Казахстан без Назарбаева?

by Репост Революции
Казахстан без Назарбаева?

Первоисточник статьи

Автор: Тимур Даутов

Сегодня, 19 марта 2019-го года, Нурсултан Назарбаев, 78-летний президент Республики Казахстан, враг рабочего класса и палач Жанаозена, объявил о сложении своих полномочий.

Прогнозы грядущей добровольной отставки Назарбаева в последние пять-шесть лет звучали регулярно и с разной степенью убедительности, но в целом, конечно, были склонны не подтверждаться действительностью. С 1984-го года Назарбаев занимал должность Председателя Совета министров Казахской ССР, а с 1989-го — пост Первого секретаря ЦК КП Казахстана, фактически пребывая во главе республики без малого 30 лет и став рекордсменом среди постсоветских лидеров. Учитывая это обстоятельство, а также специфику политической культуры региона, автор этих строк скорее склонялся к мысли, что итоги правления Назарбаева ему придется подводить уже посмертно, в формате политического некролога. Однако сегодняшнее обращение все же не стало большим сюрпризом и не могло застать врасплох казахстанцев, годами испытывающих на себе кризисные экономические тенденции, наблюдающих дерганые и топорные телодвижения высших эшелонов власти и государства, и давно жаждущих серьезных перемен.

В своем обращении гражданин Назарбаев не стал объяснять, что побудило принять его столь "непростое для себя решение". В первых же предложениях своего выступления он напомнил казахстанцам о том, "как пала советская империя, оставив нам неразбериху и душевную смуту, разрушенную экономику и политику", по всей видимости не уловив всей иронии этих слов, в которых подавляющее большинство наших соотечественников узнает весьма точный диагноз сегодняшнего положения дел страны.

Далее мы услышали: "Нашей триединой задачей стало построение рыночной экономики, демонтаж тоталитарной идеологической системы и модернизация всех институтов общества". И правда — молодая казахстанская буржуазия за годы независимости зашла, пожалуй, дальше всех своих соседей по СНГ в увлечении рыночным фундаментализмом, повальной приватизацией и социальной безответственностью государства, построив в Казахстане капитализм в одном из самых неолиберальных своих изводов на постсоветском пространстве. Рыночная экономика превратила некогда промышленную и технологически развитую республику в аграрно-сырьевой придаток, занимающий периферийную роль в мировой экономике и политике. Вместо «модернизации» и «демократизации» буржуазная контрреволюция в Казахстане привела к обнищанию населения, к болезненной архаизации культуры и общества и к деградации элит и государственных институтов, наделив практически неограниченной властью порочный союз государственной бюрократии и частного олигархата, в чьей среде царят чудовищная коррупция, повальная клановость и клиентелизм, по масштабам, пропорциям и архаизму и близко не сравнимым даже с поздней советской властью.

Буржуазная диктатура, с нищающим населением, едва сводящим концы с концами, с задавленным и бесправным обществом, не имеющим даже базовых демократических прав и свобод — слова, собраний, забастовок, профсоюзов и прочих — и с узкой прослойкой «хозяев жизни», безнаказанных и никому не подотчетных — именно такой оставил нам страну Назарбаев. «Оставил» он ее, конечно, весьма условно — в ближайшей перспективе стоит ожидать более-менее полной преемственности элит (и.о. президента становится спикер Сената Касым-Жомарт Токаев), а за самим Назарбаевым остаются должности председателя правящей партии «Нұр Отан» и председателя Совета безопасности, чьи полномочия в прошлом году были существенно расширены.

Учитывая эти обстоятельства, многие «экспертные» комментаторы и простые граждане скептично относятся к перспективам серьезных перемен курса политики в Казахстане. Марксистский анализ также предостерегает нас от преувеличения роли личности в истории, постулируя, что всякая личность действует в контексте материальных социо-экономических процессов, массовых настроений и движений, и расстановки сил классовой борьбы. Действительно, сам по себе формальный уход Назарбаева с поста президента — не столь важный рубеж, как может показаться на первый взгляд. Однако стоит рассмотреть его в контексте общей траектории новейшей истории Казахстана и важнейших вех последних лет, чтобы понять, что сигнализирует этот шаг и чего следует ожидать в ближайшем будущем.

