Законным средством платежа в ЕС является евро.

Несмотря на широкое применение криптовалют, ни в одной европейской стране криптовалюты не являются законным средством платежа, то есть не приравниваются к официальной национальной валюте.

При этом, в некоторых странах Европы действуют достаточно криптоориентированные порядки: например, в Швейцарии, в кантоне Цуг можно оплатить местные налоги биткоином. В Германии биткоин был признан Министерством финансов в качестве «расчетной единицы», что означает, что он может использоваться для налоговых и торговых целей в стране, но при этом не является средством платежа.

Вместе с тем Европейский центральный банк (ЕЦБ) и службы Европейской комиссии совместно рассматривают широкий спектр политических, юридических и технических вопросов, касающихся возможного введения цифрового евро. В совместном заявлении Европейской комиссии и ЕЦБ описывается их сотрудничество в области цифрового евро.

4) Регулирование деятельности криптобизнеса

C принятием 5-й Директивы о борьбе с отмыванием денег (5AMLD) все криптобиржи, совершающие обмен криптовалют на фиатную валюту или обратно, и кастодиальные криптокошельки должны пройти процедуру регистрации или лицензирования национальным регулятором, осуществляющим надзор в сфере антиотмывочных процедур. Ст. 47 5AMLD определяет: «Государства-члены должны гарантировать, что поставщики услуг обмена виртуальных валют и фиатных валют, а также поставщики криптокошельков, обменные пункты и пункты обналичивания чеков должны быть лицензированы или зарегистрированы».

Согласно 5AMLD, у государств-членов есть два разных подхода в отношении криптобирж и криптокошельков:

  • Регистрация – некоторые государства-члены планировали выбрать процедуру регистрации с целью создания списка зарегистрированных компаний, которые ведут такой бизнес (проще лицензирования). В этом случае компания должна будет пройти регистрацию в регуляторе по упрощенной процедуре. Такими странами являются Словения, Нидерланды, Франция, Швеция, Люксембург.
  • Лицензирование – более сложная процедура по сравнению с регистрацией, предполагает выдачу разрешительной документации. Поскольку в Германии криптоактивы признаны финансовыми инструментами, кошельки и биржи новую крипто-лицензию, похожую на банковскую или инвестиционную лицензию с 30 июня 2020 года. До этой даты все криптовалютные биржи и кошельки должны были уведомить Финансовое управление Германии (BaFin) о намерении осуществлять финансовую деятельность на территории Германии и о намерении подать заявку на лицензию, на основании чего им выдавалась предварительная лицензия до ноября 2020 года. Странами, в которых принята процедура лицензирования, являются также Эстония и Ирландия.

Государства-члены могут свободно выбирать, какой подход использовать.

До 10 января 2020 года члены ЕС должны были имплементировать вышеуказанное требование в национальное законодательство и адаптировать свои законы и обеспечить, чтобы все подпадающие под регулирование криптобиржи и криптокошельки выходили на рынок только после регистрации и/или получения лицензии. Директива не определяет, каким именно образом государствам следовало это сделать, поэтому каждое государство-член ЕС вправе было определить свои новые правила самостоятельно.

Национальное законодательство о порядке осуществления деятельности в криптоиндустрии

Германия. Оказание услуг по хранению и обмену криптоактивов подлежит лицензированию в Германии. Для этого необходимо обратиться к немецкому регулятору BaFin. Для получения лицензии компания должна соответствовать требованиям об уставном капитале (125 000 евро), компетентности менеджерского состава, IT-безопасности компании и мероприятиях по предотвращению финансирования терроризма и отмывания денег.

К примеру, в июне 2021 г. американская криптобиржа Coinbase получила лицензию на осуществление услуг хранения и продажи криптоактивов в Германии при поддержке юридической компании Eversheds Sutherland.

Говоря о развитии крипторынка Германии, нельзя не отметить вступление в силу 1 июля 2021 г. нового закона, который разрешает инвестиционным фондам инвестировать до 20% своих портфелей в криптоактивы, такие как биткоин. Этот шаг демонстрирует признание криптоактивов как инвестиций со стороны немецкого законодателя. В 2021 г. появились и другие признаки признания криптовалюты из Германии: Deutsche Bank объявил о своем намерении предложить своим институциональным клиентам услуги криптобиржи и криптокошелька.

Люксембург. К поставщикам услуг, связанных с криптоактивами, оказывающим одну или несколько из следующих услуг от имени своих клиентов или за свой счет относятся компании, осуществляющие:

  • Обмен криптоактивов на фиат и криптоактивов на криптоактивы;
  • Услуги по переводу активов;
  • Хранение и/или управление криптоактивами или инструментами, позволяющими осуществлять контроль над активами, включая услуги криптокошелька;
  • Оказание финансовых услуг, связанных с предложением эмитента и/или продажей криптоактивов.

Для оказания данных услуг поставщики услуг, связанных с криптоактивами, должны запросить лицензию в CSSF, предоставив следующую информацию:

  • Название организации
  • Адрес центрального управления организации
  • Описание услуг и осуществляемой деятельности
  • Описание рисков отмывания денег и финансирования терроризма, которым подвергается организация
  • Описание механизмов внутреннего контроля, которые организация внедряет для снижения рисков

Для регистрации компания должна представить доказательства профессиональной репутации лиц, выполняющих управленческие функции, и бенефициарных владельцев в CSSF. В компании должно быть не менее 2 лиц, выполняющих управленческие функции.

Первая криптовалютная лицензия была предоставлена ​​в 2016 г. компании Bitstamp.

Швейцария. Согласно Закону о борьбе с отмыванием денег (AMLA) финансовым посредникам, не являющимся членами саморегулируемой организации, требуется лицензия от FINMA. Существуют разные криптолицензии:

  • Лицензия на обмен
  • Банковская лицензия
  • Лицензия инвестиционного фонда
  • Fintech-лицензия

Текущая позиция FINMA заключается в том, что банковская лицензия не требуется, если криптовалюта передается только для безопасного хранения и если она хранится отдельно для каждого клиента.

5) KYC/AML

Учитывая децентрализованность и анонимность технологии блокчейна, криптовалюты могут использоваться в нелегальных целях, что бросает новые вызовы регуляторам стран всего мира. По оценкам Европола в 2017 году 3-4 % доходов от преступлений в Европе отмывались через криптовалюты.

Нормативно-правовую базу регулирования противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма на региональном уровне составляют директивы ЕС, которые опираются в свою очередь на рекомендации FATF (Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) (Financial Action Task Force on Money Laundering — FATF) — межправительственная организация, которая занимается выработкой мировых стандартов в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма (ПОД/ФТ), а также осуществляет оценки соответствия национальных систем ПОД/ФТ этим стандартам). Они периодически выпускаются Европейским парламентом и подлежат реализации государствами-членами ЕС в рамках национального законодательства.

Назовем самые актуальные директивы ниже:

4AMLD (Четвертая директива ЕС о противодействии отмыванию денег)

4AMLD закрепила принцип оценки рисков как основной принцип работы лиц, на которых возложена обязанность проведения AML процедур. Суть его заключается в соизмерении степени риска и тех процедур, которые проводятся для предотвращения противоправных действий.

Но самым масштабным новшеством 4 AML Директивы, которое затронет наибольшее число участников рынка, это введение централизованной системы хранения данных о бенефициарных владельцах. На государства-члены ЕС возложена обязанность организовать хранение таких данных в торговом реестре или любом другом публичном реестре с тем, чтобы сведения о бенефициарных владельцах были доступны любому заинтересованному лицу.