Назарбаевское правление в каком-то смысле смогло уместить в себе как «ельцинский», так и «путинский» период — экономическую разруху, базовые рыночные реформы и демонтаж советской промышленности и социальных институтов в девяностых годах, и нефтегазовый подъем, консолидацию правящего класса и укрепление государственного авторитаризма в нулевых. Экономическая реконструкция и умеренный рост благосостояния населения, особенно после десятилетия повального обнищания, на протяжении долгого времени обеспечивали политическую стабильность режима, воспользовавшегося этим периодом затишья для полного подавления политической жизни в стране и введения общества в состояние аполитичной летаргии, сочетая репрессивные меры и патерналистское поощрение лояльности.

Громогласным провозвестником грядущих боев и потрясений в 2011 году стала героическая классовая битва нефтяников Жанаозена, утопленная в крови — именно этой расправой запомнится назарбаевский режим всемирному рабочему движению, именно жанаозенским палачом и верным слугой на защите интересов международного капитала Назарбаев войдет в историю. Жанаозен действительно стал во многом важнейшим рубежом — эти события потрясли наиболее передовых и прогрессивных представителей нашего общества и максимально ясно продемонстрировавшим репрессивную классовую сущность режима и компрадорской казахстанской буржуазии. Однако в те дни борьба рабочих Жанаозена оказалась изолированной и не привела к действительно массовым сдвигам в общественном сознании — сыграли свою роль жесточайшие преследования рабочих, агрессивная клеветническая кампания властей по очернению бастующих как проплаченных иностранных агентов, а также сохраняющиеся в существенных слоях населения иллюзии в отношении режима в силу продолжающегося на тот момент экономического роста.

Лишь последующие годы и ощутимые кризисные тенденции смогли существенно повлиять на массовое сознание. В 2015 г. казахстанская экономика начала погружаться в экономический кризис вслед за российской и в целом мировой экономикой, что заставило власти прибегать к схожим мерам — приватизации, урезанию бюджета и жесткой экономии. Уже весной 2016 года крупные города Казахстан захлестнула беспрецедентная волна протестов против либерализации рынка земли и фактической продажи земельных участков иностранным капиталистам. Вот что мы писали во время тех событий:

"Казахстанская экономика особенно резко испытывает глобальный кризис капитализма, и это ��еизбежно влечет за собой недовольство трудящихся. Сценарий экономического падения очень напоминает российский, но начался он позже и его сроки намного более сжаты. По сравнению с 5.8% роста ВВП в 2013 г., в 2015 г. рост сократился до 1.2%, а в первые месяцы нынешнего [2016] года наблюдался уже отрицательный рост. ВВП на душу населения в долларовом эквиваленте сократился практически вдвое, с $12 800 в 2014 г. до $6 800 в 2015 г.: с сентября прошлого года наблюдается катастрофическая инфляция, в результате которой курс национальной валюты упал практически вдвое — естественно, сказывается падение цен на нефть и газ, от которых так зависит казахстанская экономика. Знакомая картина? Как всегда, за кризис приходится платить трудящимся, на чьи плечи ложатся бесконтрольно растущие цены на услуги ЖКХ, дорожающая медицина и продукты питания, а также сокращения производства и увольнения, затронувшие почти половину всех предприятий. Но это еще не все — впереди огромный план приватизаций на 2016-2020 гг., подразумевающий передачу в частные руки того немногого, что до сих пор принадлежало этому самому неолиберальному государству во всем СНГ, в том числе всех международных аэропортов, железных дорог, нефтеперерабатывающих заводов, почты, коммуникаций, а также целого ряда больниц и медицинских исследовательских центров (напомню, что с прошлого года поликлиники и муниципальный транспорт уже фактически отданы бизнесу в свободное пользование). Социальные последствия этого несложно представить, особенно учитывая наглядные примеры ближайших соседей.
Либерализация земельного законодательства — лишь закономерная часть этих более широких планов приватизации и разграбления нашей страны доморощенными и зарубежными олигархами, и спровоцированные ей протесты явились выражением более широкого недовольства нищающих трудящихся Казахстана. Неудивительно, что сумевшие отчасти возглавить нынешние протесты либералы и националисты, будучи рыночными фундаменталистами и западниками, которым либерализация только в радость, оказались в неловком положении. Неудивительно и то, что власти удалось их «купить», включив в состав комиссии по вопросам земельной реформы, сформированной после моратория, наложенного Назарбаевым на принятие поправок в попытке взять ситуацию под контроль. Очевидно, что они пойдут на компромисс и, внеся косметические изменения в формулировки реформы, примутся за «разъяснительную» работу вместе с властью"

В последующие годы эти общие прогнозы в целом подтвердились. Экономический кризис, падение национальной валюты и потеря покупательной способности реальных заработных плат сильно сказалась на уровне жизни и протестных настроениях населения. Властям уже никто не верит — их в лучшем случае терпят.

Карательные меры и репрессивные контрреформы — такие, как фактический запрет независимых профсоюзов — в последние годы оказываются абсолютно не в состоянии сдержать проявления протеста и борьбы — таких, например, как бесстрашные и успешные стачки шахтеров и горняков в Карагандинской области в конце 2017 года. 2018 год запомнился казахстанцам массовыми призывами к отставке министра внутренних дел Касымова и реформе МВД после убийства среди бела дня в центре Алма-Аты олимпийского чемпиона-фигуриста Дениса Тена мелкими ворами автомобильных зеркал. А в феврале 2019 года вся страна была потрясена страшной трагедией: на окраине Астаны — новой столицы Казахстана, где западные архитекторы возводят монументальные стеклянные строения и где власти за огромные деньги проводят такие мероприятия как «Экспо», посвященные передовым технологиям и возобновляемым источникам энергии — в пожаре в небольшой времянке, отапливаемой печью на твердом топливе, погибли пятеро сестер Ситтер (старшей было 13 лет, младшей — 11 месяцев), пока их родители работали на ночных сменах. Это привело к настоящему взрыву недовольства и бунтам многодетных матерей, смело штурмовавших городские администрации в Астане, Алма-Ате и Шымкенте, выдвигавших социальные требования и призывавших к отставке министра труда и соцзащиты Мадины Абылкасымовой.

Приведем еще одну цитату из той же статьи 2016 года:

"Важно понимать, что в стране, где практически не существует даже буржуазно-демократических свобод и независимых от власти СМИ, и где принципиальная аполитичность и отчужденность от несуществующей политической жизни было до сих пор абсолютной нормой, степень, в которой государство готово прибегать к карательным мерам и репрессиям — это, пожалуй, единственный надежный показатель реальных настроений общества и прочности позиций режима. То, что люди, выходившие на акции протеста с конца апреля, и в особенности те, кто отважился выйти вчера, не были расстреляны полицией и, судя по всему, не будут подвергнуты серьезным судебным преследованиям, говорит о том, что режим не в том положении, чтобы пойти на такое, поскольку чувствует, что даже та пассивная поддержка, которой он до сих пор пользовался, ускользает у него из-под ног — и что это явление явно шире, чем несколько тысяч вышедших на улицы казахстанцев".

Назарбаевский режим пошел на уступки. В середине февраля в отставку был отправлен вышеупомянутый Касымов, а в конце месяца — все правительство. Власти постановили увеличить пособия для многодетных матерей, новое правительство (в состав которого не вошли наиболее ненавистные министры) пообещало повысить зарплаты работникам бюджетной сферы. Наконец, в отставку ушел сам Назарбаев. В контексте всех этих событий и процессов его уход может говорить только о том, насколько остро власть ощущает хрупкость своего положения, и что она готова на столь серьезные упреждающие шаги, лишь бы успокоить гнев широких слоев трудящихся и предотвратить настоящий социальный взрыв в стране.

Это важнейший фактор для понимания текущего момента и положения дел в Казахстане. Не получится просто отмахнуться от этого шага как от символической рокировки в высших эшелонах власти, выдавая высокомерный и близорукий цинизм за мудрость — с учетом социо-экономической ситуации и кризиса капитализма, протестные настроения трудящихся казахстанцев не имеют никаких тенденций к спаду, а запрос на демократические преобразования и социальные реформы высок как никогда. Любой преемник Назарбаева — будь то и.о. президента Токаев или какая бы то ни было другая фигура из нынешних элит, которая может прийти к нему на смену по итогам выборов в этом или следующем году — будет вынужден идти на дальнейшие уступки.

Значит ли это, что следует ожидать немедленного подъема новых протестных волн, массовых движений и эпизодов классовой борьбы, вдохновленных уходом Назарбаева? Безусловно, нет. Часть общества действительно может ожидать положительных реформ от смены главы государства, дальнейших послаблений, либерализации и т.д. — как это произошло в соседнем Узбекистане после смерти Ислама Каримова.