5AMLD (Пятая директива ЕС о противодействии отмыванию денег)

В январе 2020 года вступила в силу 5AMLD. Основные положения 5AMLD, направленные на регулирование крипторынка:

  • Широкое определение понятия «виртуальная валюта» (virtual currency), под которое явно подпадают популярные сейчас криптовалюты. В связи с этим некоторые специалисты уже назвали директиву шагом к жесткому регулированию блокчейна в ЕС.
  • Расширен круг «обязанных субъектов». В их число включены кастодиальные криптокошельки и криптобиржи крипта/фиат. Они теперь обязаны проводить идентификацию своих клиентов и соответствовать AML-законодательству.
  • Национальные институты финансовой разведки получают полномочия на получение адресов и идентификационных данных владельцев криптоактивов в целях противодействия анонимности, связанной с использованием криптовалют.
  • Регистрация или лицензирование криптокошельков и криптобирж
  • Уточнены критерии отнесения третьих стран (не членов ЕС) к категории «высоко-рискованных» (high risk third countries), транзакции с резидентами которых должны подпадать под особо пристальное внимание

Иные изменения 5AMLD, не затрагивающие крипторынок:

  • Увеличение прозрачности информации о трастах, фондах
  • Запрет анонимных банковских ячеек
  • Прозрачность информации о бенефициарных владельцах компаний. Доступ к централизованным реестрам таких бенефициаров теперь стал публично доступным

6AMLD

6AMLD гармонизирует определение отмывания денег в ЕС с целью устранения лазеек во внутреннем законодательстве государств-членов. Более подробно, в ответ на изменение криминальной методологии и законодательных приоритетов, 6AMLD предоставляет список из 22 основных преступлений, составляющих отмывание денег, включая киберпреступления.

Этот акцент на киберпреступности является долгожданным шагом, поскольку стоимость криптовалютных средств, полученных от мошенничества, фишинга и взломов, с тех пор выросла до более чем 20 млрд. долларов, согласно данным Coinfirm.

Национальное AML-законодательство европейских стран.

Люксембург. Законодатель недавно приняли два новых закона, направленных на укрепление системы борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма. Эти законы вносят изменения в люксембургский закон от 12 ноября 2004 г. о противодействии отмыванию денег и финансированию терроризма ("Закон о ПОД/ФТ") и вводят новые требования к регистрации и управлению для поставщиков услуг криптоактивов, которые должны быть зарегистрированы в реестре CSSF.

Как было указано выше, при направлении запроса о регистрации регулятору, компания должна предоставить информацию о рисках, связанных с отмыванием денег и финансированием терроризма, которым подвержена организация в связи с осуществлением такой деятельности.

Компании должны проводить меры должной осмотрительности (customer due diligence), то есть идентифицировать личность клиента на основании документов, если клиент – физическое лицо, а также устанавливать информацию о зарегистрированном адресе, личность главы компании, цель деловых отношений, природу бизнеса, личность бенефициарного владельца, если клиент – юридическое лицо, при установлении деловых отношений (заключение договора, регистрация на платформе), а также в случае разовых транзакций или цепочки транзакций, превышающих 15 000 евро. Компании должны также проводить регулярное обучение персонала, внедрять внутренние процедуры отчетности и предоставлять регулятору необходимую информацию о транзакциях по его запросу, постоянный мониторинг деловых отношений и транзакций, отчетность перед регулятором. Данные требования вытекают из директив ЕС.

Германия. Германия входит в число государств-членов Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) и ЕС. Законы Германии о борьбе с отмыванием денег соответствуют директивам Европейского Союза и рекомендациям ФАТФ.

Требования о соблюдении процедур о противодействии отмыванию денег и финансированию терроризма распространяются на компании криптоиндустрии. Требования аналогичны требованиям директив ЕС и включают в себя создание системы оценки рисков, внедрение мер внутренней безопасности, назначение KYC-офицера, идентификацию личности клиента при установлении деловых отношений либо осуществлении клиентом разовой транзакции свыше пороговой суммы, постоянный мониторинг деловых отношений и транзакций, отчетность перед регулятором.

Швейцария. Согласно швейцарскому законодательству как выпуск криптовалют, так и последующая торговля криптоактивами могут подпадать под требования по борьбе с отмыванием денег. Соответствующей отправной точкой является вопрос о том, занимается ли лицо/компания финансовым посредничеством в соответствии со Швейцарским законом о борьбе с отмыванием денег.

Существуют 2 основные группы финансовых посредников:

  • Регулируемые финансовые посредники, относящиеся к «банковскому сектору» (банки, компании, работающие напрямую с ценными бумагами)
  • Иные финансовые посредники, относящиеся к «небанковскому сектору» (компании, которые на профессиональной основе хранят активы третьих лиц, помогают инвестировать в активы, оказывают услуги по переводу активов).

AML-обязанности финансового посредника в целом схожи с требованиями закона Люксембурга и Германии: компания должна идентифицировать личность клиента, будь то физическое или юридическое лицо, устанавливать личность бенефициарного собственника юридического лица, вести учет транзакций, сообщать о подозрительных сделках регулятору, назначить KYC-офицера.

AML-законодательство сейчас очень схоже как в рамках ЕС, так и за его пределами: страны стараются следовать рекомендациям FATF во имя своей репутации, а также для привлечения иностранных инвесторов. В черный список FATF входят только Северная Корея и Иран, в список стран, которые находятся под особым наблюдением FATF – такие страны, как Албания, Мальта, Кайманы, Пакистан, Панама, Мьянма, Филиппины, Марокко и др.

Пройти тест по материалам урока:
https://forms.gle/zEYYLmu1oSU6sMBu8

Доп. материалы:

1) План действий ЕС https://ec.europa.eu/info/publications/180308-action-plan-fintech_en 

2) MiFID II https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/HTML/?uri=CELEX:02014L0065-20210626&qid=1630488746956&from=EN#tocId31

3) Отчет EBA https://www.eba.europa.eu/eba-reports-on-crypto-assets 

4) Отчет ESMA https://www.esma.europa.eu/sites/default/files/library/esma50-157-1391_crypto_advice.pdf
5) Digital finance package EU https://ec.europa.eu/info/publications/200924-digital-finance-proposals_en 

6) О применении рекомендаций ESMA https://www.simmons-simmons.com/en/publications/ck0bbibrqepe40b59a0g15p8n/100118-esma-and-eba-publications-on-crypto-assets
7) О токенах, описанных в MiCA https://www.arthurcox.com/knowledge/much-ado-about-crypto-the-draft-eu-crypto-assets-regulation/
8) Совместное заявление Европейского центрального банка и Европейской комиссии о цифровом евро https://ec.europa.eu/info/files/210119-ec-ecb-joint-statement-digital-euro_en
9) О применении AML-законодательства участниками криптоиндустрии https://www.linklaters.com/ru-ru/insights/blogs/fintechlinks/2018/june/eu-opens-door-for-cryptocurrency-exchanges-to-apply-aml-rules

10) Coinbase получила лицензию в Германии: https://www.coindesk.com/policy/2021/06/28/coinbase-receives-crypto-custody-license-from-german-regulator-bafin/

11) Об осуществлении деятельности криптокошелька в Германии https://www.planetcompliance.com/crypto-custody-here-is-how-its-done-germany/
12) Закон Люксембурга об AML https://www.cssf.lu/wp-content/uploads/L_121104_AML.pdf 

13) О новом законе Германии о инвестициях фондов в криптоактивы https://www.mondaq.com/germany/fin-tech/1069926/germany-introduces-a-new-law-that-allows-funds-to-invest-into-crypto-assets
14) Закон Швейцарии об AML (AMLA) https://www.fedlex.admin.ch/eli/cc/1998/892_892_892/en
15) Швейцарский регулятор FINMA о видах токенов и правилах ICO https://www.finma.ch/en/news/2018/02/20180216-mm-ico-wegleitung

16) Статистика криптовалют по ЕС https://www.statista.com/topics/3379/cryptocurrencies-in-europe/
17) О правовом регулировании криптоактивов в Германии https://www.dentons.com/en/insights/alerts/2019/november/29/new-german-rules-on-crypto-assets
18) Данные Statista о распространенности криптоактивов в странах мира https://www.statista.com/chart/18345/crypto-currency-adoption/
19) Крипто стартапы из Швейцарии  https://clutch.co/ch/developers/blockchain

20) Договор о функционировании ЕС https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:12012E/TXT&from=EN