Также нельзя оставить без внимания те тревоги, которые могут испытывать многие казахстанцы по поводу отставки Назарбаева. Много лет мы жили под тенью неопределенности того будущего, что нас ждет после «транзита власти» (хоть под этим эвфемизмом скрывался, как правило, намек на сценарий менее гладкой передачи полномочий президента — например, в случае смерти Назарбаева). Больше всего опасений вызывала судьба тех немногих положительных черт нашего общественного, культурного и государственного устройства, которых нас, казалось бы, еще не лишили. В особенности это относится к нашему многонациональному и многоязычному обществу, способному жить в межэтническом мире и солидарности; относится это и к нашему светскому укладу жизни, межконфессиональному пониманию и широкому неприятию религиозного фундаментализма, в частности исламизма; это относится и к «многовекторной» внешней политике нашей страны, нацеленной (якобы) на добрососедские отношения в регионе и сотрудничество со всеми крупнейшими игроками на мировой арене.

Но разве можно закрыть глаза на все те последствия назарбаевской политики, которые уже давно подрывают все эти ценности? Национализм и межэтническая вражда — инструменты в арсенале правящих классов всего мира, и Казахстан — не исключение. Власти сами заинтересованы в том, чтобы обострять национальный вопрос с целью разделения трудящихся и стравливания их друг с другом. Нынешние элиты держат националистов на коротком поводке, и не так давно мы наблюдали, как внимание общества отвлекалось от насущных вопросов такими инфоповодами, как латинизация казахского алфавита и различные инициативы по переименованию улиц и населенных пунктов. У представителей всех языковых групп Казахстана — как казахоязычных, так и русскоязычных и других — есть легитимные претензии к языковой политике государства, в частности в плане предоставления образования и производства культурной, литературной, печатной продукции на своих родных языках — но причина этого в преступном недофинансировании, коммерциализации образования и культурной сферы как таковых, и это не повод для националистических выступлений и требований. «Светскую» политику властей перевешивают катастрофические последствия ее экономического курса, толкающего множество обнищавших и униженных людей в лапы исламских радикалов и фундаменталистов, а «многовекторная» внешняя политика давно нацелена на продажу страны, богатств ее недр и ее подневольных жителей той империалистической державе или транснациональной корпорации, что предложит купить их дороже остальных.

В конце концов, наши опасения и тревоги по поводу «транзита власти» — это очередное наследие многолетнего назарбаевского правления, которое не оставило никакого доверия властным институтам в глазах общества, никаких иллюзий в элитах, состоящих из некомпетентных и бездарных воров, проходимцев и преступников, никакой веры в то, что эти статисты и временщики смогут обеспечить нам стабильность и мир, что они не растащат и не разворуют то немногое, что осталось.

Терпение трудящихся Казахстана на исходе! Нет смысла надеяться на серьезные изменения в государственной политике и в расстановке сил во власти при сохранении Назарбаевым стратегических государственных полномочий. Недостаточно и ждать его (вероятно, скорой) смерти — того же дожидаются буржуазные и чиновничьи стервятники и шакалы, мечтающие о новом переделе сфер влияния, и в своей погоне за прибылью и лучшими местами в государственном аппарате готовые растерзать страну на куски.

Исход этого передела и определит окончательного преемника на посту главы государства в долгосрочной перспективе. Спекуляции в этом направлении нас интересуют меньше всего — любой глава капиталистического Казахстана будет обслуживать интересы компрадорской периферийной буржуазии и транснационального империалистического капитала.

Мы призываем рабочий класс Казахстана взглянуть на опыт борьбы последних лет, на героизм мучеников Жанаозена, на храбрость горняков и шахтеров Карагандинской области, на решимость всех наших соотечественников, отважившихся неоднократно выходить на улицы и выдвигать свои требования властям. Мы призываем осмыслить итоги этой борьбы и осознать, что права и уступки не дают — их берут. Мы призываем воспользоваться ослаблением нынешнего режима и идти вперед и только вперед. Если мы не хотим, чтобы из всей этой ситуации победителями вышла та или иная фракция правящего класса, олигархата или бюрократии, которая с новой силой примется грабить страну и эксплуатировать трудящийся народ — им нужно противопоставить хорошо организованную и сплоченную классовую альтернативу в виде боевых профсоюзов и революционной партии рабочего класса. Если мы, казахстанцы всех национальностей и вероисповеданий, не хотим, чтобы националисты всех мастей и властные провокаторы нас стравили и утопили силы мира и прогресса в крови в угоду интересам сильных мира сего — мы должны объединяться на основе наших общих интересов и идей пролетарского интернационализма, революции и коммунизма — единственно способных обеспечить нам культурное равенство, экономическое процветание, справедливость и мир.

Другие статьи автора:

Казахстан: «Шахта Ленина будет стоять до конца»

Казахстан: мания регионального величия

March 20, 2019
by Micyni Meinhof
Центральная Азия
Страны Нового Капитализма